Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Внешняя политика Кремля: выбор между империей и региональной державой

Москва, 24.06.2019, 08:34

Для власти все важное и интересное происходит за пределами страны, а внутрироссийская повестка видится незначительной и раздражающей, отмечает Илья Гращенков

Фото: РИА Новости

Кремлю кажется, что все по-настоящему важное и интересное происходит за пределами России. Отсюда и гипервнимание ко всему тому, что о нас говорят или даже думают, в любой точке мира за пределами государственной границы. Это когнитивное искажение называется амплификацией – вложение в достижение цели больше усилий, чем необходимо, или проще говоря, попытка "убить комара микроскопом". Данный тип искажения влечет за собой массу других: иррациональная эскалация (мой выбор – всегда правильный!), т.н. "слепое пятно" (или в своем глазу соринку не замечаешь…), "нулевой риск" (предпочтение контролируемой, но потенциально более вредоносной ситуации) и так далее. Наша власть уверенно собирает всю коллекцию когнитивных искажений, особенно, когда это касается т.н. международной политики.

Назначение Мезенцева: Россия снова наступает на те же граблиМихаил Бабич в отличии от предыдущих послов России в Белоруссии вел себя в Минске принципиально, отстаивая национальные интересы, считает Виктор Алкснис

По этой же причине, кстати, все происходящее внутри России видится незначительным, раздражающим, возникает эффект бинокля. Поэтому все призывы к власти, что хватит искать свое счастье в Венесуэле, ЦАРе и Сирии – бесплодны. Митингующие у парламента Грузии, зубоскалящие у украинской Рады – вот кто по-настоящему важен для обладателя бинокля, который видит эту проблему в несоразмерном масштабе (тогда как, смотря в бинокль с другой стороны, внутренние проблемы видятся несоразмерно крошечными).

Россия перестала быть Империей, но так и не стала региональной державой. Этот важный качественный переход не был осуществлен и сегодня две принципиально разные модели "выхода извне" конкурируют друг с другом, обнуляя взаимные усилия. Империя рвется в далекое зарубежье, влиять на Африку и Южную Америку, без каких-либо финансовых интересов, но ведомая жаждой власти, как некогда уплывали римские легионы на холодный Альбион. Региональная держава – это попытка восстановить постсоветское пространство на новых условиях. То, чем должно было стать СНГ, но в итоге не стало, так как вмешалась Империя (Русский Мир и вот это все) и потребовала своего.

Кто такие русские и почему мы помогаем Донбассу?Русский – это вопрос не биологии, а аксиологии

Возможно ли сегодня возвращение к данному подходу – к стратегии региональной державы, как, скажем, Канады или Австралии? Возможно, причем самым естественным путем. Прекратить эскалацию в отношении самих себя, свернуть, а вот тут будет сложно, имперские проекты, провести очередную "перезагрузку". Кажется, когда о транзите власти только начинали говорить, у многих была надежда на "Перестройку 2.0", которая как раз подразумевала подобные шаги. Однако, пойдя в этом направлении, страна как-то застряла между двух концепций, чем вызывает некоторое раздражение в обоих лагерях. Для сторонников Империи – мы недостаточно жестки, для сторонников регионализма – чересчур много сил растрачиваем по пустякам.

К сожалению, стоя в этой неудобной позиции, мы серьезно рискуем. Ельцин бы, пожалуй, назвал бы ее "политической раскорякой", которая так и подначивает наших конкурентов на всякие необдуманные действия. Мимо тещиного дома, как известно...

 

Илья Гращенков генеральный директор Центра развития региональной политики

Çàãðóçêà...