Дмитрий Журавлев: Политбюро ЦК КПСС – высший орган власти и стержень советской религии

Москва, 03.09.2017, 14:51

По своей сути советское общество было теократическим, где коммунизм был религией, а партия церковью, исповедующей и организующей эту религию, отмечает директор Института региональных проблем

Хотя советская власть приказала долго жить уже четверть века назад, стойкий интерес к тому, как функционировала эта власть, до сих пор сохраняется и у профессиональных историков и политологов, и у рядовых граждан. Причина этого состоит в том, что очень многое в постсоветской России выросло из её советского прошлого. Происходящее сегодня нельзя понять, не поняв этого прошлого.

Ключевую роль в жизни советского государства играло именно Политбюро ЦК КПСС. Чтобы понять его роль, нужно осмыслить роль самой партии в жизни СССР.

Партия в СССР – это не то, что партии в современной России или в другой стране мира. Хотя по форме до 1977 года партия в СССР была общественной организацией и её решения не были обязательны для органов государственной власти. По сути КПСС была органом государственной власти, более того становым хребтом этой власти. Да решения партии не было формально обязательным для органов государственной власти, зато они были обязательны для членов партии работающих в органах государственной власти. А поскольку члены партии составляли большинство в органах государственной власти и в руководстве любых общественных организаций СССР, то фактически решения партии определяли всю жизнь советского общества. Это, во-первых. Во-вторых, именно партия монополизировала кадровую политику (подбор кадров) во все органы государственной власти. В стране, где государственный контроль над назначениями государственных чиновников, означало контроль над всеми сферами жизни общества. Таким образом партия определяла жизнь страны.

Но дело не только в этом. Поскольку главным в жизни советского общества была идеология, именно наличие идеи коммунизма, служение этой идее отличало это общество от других. По своей сути советское общество было теократическим, где коммунизм был религией, а партия церковью, исповедующей и организующей эту религию. И это тоже превращает партию в становой хребет не только системы власти, но и всего общества.

Партия – центр страны, а Политбюро – центр партии. При том, что формально Политбюро не было высшим органом партии. Высшими органами партии были съезд и пленум ЦК. Политбюро должно было исполнять решения пленумов и съездов.

В действительности всё было с точностью до наоборот: Политбюро принимало основные решения, а съезды и пленумы лишь формально утверждали их.

Чтобы понять причину этой метаморфозы нудно вспомнить историю возникновения и функционирования Политбюро в 1917-1922 году (в эпоху Ленина). Впервые Политбюро появилось осенью 1917 года, как орган политического руководства будущим восстанием.

После захвата власти Политбюро тихо скончалось без видимых политических последствий. В 1918-1919 году существовало бюро ЦК без четко определенных функций и задач. И лишь на VIII съезде в 1919 году было восстановлено Политбюро. Причем основания для его создания приводились следующие: в условиях Гражданской войны члены ЦК на фронтах не могут полноценно принимать участие в его работе, следовательно, нельзя собрать кворум и принять решение, поэтому из тех членов ЦК, которые постоянно работают в Москве формируется Политбюро, которое берет на себя принятия основных решений с последующим утверждением их ЦК. Косвенным подтверждением верности такого обоснования служит тот факт, что один из самых влиятельных и близких к Ленину членов партии Григорий Зиновьев, находящийся в Петрограде, был избран всего лишь кандидатом в члены Политбюро. Очевидно, что в таком случае политбюро может рассматриваться как временный орган, и по окончании войны и возвращения членов ЦК в столицу, он мог потерять свое значение.

Но дело в том, что по завершению Гражданской войны изменилось не Политбюро, а само ЦК.

В 1923 году Ленин пишет статью "Как нам реорганизовать Рабкрин", в которой рекомендует XII съезду РКП расширить состав ЦК за счет рабочих до 50-100 человек. Совет вождя был выполнен на XII съезде. В члены и кандидаты в члены ЦК выбрали 57 человек, а на следующем съезде – 88. Правда пролетариев от станка среди них не было. Это были те же советские и партийные функционеры, но само изменение численности изменило роль ЦК в жизни партии. Орган из 88 человек не мог брать на себя оперативные решения. Во-первых, потому что такое количество людей невозможно собирать слишком часто – еженедельные заседания ЦК заменили пленумы раз в полгода. Во-вторых, в таком большом коллективе просто нельзя вести плодотворные дискуссии, а значит и вырабатывать решения. И наконец, в-третьих, при такой частоте заседаний работа в ЦК для его членов превратилась в почетную, но второстепенную нагрузку, а главной стала работа по той советской или партийной должности в соответствии, с которой они получали место в ЦК. Таким образом ЦК превратилось в подобие непрофессионального партийного парламента, который собирался на короткое время раз в полгода, чтобы одобрить решения, принятые в Политбюро.

Именно с периода 1923-1924 гг. Политбюро сконцентрировало в своих руках всю полноту партийной, а значит и государственной власти. И причина этого была в увеличении численности и неизбежным в связи с этим снижением компетентности ЦК.

После смерти Ленина, а скорее всего ещё во время его болезни, образовался узкий состав – тройка (Зиновьев, Каменев, Сталин), которая определяла решения Политбюро так же, как политбюро определяло решения ЦК. Но борьба за лидерство быстро развалила тройку. Именно эта борьба продемонстрировала все значение Политбюро в жизни партии. Группа, которая имела большинство в Политбюро, объявляла себя большинством партии, а те у кого было меньшинство объявлялись оппозицией, что большинству бороться с ними как с врагами единства партии. И победа над очередной оппозицией сводилась к выводу её лидеров из состава Политбюро.

После окончательной победы Сталина роль Политбюро изменилась, но значения его не уменьшилось. Основные решения принимал сам Сталин, опираясь на мнения своих сотрудников, в том числе и членов Политбюро. Политбюро утеряло роль института принимающего решения, но стало определенным высшим рангом (статусом). Член Политбюро – самый главный человек в стране после вождя. На основании этого определилась роль Политбюро в советской религии. Вождь – живой Бог, а Политбюро его апостолы (святые) этой религии. И эту сакральную роль, существенно усиливающую политический вес, этот орган играл до самой горбачевской перестройки. Портреты членов Политбюро весели по всей стране, с ними ходили на демонстрации и так далее. Во время войны роль Политбюро снизилась. На первый план вышел Государственный комитет обороны. После войны все вернулось в привычные рамки.

Серьезные изменения произошли в 1952 году, когда на XIX съезде был принят новый устав партии. В соответствии с ним Политбюро заменялось Президиумом ЦК – органом более многочисленным, а значит и более слабым. Внутри президиума создавался новый орган – бюро президиума. Явно, как и в 1920-е годы, создавалась организационная форма для перераспределения власти. Одновременно с этим президиум был усилен. Дело в том, что кроме политбюро у ЦК был ещё один орган – Оргбюро, занимающийся кадровыми вопросами. Теперь Оргбюро было ликвидировано и его функции переданы президиуму.

Вскоре Сталин умирает, и тут же состав президиума сокращается. В нем остаются в основном старые члены, входившие в Политбюро до 1952 года. Бюро президиума ликвидируется, но Оргбюро не восстанавливается. Таким образом президиум 1953 года оказывается более могущественным, чем Политбюро 1952. А если учесть, что сакральная роль президиума (Политбюро) стало уже привычной для народа, то президиум стал самым сильным органом власти в стране. И даже вождь станы вынужден был считаться с позицией членов президиума. Недаром Никита Хрущёв, ставший лидером страны в 1953 году, смог избавиться от открытой оппозиции в президиуме только в 1957. Произошло это с огромным трудом и при поддержке обкомов и силовиков. Выведя из президиума так называемую антипартийную группу Молотова, Кагановича, Маленкова и других. В 1958 г. опять же в результате целой операции из президиума был выведен Георгий Жуков. А окончательный контроль над президиумом ему удалось получить только в 1961 году на XXII съезде, выведя из членов президиума ещё ряд лиц в том числе Фурцеву, Аристова и других. С этого момента президиум стал лишь утверждать решения Хрущева. Но даже этот ослаблений президиум оказался достаточно влиятельным, чтобы сместить Хрущева, когда он стал опасен для системы.

После Хрущева президиум снова стал ареной борьбы за лидерство. Но к концу 60-х власть в своих руках сконцентрировал Брежнев. Незадолго до этого президиум снова был переименовал в Политбюро. Причина состояла в том, что после критики Сталина, а потом и критики Хрущева необходимо было опереться на вечные ценности, и такой вечной ценностью стал Ленин. И одним из примеров возвращения к "ленинским нормам" стало возвращения президиуму ленинского названия политбюро.

Самым интересным в этот период стали взаимоотношения между Политбюро и лидером партии. В отличие от своих предшественников Брежнев не пытался навязывать свою позицию Политбюро, а действительно искал консенсус. В этот период Политбюро было органом, принимающим решения. Для выработки этого консенсуса был создан даже не предусмотренный уставом орган –совещание наиболее влиятельных членов Политбюро перед официальным заседанием. На нем согласовывалась общая позиция, которая и выносилась на заседание.

И шутка истории состоит именно в том, что этот механизм, являющийся отражением могущества Политбюро, стал механизмом деградации этого органа. Дело в том, что узкий круг не менялся, со смертью одного члена круг просто сжимался на одного. И когда во второй половине 80-х нужно было спасать ситуацию от узкого круга остался один Громыко. В результате к власти и в Политбюро, и в стране пришли люди, не имеющие опыта управления огромным государством. Политбюро 80-х не смогло спасти ни себя, ни партию, ни страну.

История Политбюро – история победы профессионализма над демократией, и времени над профессионализмом узкой группы.

 

Дмитрий Журавлев – директор Института региональных проблем, специально для Экспертной трибуны "Реалист"