Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

«Светская канонизация»: о феномене культа личности Ленина

Москва, 21.01.2020, 10:13

Образ Ленина начал очень быстро обретать божественные черты. С одной стороны, он простой земной человек, мягкий, демократичный в общении, любящий детей и животных. С другой – это суровый вождь революции, грозный мессия, повелевающий судьбами мира, отметил историк Борис Якеменко

21 января – годовщина смерти Ленина, повод поговорить о феномене его «светской канонизации» общественным сознанием того времени, о феномене культа Ленина, имеющий несомненно религиозную природу и до сих пор изученный довольно мало. 

Культ Ленина оказался самым устойчивым из всех советских культов и продержался почти до крушения СССР. Он имел, несомненно, религиозную природу. Уже в 1920-е годы к Ленину прилагали определение «Моисей» и утверждали, что он «посохом предначертал путь от хаоса к Союзу и Расцвету, и был народом вознесен». Стала формироваться вера в бессмертие Ленина. В подборке газетных и журнальных статей, вышедших в 1924 году и посвященных памяти Ленина, существует много текстов, указывающих на это. «Он с нами всегда, он из могилы будет нам диктовать, будет направлять нас... Он освободит всех». Могила Ленина названа колыбелью всего человечества, что буквально пересекается с пасхальным стихом «Гроб Твой, Христе, источник нашего воскресения». Смерть Ленина в пропаганде стала преподноситься, как жертва, принесенная за всех, как мученичество во имя великой и вечной идеи. «Непобедимый вестник мира, венчанный терном клеветы, пророк, вонзивший меч в вампира, свершитель огненной мечты».

Образ Ленина начал очень быстро обретать божественные черты. С одной стороны, он простой земной человек, мягкий, демократичный в общении, любящий детей и животных. С другой – это суровый вождь революции, грозный мессия, повелевающий судьбами мира. То есть налицо «богочеловечность» вождя, соединение в нем двух начал, божественного и человеческого. Тем более, что покушение на Ленина в 1918 году истолковывалось как сакральная жертва, еще больше приближавшая образ Ленина к Богу.

После смерти Ленина в его память происходит переименование городов, селений, площадей, улиц, присвоение его имени предприятиям и организациям. Возникли предложения предложить руководству поселков и малых городов взять по одному беспризорному мальчику, воспитать его «в духе ленинизма» и присвоить фамилию «ИЛЬИЧ», заменить слово «рабочий» производным от «Ленин», переименовать воскресенье в «ЛЕНИНДЕНЬ» и посвятить его изучению ленинизма.

Мы живем в СССР под названием РоссияНикакие процедуры и заклинания не смогли ничего сделать с общественным сознанием, которое по-прежнему советское, потому что настоящий распад происходит в сознании и языке, с этого все начинается и лишь потом распад оформляется в виде политических решений и геополитических катастроф, считает Борис Якеменко

Начинается широкомасштабная установка памятников вождю по всей стране. Выходят тысячи книг, посвященных Ленину, его статей и работ, становящихся новым священным писанием. «Мы просим, – обращались крестьяне через газету к руководству, – чтобы выпустили книжку о жизни и делах дорогого тов. Ленина и его заветы, чтобы эта книжка была бы нам заместо Евангелия». Во многих крестьянских избах фотопортрет Ленина нередко помещался в красный угол, рядом с иконами.

Когда началось создание мавзолея Ленина, газеты писали, что мавзолей должен превратиться в «место паломничества всего свободного человечества» и затмить собою святыни Мекки и Иерусалима. Лежащее в гробу «как живое» тело вождя производило на «верующих коммунистов» гораздо более сильное впечатление, чем его образ на картинах или плакатах. Таким образом, мавзолей становился памятником и могилой вечно живого бога. Не случайно в советских газетах мавзолей называли «святыней», «неиссякаемым источником революционной энергии».

Ленин в печати и искусстве преподносится как бессмертный, всепроникающий дух. «Ленин всегда живой. Ленин всегда с тобой. Ленин в тебе и во мне» пелось в популярной песне тех лет. В журнале «Огонек» в 1940-е годы предлагалось, если случилась семейная неприятность, не ладится дело на производстве, наступил упадок духа, придти в мавзолей или просто постоять у мавзолея на Красной площади и депрессия уйдет, проблемы решатся. В рабочей среде родилась традиция приносить к мавзолею записки с просьбами и жалобами к Ленину. Возникают «святые места», связанные с жизнью и деятельностью Ленина. В каждой воинской части, на каждом заводе, в каждом колхозе и совхозе устраиваются «часовни» – ленинские комнаты, «красные уголки», само название последних отсылает нас к «красным углам» изб, где был киот с иконами.

 

Борис Якеменко – историк, заместитель директора Центра исторической экспертизы при РУДН

Çàãðóçêà...