Михаил Нейжмаков: При Собянине возросло значение городской политической повестки

Москва, 01.11.2017, 09:13

У московской городской политики долгое время была уникальная особенность. Многие годы здесь федеральная политическая повестка почти всегда перекрывала региональную, напоминает эксперт

Ранний старт фактической кампании по выборам мэра – еще один показатель изменений в политической системе Москвы, которые произошли при Сергее Собянине.

Не секрет, что сразу несколько заметных столичных политиков (Дмитрий Гудков, Андрей Клычков) заявили о своих амбициях в качестве кандидатов в мэры еще в начале 2017 года. Тогда же лидер "справороссов" Сергей Миронов не исключил, что таким кандидатом от его партии на данных выборах может стать глава МО Таганский Илья Свиридов. А еще раньше о намерении баллотироваться в главы города заявлял лидер столичных "яблочников" Сергей Митрохин. Можно сказать, что Сергей Собянин также прожил этот год, фактически, в режиме избирательной кампании. По крайней мере, интенсивность критики в его адрес была даже выше, чем в ходе выборов мэра в 2013 году.

Так что, заявив о готовности идти на новые выборы, действующий мэр ничего не теряет. Зато, возможно, рассчитывает, что интенсивность информационных атак против него после этого может даже на время снизиться. Подобное заявление многие будут трактовать, как показатель – "наверное, Собянин получил одобрение такого шага сверху". Значит, по крайней мере, его противники среди федеральных элит могут пока снизить информационное давление на него и выждать, что будет дальше.

Но это тактический вопрос. Есть и более глобальный аспект проблемы. Потенциальные кандидаты так рано заявляют о своих амбициях и начале кампании, потому что в столице сформировалась общегородская политическая повестка, интересная достаточно широкому кругу москвичей. И произошло это в столь заметном масштабе именно при Сергее Собянине.

У московской городской политики долгое время была уникальная особенность. Многие годы здесь федеральная политическая повестка почти всегда перекрывала региональную. Это хорошо видно на примере целого ряда избирательных кампаний. Например, выборы главы города в 1999 году – это борьба, по сути, не против мэра Юрия Лужкова, а против Лужкова-федерального политика. Кампания противников Юрия Михайловича была жестко привязана к федеральным темам (достаточно вспомнить: "Путина – в президенты, СПС – в Думу, Кириенко – в мэры!"). И сторонники градоначальника отвечали именно отсылками к общенациональной повестке. Отметим яркий пример агитки против другого тогдашнего кандидата в мэры, на тот момент главы Управления делами президента Павла Бородина. На цветной листовке этот чиновник был изображен рядом с Борисом Ельциным со слоганом "Пропили Россию, пропьем и Москву".

Почти 14 лет спустя столица изменилась, а вот городская политика – не так уж сильно. Выборы мэра-2013. Ряд тогдашних оппозиционных муниципальных депутатов напоминали, что Алексей Навальный "даже ни разу не высказывался ни по одному важному для жизни города вопросу". В агитматериалах известного блогера даже критика Сергея Собянина занимала второстепенное место. Почти все "соседи" Навального по оппозиционному флангу среди кандидатов также были фигурами, прежде всего, федеральной политики – Иван Мельников от КПРФ, Николай Левичев от "Справедливой России", а также функционер ЛДПР Михаил Дегтярев, за 7 лет до этого баллотировавшийся в мэры Самары. Единственный оппозиционный кандидат, тесно работавший с городскими протестными группами многие годы, "яблочник" Сергей Митрохин, получил 4 место из 6 и скромные 3,51% голосов.

Если в информационном пространстве региона господствует федеральная повестка, начать предвыборную кампанию серьезному кандидату, тем более политику с ресурсами, можно практически в момент официального старта гонки – и он мало что теряет. Напротив, господство городской повестки требует, чтобы кандидат был в эту тематику погружен как можно глубже и занимался ею как можно дольше.

А выросло значение городской политической повестки именно благодаря глобальным проектам, которые стали проводить городские власти при Сергее Собянине. При Юрии Лужкове одним из ключевых поводов для протеста становилась точечная застройка. Каждый всплеск протеста по подобным поводам охватывал, как правило, лишь несколько соседних дворов. Акции протеста против угроз историческим зданиям могли   иметь большой резонанс, но также, чаще, были не самыми массовыми. При Собянине власти сделали серьезную ставку на инфраструктурное строительство (транспортные развязки, расширение ряда улиц и т.п.), стремление решить транспортные проблемы (в том числе, путем расширения зоны платной парковки), а также масштабно подойти к решению проблемы жилищной (реновация). Но всем известна обратная сторона таких проектов – недовольство против них переросло локальный уровень. В итоге, это серьезно изменило политические практики города.

Другой интересный аспект сложившейся ситуации – насколько фактически ведущаяся кампания по выборам мэра повлияет на президентскую гонку по столице. Традиционно, федеральный аспект российских президентских выборов практически полностью перекрывает региональный. Но, возможно, теперь эта закономерность будет скорректирована и кандидатам в президенты также придется реагировать на информационные поводы, создаваемые в рамках городской политической повестки Москвы.

 

Михаил Нейжмаков – ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций, специально для Экспертной трибуны "Реалист"