Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Путинская элита в лицах: власть в России - не наследство, но целая планета

Москва, 09.04.2020, 02:00

За 20 лет правления Владимира Путина бизнес-элита ушла на второй план, ее место заняли высшие чиновники и руководители госкомпаний, считает Дмитрий Журавлев

Владимир Путин. Фото: AFP

ИА «Реалист»: Как изменились элитные группы в России за 20 лет пребывания Владимира Путина у власти?

Дмитрий Журавлев: В первую очередь, изменилось соотношение двух основных типов элиты – экономической и политической. Если в 1990-е годы экономическая элита главенствовала, а чиновники были лишь наемниками того или иного бизнес-клана, то в 2000-е государственный аппарат стал главенствовать, а бизнес – существовать настолько, насколько ему позволяет государство.

Сегодня элиты – это высшие чиновники и руководители госкомпаний. Ключевой фигурой, определяющей элитный ландшафт, является президент, так как он определяет, кто займет должности в государстве и государственных компаниях. В этих условиях резко возросло значение близости к первому лицу, наличие авторитета в глазах первого лица. При этом роль рядового чиновника резко снизилась. Поэтому группы чиновников сегодня не имеют столь развернутой периферии, как в 1990-е: элитные группы состоят из крупных чиновников и руководителей госкомпаний, а также их узкого непосредственного окружения.

ИА «Реалист»: Кто из элит 1990-х сохранил влияние на политические и экономические процессы?

Дмитрий Журавлев: Изменения в бизнес-элите связаны именно с соотношением чиновничьей и бизнес-элиты. Те, кто этого не захотел замечать, плохо кончили (Борис Березовский), кто не согласился с этим (Владимир Гусинский, Михаил Ходорковский), оказались в эмиграции, кто решил играть в новых условиях не по правилам (Михаил Прохоров) или вообще не играть (Александр Смоленский), потеряли часть своего влияния.

Те же, кто играл по правилам (Владимир Потанин, Петр Авен, Михаил Фридман и т.д.) или принципиально не стал лезть в политику (Вагит Алекперов), сохранили свои богатства и возможность их наращивать. Хотя их влияние на власть резко снизилось. Этому есть две причины: общее снижение влияния бизнес-элиты и невозможность войти в ближайший круг нового лидера, потому что этот круг уже существует, и новые люди там не нужны. Так что резкого изменения в самой бизнес-элите нет, изменилась ее роль в обществе и ушли те, кто с этим были несогласны.

Отдельно стоит отметить «семейный клан» в лице Валентина Юмашева, Татьяны Дьяченко и Александра Волошина. Эти люди не потеряли ни богатство, ни влияние, но они ушли с авансцены в тень. Они не принимают решения, а влияют на них, что для элитной группы - наиболее безопасная и эффективная стратегия. Сегодня это самая зрелая элитная группа – зачаток того глубинного государства, о котором любят порассуждать политологи.

ИА «Реалист»: Можем ли мы говорить о сформированной путинской элите?

Дмитрий Журавлев: Вся сегодняшняя федеральная элита, за исключением некоторых реликтов в бизнес-элите, абсолютно путинская. И чиновничья (куда я отношу и губернаторов), и политическая (депутаты и партии) созданы, выдвинуты и сформированы Путиным. Поскольку власть у нас не наследственная, то она не является неотъемлемой собственностью. В результате элита зависит от того, кто может власть дать или отнять, то есть от президента. Поэтому и генетически, и по сути «политическая элита» в России на 200% путинская.

ИА «Реалист»: На Ваш взгляд, сколько сейчас в России влиятельных элитных групп и кто их возглавляет?

Дмитрий Журавлев: Элитных групп в России много. Каждый, кто смог сконцентрировать вокруг себя большой экономический и (или) властный ресурс, создает тем самым элитную группу. Но поскольку отцом российской элиты является Путин, ключевые элитные группы формируются вокруг лиц, входящих в ближайшее окружение президента. Некоторые из этих людей входят в союзы.

Например, Николай Патрушев и Александр Бортников. Можно говорить о шести группах. Кроме того, сохраняется семейная группа и группа Сергея Кириенко. Формируются группы вокруг спикера Госдумы Вячеслава Володина. Независимо от того, хочет ли этого сам премьер-министр или нет, сформируется группа и вокруг Михаила Мишустина. Слишком велик вес самой должности, рано или поздно планетарная система соберется.

ИА «Реалист»: Есть мнение, что пандемия коронавируса и борьба с ней обострили противостояние элит в России. Согласны с этим утверждением?

Дмитрий Журавлев: В принципе, пандемия могла бы обострить противоречия между элитными группами: проблемы нарастают, кормовая база элиты сокращается. Но фактически, думаю, борьба не усилится, так как у путинской элиты есть общая цель - сохранить нынешнюю систему. И чем хуже будет ситуация, тем большей консолидации потребует выполнение этой задачи.

ИА «Реалист»: Кто входит в ближний круг Путина и влияет на стратегические вопросы развития страны?

Дмитрий Журавлев: На мой взгляд, в ближний круг главы государства входят специальный представитель президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов, заместитель председателя Совета безопасности Дмитрий Медведев, глава «Роснефти» Игорь Сечин, секретарь Совбеза Николай Патрушев, руководитель Администрации президента Антон Вайно, министр обороны Сергей Шойгу, директор ФСБ Александр Бортников, директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин и Юрий Ковальчук. К ним примыкает Алексей Кудрин.

 

Дмитрий Журавлев – директор Института региональных проблем, специально для ИА «Реалист»

Çàãðóçêà...