Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Политический капитал: Жириновский уйдет, а ЛДПР останется

Москва, 18.05.2020, 10:00

ИА «Реалист» продолжает публиковать результаты экспертных опросов, связанных с трансформацией партийной системы России

Владимир Жириновский. Фото: ВКонтакте

Кто входит в число вероятных преемников Жириновского? В чем заключается политический феномен лидера ЛДПР? Если ли будущее у партии без Жириновского? Кто входит в «ядерный электорат» партии? За счет кого ЛДПР может нарастить свой электоральный вес? ИА «Реалист» приводит результаты экспертного опроса на тему «Политический капитал: Жириновский уйдет, а ЛДПР останется».

Эксперты описали несколько сценариев развития партии после ухода ее бессменного лидера:

  • Партия по наследству: от отца к сыну. Владимир Жириновский передаст пост лидера ЛДПР своему сыну Игорю Лебедеву. По аналогии, как во Франции партию Жан-Мари Ле Пена возглавила его дочь Марин Ле Пен.
  • Преемник. Лидером партии становится один из членов ЛДПР или человек извне, поставленный Администрацией президента. Среди претендентов – Алексей Диденко, Александр Курдюмов, Сергей Фургал и Михаил Дегтярев. Есть версия, что партию может возглавить тот, кто ранее вообще не обсуждался. Партия сможет жить и без Жириновского. С коллегиальным руководством и региональными франшизами в правильных руках.
  • «Нет Жириновского, нет партии». У него не может быть преемника, потому что ЛДПР – это и есть Владимир Вольфович Жириновский. Будущего без Жириновского у его партии нет. Но вопрос стоит уже иначе: нужен ли в будущем Жириновский? И, похоже, что ответ – нет. Он уходит в прошлое, его повестку «съели» другие.
  • Русская версия «Слуги народа». Если АП или внешние политические игроки решат использовать бренд ЛДПР без Жириновского, то наиболее перспективным с учетом нынешнего бэкграунда партии является ее ребрендинг в ультрапопулистскую нишу, по модели украинской партии «Слуга народа». В этой нише в качестве возможного нового лидера ЛДПР, не имеющего к партии отношения, могут рассматриваться такие популярные артисты как Максим Галкин, Иван Ургант и Андрей Малахов. Однако существенным минусом этого варианта является крайняя сложность его реализации внутри партии, оргструктура которой сейчас выстроена по «семейному» принципу.

Опрошенные ИА «Реалист» политологи отметили политический гений Жириновского, благодаря которому ему удается сохранять свои позиции во власти:

  • Жириновский – политик с великолепным политическим чутьем. Он всегда точно слышит, чего ждут от политика люди, о чем они мечтают и выдает эти мечты в качестве своей политической позиции или программы. Он всегда говорил о том, о чем говорят у нас на кухнях, в том числе таким же простым и понятным языком.
  • Ему удалось создать образ оппозиционера, но при этом он играет по правилам политической системы и является не противником системы, а ее частью. Поэтому его феномен в том, что он всегда работал на государство, которое и являлось драйвером его успеха.
  • Феномен лидера ЛДПР невоспроизводим. В чем феномен великого артиста? В том, что он великий артист. Единственный в своем роде, как каждый гений. Популистские проекты с яркими лидерами успешны не только в России. Жириновский говорил и говорит то, о чем другие молчат.

В вопросе ядерного электората мнения экспертов разделились:

  • Собирательный образ сторонника ЛДПР. Мужчины среднего и старшего возраста, со средним образованием. Из провинции. Русские. Партия популярна у бывших военных и отсидевших. Антилибералы и антилеваки, люди, стоящие на позиции, что власть не должна быть бюрократичной, скучной, системной, зацикленной на правах, законе, системе. Немного работяги, немного националисты, немного ностальгирующие по Советскому Союзу, немного патерналисты, немного идеалисты, которые верят, что кто-то «большой и добрый» решит за них все их проблемы.
  • Как и у всех партий популистского толка, у ЛДПР нет устойчивого электорального ядра, поэтому часто голоса партии на выборах отдает ситуативно примкнувший к ней избиратель, который голосует из чувства протеста, реагируя на эмоциональные эскапады Жириновского.

Во время кризиса у ЛДПР есть шансы на увеличить свой электорат. Однако с уходом Жириновского партия просядет, но свои 7-10% вполне может сохранить за счет удачных региональных франшиз, а также за счет сохранения популистского курса. Для сохранения ядерного электората необходим второй Жириновский, который не только привлекательную картинку, но и сохранит доверие этого специфического электората, которое строится на эмоции и привычке, а не на логике и аргументах.

Политический консультант, руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев:

«Обсуждение возможных преемников Жириновского проходило уже не раз. Фамилии на слуху. Но я бы предположил, что ЛДПР после Жириновского может возглавить тот, кто ранее вообще не обсуждался.

Политический феномен ЛДПР не отличается от других подобных феноменов. Популистские проекты с яркими лидерами успешны не только в России. Жириновский говорил и говорит то, о чем другие молчат. Среди его сторонников главные характеристики в адрес лидера – честный и смелый. Кто-то над этим посмеется. Но в смелости ему не отказать, как и в понимании ожиданий своей целевой аудитории.

Лидерская партия, если она переживет своего лидера и основателя, приобретает новые качества. Как человек, некогда приложивший руку к победе ЛДПР над «Единой Россией» в городе Волжском, где образ Жириновского не использовался вообще, уверен, что партия может жить и без Жириновского. С коллегиальным руководством и региональными франшизами в правильных руках.

Ядерный электорат ЛДПР – мужчины среднего и старшего возраста, со средним образованием. Из провинции. Русские. Партия популярна у бывших военных и отсидевших. Думаю, что при смене лидера можно задуматься и о симпатиях части молодежи».

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев:

«Партия ЛДПР – это партия Жириновского. Он не просто лицо партии, а ее основной и похоже единственный политический капитал. Новый лидер будет тем авторитетней, чем ближе он к Жириновскому. А самый близкий к нему человек – это сын. И поэтому Жириновский может и должен, с точки зрения его электората, передать партию по наследству. Следовательно, самый вероятный кандидат в приемники – его сын Игорь Лебедев.

Во-первых, Жириновский – политик с великолепным политическим слухом. Он всегда точно слышит, чего ждут от политика люди, о чем они мечтают и выдает эти мечты в качестве своей политической позиции или программы. Причем он рисует именно красивую картинку, не делая поправку на то, насколько она реалистична. Яркий пример – обещание помыть сапоги наших солдат в Индийском океане. Такая позиция политика-волшебника привлекает к нему «простых людей», которые не хотят да и не могут разбираться в хитросплетении политических программ, а ищут четких и простых обещаний которые отвечали бы их мечтам.

Во-вторых, Жириновский, формулируя в качестве своей программы мечты низов, которые противостоят позиции элиты (российской элите наши солдаты на берегу Индийского океана совершенно не нужны), по необходимости имеет образ оппозиционера, но при этом он играет по правилам политической системы и является не противником системы, а ее частью. Такая противоречивая позиция реализуется Жириновским настолько тонко, что не вызывает отторжения у его электората.

Сегодня путем Жириновского пошли ведущие политики мира. К примеру, президент США Дональд Трамп или лидер Франции Эммануэль Макрон пришли к власти как антисистемные, но на деле включенные в систему.

Поскольку специфический электорат Жириновского сохраняется и возможность ЛДПР после ее лидера контролировать этот электорат. Но без Жириновского сделать это будет очень трудно. Необходим второй Жириновский, который не только привлекательную картинку, но и сохранит доверие этого специфического электората, которое строится на эмоции и привычке, а не на логике и аргументах. Их нельзя уговорить они должны поверить. А для того чтобы ему поверили новый лидер должен обладать артистизмом и тонким слухом. Некоторые шансы есть у Лебедева на него как на сына вера переключается автоматически. Но вот поддержать эту веру он должен будет сам, а вот хватит ли у него для этого способностей понять нельзя пока он не попробует.

Электорат Жириновского – это простые люди, которые строят свои политические предпочтения на эмоциях и голосуют сердцем. Таких людей большинство, но большинство из них политически пассивны либо в силу конформизма, а чаще патернализма, голосуют за власть. Поэтому электорат Жириновского – пассионарная часть низов, которая в силу своей активности достигла некоторого успеха став в 1990-е «конкретными пацанами», сегодня стали предпринимателями разного размера. Эти люди в силу своей пассионарности находятся в оппозиции к власти. Но это своеобразная оппозиция. Они не требуют от власти что-то делать, но так, чтобы власть не мешала им жить. Это логика жителей американского запада XIX века – понимание свободы как отсутствия власти.

Поэтому на российском фронтире (Сибирь и Дальний Восток), где отношение к власти традиционно такое же, как на Диком Западе, ЛДПР наиболее популярна и даже получает большинство голосов.

Нарастить свой электорат ЛДПР может либо за счет молодежи, у которой эмоциональная оппозиционность, возрастной признак, или за счет снижения конформизма и патернализма низов, что уже было в конце 1980-х, когда ЛДПР и возникла. Во время кризиса шансы на увеличения своего электората у ЛДПР есть, но вот удержать его после кризиса будет трудно».

Политтехнолог Андрей Перла:

«У Жириновского не может быть преемника, потому что ЛДПР – это и есть Владимир Вольфович Жириновский. Это даже не вождистская партия, это партия поклонников великого политического спикера и шоумена, которым он является. Конечно, можно себе представить, что после его, не дай Бог, кончины (пусть живет 120 лет) партию возглавит его сын. Вроде как партию Жан-Мари Ле Пена во Франции возглавила Марин Ле Пен. Но для этого сын должен быть столь же талантлив, как отец. И взять его фамилию.

Феномен Жириновского невоспроизводим. В чем феномен великого артиста? В том, что он великий артист. Единственный в своем роде, как каждый гений. Гениальность Жириновского – в умении все время балансировать между истерикой и рассудительностью, находить слова, которых ждут его избиратели, но при этом оставаясь лоялистом и даже легистом. Каждая его реплика абсолютно точна, совершенна в своей провокационности и при этом не выводит его за рамки правового поля. Одно слово – гений.

Поэтому никакого будущего у «партии Жириновского» без Жириновского не может быть.

Кто входит в «ядерный электорат» партии? А вот это интересный вопрос. Тут дело в том, что в обществе есть некоторое, немалое (навскидку около 10%) число людей, которые не состоялись, не могли состояться и очень этим недовольны. Но не могут с этим ничего поделать. Они работают охранниками в супермаркетах, таксистами, водителями маршруток, ставят пластиковые окна, копают чужие огороды... Попивают... Они настоящие крепкие мужики, которым не досталось – отчасти по их собственной вине, отчасти «время такое» – настоящей работы и настоящей жизни. Вроде все как у всех, но жена некрасивая, дети скверные, пиво жидкое, водка паленая... Зарплата вроде есть, но маленькая, работа есть, но полупозорная. И лень огромная. И вот эти люди, конечно, считают, что настоящую правильную жизнь у них кто-то украл. Кто-то, у кого есть блат. Кому досталось больше. Я вот троллейбус вожу, а тот, за соседней партой сидел, я его видел давеча, он на «Ауди» ехал... Бизнес у него... И Жириновский создал уникальную вещь. Он дал эти людям политический голос. Он сделал так, что, голосуя за него, эти люди компенсируют свое недовольство и оказывают, фигу остальному народу и власти. Больше, чем их уже за него голосует, их нет. И меньше их не будет».

Политолог Максим Жаров:

«ЛДПР всегда была и до сих пор остается вождистской партией, которая получает голоса электората за счет гиперпопулизма своего бессменного лидера. Все попытки Владимира Жириновского искусственным образом выращивать внутри партии молодых политиков, в перспективе способных возглавить партию, пока не увенчались успехом. В связи с этим, как и прежде, единственным более или менее приемлемым для Жириновского и Администрации президента кандидатом в новые лидеры партии был и остается сын Жириновского, Игорь Лебедев. Однако собственного политического веса Лебедеву в качестве главы думской фракции партии, очевидно, пока не хватает. Поэтому бессменный лидер ЛДПР вынужден по-прежнему вытягивать партию на третье место в нашей партсистеме за счет собственного артистизма и необыкновенного политического чутья.

Будущее ЛДПР после ухода Жириновского на заслуженный отдых, скорее всего, будет либо печальным, либо партию ждет радикальное переформатирование с новым лидером, который может быть делегирован в партию АП.

Как и у всех партий популистского толка, у ЛДПР нет устойчивого электорального ядра, поэтому часто голоса партии на выборах отдает ситуативно примкнувший к ней избиратель, который голосует из чувства протеста, реагируя на эмоциональные эскапады Жириновского. Если АП или внешние политические игроки решат использовать бренд ЛДПР без Жириновского, то наиболее перспективным с учетом нынешнего бэкграунда партии является ее ребрендинг в ультрапопулистскую нишу, по модели украинской партии «Слуга народа». В этой нише в качестве возможного нового лидера ЛДПР, не имеющего к партии отношения, могут рассматриваться такие популярные артисты как Максим ГалкинИван Ургант и Андрей Малахов. Однако существенным минусом этого варианта является крайняя сложность его реализации внутри партии, оргструктура которой сейчас выстроена по «семейному» принципу».

Директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков:

«ЛДПР – партия вождистская, основанная на харизме своего лидера. Поэтому сценариев передачи всего два. Первый – от отца к сыну, депутату Госдумы и главе фракции ЛДПР Игорю Лебедеву. Второй – любому другому, как члены ЛДПР, так и человеку извне, поставленного тем же Кремлем. Например, губернатор Сергей Фургал – хороший пример харизматичного лидера, в отличии от других «соколов» Жириновского, вроде Дегтярева, Диденко или Нилова.

Жириновский – это популистский проект. В России к политике относятся как к шоу, воспринимают ее эмоционально, а не по смыслам, любят шутку, клоунаду, но вместе с тем – жесткость, крайность в требованиях. Жириновский может «переобуться» за пять минут, требовать наказать и тут же помиловать и все его решения будут продиктованы именно «духом русского народа». В этом смысле он абсолютно достоевский персонаж, как Митя Карамазов, всегда на нерве, биполярный и лихой. В общем его успех – в глубоком психологизме, понимании своего электората.

Если ли будущее у партии без Жириновского? Есть. Партия, конечно, просядет, но свои 7-10% вполне может сохранить за счет удачных региональных франшиз (прежде всего на Дальнем Востоке и ЦФО), а также за счет сохранения популистского курса. Да, без Жириновского они утратят федеральный рейтинг и придется отстраивать его за счет регионов, как это происходит в партии «Справедливая Россия», но тем ни менее это вполне возможно.

Ядерный электорат – это антилибералы и антилеваки, люди, стоящие на позиции, что власть не должна быть бюрократичной, скучной, системной, зацикленной на правах, законе, системе. Как правило это совершенно разные слои общества, от маргиналов-алкоголиков, до бизнесменов и самозанятых. Для них власть должна олицетворять лишь «высшую силу» и не лезть к людям, ни с моралью, ни с запретами, зато время от времени радовать всех великими победами, потрясая кулаком. Путин в Крыму, Хрущев в ООН – это как раз такие примеры, где ЛДПР «срастается» идеологией с властью, как коммунистов, так и путинистов.

Однако сегодня у ЛДПР меняется запрос, они становятся еще и партией «здравого смысла», тот уникальный случай постмодерна, когда шут оказывается разумнее своего короля».

Политтехнолог, директор фонда «Прикладная политология» Сергей Смирнов:

«Наиболее вероятный преемник Владимира Жириновского – его старший сын Игорь Лебедев, председатель высшего совета ЛДПР и заместитель председателя Государственной думы. И в этом вопросе Владимир Вольфович не изобретет ничего нового, а просто пойдет по стопам Жана-Мари Ле Пена, который «сделал» свою дочь Марин руководителем созданного им национального фронта. Правда, в отличие от последнего, Владимир Жириновский, едав ли, будет когда-либо исключен из ЛДПР.

Одна из причин успешной политической карьеры Владимира Жириновского – он всегда говорил о том, о чем говорят у нас на кухнях, в том числе таким же простым и понятным языком. Причем не оглядываясь на политкорректность и не боясь прослыть «популистом», «националистом» и т.д. и т.п.  К тому же он умеет эффективно использовать такую вещь как эпатаж (вспомните его знаменитые красные и желтые френчи в конце 1990-х годов), не боится оказаться в центре скандала (потому что умеет перемещать акцент со «скандала» на «в центре Жириновский»). В этом ему с разной степенью успешности пытались подражать самые разные политики, начиная с его бывшего однопартийца и депутата Госдумы Вячеслава Марычева и заканчивая нынешним губернатором Краснодарского края Вениамином Кондратьевым, который, как и Жириновский, даже в официальной обстановке не застегивает верхнюю пуговицу рубашки и распускает галстук. И at last but not least, многие его предложения рано или поздно реализуются российской властью, например, он задолго до Евгения Примакова говорил о необходимости переориентировать внешнюю политику с Запада на Восток и задолго до создания федеральных округов озвучивал идею про генерал-губернаторов.

ЛДПР – это не просто партия «лидерского» толка, это фактически партия одного человека. Как однажды в шутку сказал один мой коллега-политтехнолог, «Жириновскому нужны члены партии только для того, чтобы кто-то из них получал депутатские мандаты, все остальное он делает сам». К этому я бы добавил, что многие из членов ЛДПР на самом деле только мешают Владимиру Вольфовичу. Это понятно даже на уровне языка, ведь ЛДПР – единственная партия, членов партии которой называют по имени ее лидера «жириновцами». Поэтому, пока есть Жириновский (не важно в каком качестве), есть и нынешняя ЛДПР, а потом это будет совсем другая партия, с другим, более узким электоратом и с гораздо меньшей представленностью в парламенте.

Ядерный электорат ЛДПР я бы описал такими словами – немного работяги, немного националисты, немного ностальгирующие по Советскому Союзу, немного патерналисты, немного идеалисты, которые верят, что кто-то «большой и добрый» решит за них все их проблемы. Эта партия в последнее время понемногу наращивает свой электоральный вес, но не столько благодаря своим эффективным действиям, сколько бездействию других оппозиционных партий, в первую очередь – КПРФ. И понемногу «откусывая» у «Единой России» на фоне таких непопулярных действий власти, как, например, пенсионная реформа».

Телеграм-канал «Мастер пера»:

«Михаил Дегтярев имеет серьезные шансы унаследовать ЛДПР. Партийная карьера молодого депутата движима серьезными силами. Дегтярев – племянник вице-президента «Альфы» Олега Сысуева. За Дегтяревым также – групп земляка-самарца Владимира Аветисяна, советника Сергея Чемезова и партнера Анатолия Чубайса. Кроме того, Дегтярев близок к партийному «вождю», оценен им и обласкан. Однако и Алексей Диденко, и сын Жириновского Игорь Лебедев, и сильный теневой лидер партии нижегородский депутат Александр Курдюмов – серьезные оппоненты для Дегтярева.

Феномен Жириновского в том, что он всегда работал на государство, которое и являлось драйвером его успеха. И в молодые годы в Турции, и в бурные 1990-е, когда овладел умами достаточно большой общественной группы. Жириновский был любимцем безденежных военных, разночинцев, националистов, пессимистов и просто городских сумасшедших. Но кроме интересов государства Жириновский ничем сам «не болел», никакими грандиозными идеями, за исключением ряда личных причуд. Он служил и продолжает служить.

Будущего без Жириновского у его партии, конечно, нет. Но вопрос стоит уже иначе: нужен ли в будущем Жириновский? И, похоже, что ответ – нет. Он уходит в прошлое, его повестку «съели» другие.

Электорат Жириновского тот же, что и был ранее, только уже значительно меньше. Это персонифицированный «против всех», это выбор злых мужчин и курящих женщин с рабочих окраин и спальных районов. Конечно, ситуация с коронакризисом меняет политический ландшафт, но социальная напряженность едва ли серьезно добавит капитализации ЛДПР, как и другим партиям системной оппозиции, которые особенно никак себя не проявили в сложившейся обстановке».

Çàãðóçêà...