Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

10 лет Собянина: низкий рейтинг, пластиковый сити и ликвидация Москвы Лужкова

Москва, 21.10.2020, 00:10

Городская история Москвы закончилась на Лужкове и уже вряд ли возродится, считает Илья Гращенков

Сергей Собянин. Фото: РИА Новости

МОСКВА (ИА Реалист). Десять лет Сергей Собянин сидит в кресле мэра Москвы. Сменив Юрия Лужкова и чуть не проиграв Алексею Навальному (тогда врио главы города получил 51,3%, с трудом избежав второго тура), новый градоначальник начал стремительно перекраивать контуры города. В принципе, задача Собянина была ясна – превратить Москву в витрину России. Пластиковую, неживую, выхолощенную витрину, где все на самокатах гуляют по паркам и ходят на бесконечные мастер-классы.

Москва, как купеческий город, антитеза императорскому Питеру, всегда смущала высшее руководство страны. Поэтому Собянин зачистил лавочников, собственников мелких магазинов, старые клубы и хоть какую-то культурную жизнь. Культура Москвы – это бесконечные «локации», центры развития, творчества и «активное долголетие». Здесь почти не осталось места старым московским рок-клубам, заросшим паркам и всему тому, что принято называть «духом города», вместо нее родилась «городская среда». Приезжим – нравится, москвичи – потянулись в Подмосковье.

Собянин много строит. Линии т.н. «метро-2» открыли для общего пользования. При новом мэре открылись десятки станций, загрузили МЦД, построили эстакады. Нельзя сказать, что перемещаться по Москве стало как-то проще, но в целом общественный транспорт получил импульс развития. Чего нельзя сказать о личном транспорте. Визит в Москву на автомобиле – дорогое удовольствие. 380 рублей за час парковки не в самом центре города могут позволить себе немногие. Власть пропагандирует левацкие тенденции: каршеринг, самокаты, такси. Москва перенимает концепции Нью-Йорка и Лондона.

Москва – самый оппозиционный город. Сколько бы мэр не перекладывал плитку, а жители хотят простого: больниц, школ, поликлиник и детсадов. А с этим проблемы – больницы сокращают, вводят безумные эксперименты по экстерриториальной привязке врачей. Работы в Москве тоже немного, вопреки ожиданиям. Много мигрантов. Поэтому рейтинг власти тут не так высок, как кажется. А у политических партий вроде «Единой России» и вовсе самый низкий по стране.

Ясно, что нынешний срок – последний для Собянина. Карантин добил его рейтинг, который начал падать со времен внедрения программы реновации и заканчивая оптимизацией медицины. Но время у него еще есть, как минимум до 2023 года. Правда, по слухам, он давно хочет уйти в систему федеральной власти, где чувствует себя более комфортно, чем на городском хозяйстве. Говорят, что в Кремле ценят Собянина за то, что он – бульдозер. Как скажут, так и сделает, и продавит самое неприятное для москвичей решение, вроде того же режима самоизоляции.

Думаю, что десять лет Собянина москвичи запомнят, как период превращения Москвы из города в сити, агломерацию. Столица превращается в деловой хаб, а его городская культура понемногу расползается по стране. Думаю, что следующие градоначальники будут еще более цифровыми, чем Собянин, и мыслить станут лишь проектами и системами. Городская история Москвы закончилась на Лужкове и уже вряд ли возродится. Если только в художественных образах, но это другая история – сохранение культурного наследия. Музеефикация части быта москвичей, как предмета туристического внимания, а почему бы и нет?

 

Илья Гращенков – директор Центра развития региональной политики, специально для ИА Реалист

Çàãðóçêà...