Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Генерал армии Зиничев: Путин укрепляет силовую вертикаль

Москва, 24.12.2020, 10:47

Президент делает более командным целостным силовой блок, а присвоение звания лишь подчеркивает необратимость процесса формирования силовой команды, полагает Дмитрий Журавлев

Евгений Зиничев. Фото: ТАСС

МОСКВА (ИА Реалист). Президент России Владимир Путин присвоил министру по чрезвычайным ситуациям Евгению Зиничеву звание генерала армии. Соответствующий указ опубликован на официальном интернет-портале правовой информации.

В России на действительной службе находились девять человек в звании генерала армии: министр обороны Сергей Шойгу, его заместители Павел Попов и Дмитрий Буглаков, директор ФСБ Александр Бортников, его первый заместитель Сергей Смирнов, начальник Генштаба Валерий Герасимов, глава Пограничной службы Владимир Кулишов и директор Нацгвардии Виктор Золотов.

С одной стороны, может показаться, что решение президента – рутинная процедура. Как мы видим, министры силовики имеют высшее в России воинское звание – генерал армии. Исключение составляет лишь министр внутренних дел Владимир Колокольцев и не потому, что его обошли званиями, а потому что он носит специальное звание генерал полиции (соответствующие звание генерала армии). Так что это общая и логичная практика. Силовой министр главный в своем ведомстве, значит должен иметь высшее из возможных звание.

Но с другой стороны, предшественники Зиничева на посту министра как-то обходились без этого звания. Конечно, может быть дело в достижении некого единообразия.

Нам кажется, дело не только в этом. Зиничев прошел долгий путь. Как утверждают СМИ, ключевым моментом его карьеры стала работа в Службе безопасности президента. Эта служба сделала его человеком команды. Именно в этом качестве он и возглавил МЧС. Его назначение повысило эффективность взаимодействия между Кремлем и министерством. То же самое было и в случае с назначением Золотова.

Президент делает более командным целостным силовой блок. А присвоение звания лишь подчеркивает необратимость процесса формирования силовой команды.

Но меня спросят: «А раньше разве не было команды? Кто-то не был лоялен?». Нет, конечно, все были лояльны. Но у людей, прошедших разную жизненную школу, не может быть такого взаимопонимания, как у людей, прошедших одну школу.

Речь идет не об усилении лояльности, а об усилении слаженности, что в непростых современных условиях очень важно.

 

Дмитрий Журавлев – директор Института региональных проблем, специально для ИА Реалист

Çàãðóçêà...