Денис Коркодинов: Новые санкции – попытка США повлиять на выборы президента России

Ульяновск, 30.01.2018, 12:39

Главная причина усиления международного давления на Россию связана с укреплением позиций Москвы на Ближнем Востоке и Южном Кавказе, считает эксперт

Владимир Путин и Сергей Шойгу. Иллюстрация: Пресс-служба Кремля

 

Избирательный цикл 2018 года, связанный с выборами президента России, отмечен значительными событиями на международной арене. Попытка государственного переворота в Иране, социальные беспорядки в Тунисе, военная операция "Оливковая ветвь" Турции в сирийском Африне в качестве информационных поводов рассматриваются в контексте их влияния на электоральную активность в России, а также на степень международного давления, оказываемого на российские властные институты в связи с реализацией представленных поводов.

Участие в избирательной кампании действующего президента России Владимира Путина имеет значительный международный резонанс, инициированный со стороны государств, которые, с одной стороны, стремятся к усилению роли России в системе международных отношений, а с другой – пытаются добиться ее ослабления. На фоне резких выступлений политиков США, среди которых особое место занимает сенатор Бен Карлин. 10 января 2018 года он представил американской публике официальный доклад о "нападках России на демократию", а также расширение в отношении РФ политики международных санкций. Данные действия – прямое внешнее давление на выборы главы Российского государства.

Не вызывает сомнений, что в качестве главной причины международного давления на Россию следует выделить рост влияния Москвы на ближневосточный и закавказский регионы. В силу того, что современная российская внешняя политика прямо ассоциируется с личностью Владимира Путина, то участие последнего в избирательной кампании рассматривается большинством международных игроков как "нежелательная мера". Лидеры ряда государств всерьез опасаются, что в связи с очередной победой Владимира Путина внешняя политика России по отношению к их странам сохранит status quo, а их способность влиять на международную повестку окажется под угрозой сопротивления со стороны Кремля.

В понимании Белого дома одной из главных проблем современного мира по-прежнему является ядерная программа Ирана. С Тегераном у Москвы сохраняются дружественные отношения. Попытка государственного переворота в Тегеране, предпринятая в конце 2017-начале 2018 года, не привела к свержению законной власти президента Хасана Рухани, что создало предпосылки для усиления международного давления на Иран со стороны Вашингтона. В целях реализации намеченной цели были организованы социальные беспорядки в Тунисе – государстве, которое стало первым, где сменился режим в период "арабской весны". Расчет инициаторов данных беспорядков состоял в том, что если в Тунисе план по организации государственного переворота (революции) будет успешен, то по принципу "домино" сценарий смены политических режимов будет автоматически распространен на другие страны арабского мира, как это уже было в 2011 году. По замыслу американских политтехнологов, эхо новой "арабской весны" должно было раздаться в Тегеране, что напрямую бы отразилось на политике России на Ближнем Востоке.

Вслед за Ираном и Тунисом "головную боль" для Вашингтона представляет Сирия, с которой у Кремля выстроены союзнические отношения. Оказание международного давления США на режим Башара Асада затрудняет ближневосточную политику России, для которой Сирия имеет стратегическое значение не только в плане борьбы с международным терроризмом, но и как источник энергетических ресурсов. Помимо прочего, поддерживая Башара Асада, Москва руководствуется критериями допустимости международного участия в делах суверенного государства. Подобная политика России является основной причиной раздражения не только США, но и Саудовской Аравии, Катара, а также Израиля.

Не менее важное значение в процессе формирования антироссийских тенденций на международной арене является усиление позиций России в странах Южного Кавказа. Крепкие связи Москвы с Азербайджаном и Арменией, развитие экономического сектора отношений с закавказскими республиками практически сводят к "нулю" стремления Вашингтона получить контроль над энергетическим потенциалом Каспийского региона.

В большинстве своем, американский истеблишмент на фоне предстоящих выборов президента России вновь возобновляет риторику в духе Маккейна 2011 года. Тогда сенатор США Джон Маккейн достаточно жёстко высказался в адрес Владимира Путина, заявив, что российского лидера "может ожидать судьба Каддафи". Подобная риторика однозначно и небезосновательно воспринимается Москвой в качестве попытки дестабилизировать политическую обстановку в России и не признать итоги выборов 18 марта 2018 года.

В этой связи, не удивителен тот факт, что рядовые избиратели подхватывают международные настроения, которые порождают устойчивые фобии в российской электоральной среде. В первую очередь, это отражается на попытках групп поддержки политических соперников обвинить своих оппонентов в сотрудничестве с "американскими спецслужбами". Например, кандидата в президенты России Павла Грудинина открыто критикуют за то, что он, якобы, является "агентом США". В качестве подтверждения этой информации целевой аудитории преподносится поддержка кандидата со стороны лидера "Левого фронта" Сергея Удальцова, некогда уличенного в контактах с сотрудниками Госдепартамента США в целях организации госпереворота в России.

Возникновение подобных фобий продиктовано тем, что США имеют сравнительно большие возможности для влияния на российский избирательный процесс. Такие возможности реализуются как посредством финансовой поддержки ряда кандидатов в президенты России, так и через идеологическую обработку российской оппозиции. Также Вашингтон имеет возможность влиять на мировые медиа-ресурсы, деятельность которых направлена на формирование устойчивого общественного мнения о России как внутри нее, так и за ее пределами. Посредством программы "USAID Russia" финансовую поддержку получают десятки организаций, в том числе и российских, которые прямо или косвенно оказывают воздействие на электоральную активность.

Участие Владимира Путина в избирательной кампании воспринимается Вашингтоном в качестве сигнала о том, что Россия будет по-прежнему укреплять свои позиции в странах Ближнего Востока и Южного Кавказа. Для администрации Белого дома подобное развитие событий крайне болезненно. В силу этого стремление подорвать доверие к выборам, на которых Владимира Путина переизберут президентом России, представляет собой попытку Запада ослабить внешнюю политику России, усилив американское влияние на нее.

Ожидаемо, что результаты президентских выборов в России не будут признаны со стороны США. На фоне политики непризнания итогов всенародного голосования Вашингтон, скорее всего, предпримет попытку ввести в отношении России новый комплекс санкционных мер, направленных на подрыв экономического и политического состояния внутри страны и на международной арене. Окажется ли в этих условиях Россия способной противостоять внешним угрозам, покажет время. Тем не менее, очевидно, что Москва, помимо врагов, имеет и достаточное количество друзей в международном сообществе, которые вряд ли позволят российской действительности приобрести крайне негативные очертания.

 

Денис Коркодинов – политтехнолог, специалист по политическому PR и массовым коммуникациям на территории Ближнего Востока и Южного Кавказа, специально для ИА "Реалист"