Владимир Погосян: Россия должна стать политтехнологичной страной

Москва, 29.03.2018, 15:23

Пора нам перестать быть страной, которая занимается решением исключительно тактических задач, считает эксперт в области международной безопасности

Скриншот с сайта "Первого канала". Программа "Время покажет", март 2018 года 

 

Интервью

 

"Реалист": В эфире "Первого канала" Вы говорили о том, что в Сирии расчищается путь для газопровода из Катара. Спустя некоторое время президент Украины Петр Порошенко договаривается о поставках газа из Катара через Польшу и через Босфор. Как это может отразиться на национальных интересах России?

 

Владимир Погосян: Честно могу сказать, что это не я подсказал Порошенко. Пока нельзя сказать, что это носит глобальный характер с точки зрения национальных интересов России, но отголоски мы уже видим. Основная задача Запада, в частности, американцев – не демократия в Сирии, а территория Сирии, через которую они из Катара проложат газопровод в Европу. Россия и президент Башар Асад мешают их проекту. Их задача состоит в устранении Асада, установлении в Дамаске марионеточного правительства. Они хотят полностью устранить зависимость Европейского союза от потребности в российском газе. Фактически, если мы перестаём поставлять газ, нам его некуда складировать, экономика России начнёт обрушаться. По их замыслу должны начаться социальные волнения в стране. После чего они приступят к операции по расчленению РФ. Конечная задача Запада – развал России. 

Поэтому идёт интернационализация сирийского конфликта, он уже сейчас интернациональный, его планка повышается. В этой связи следует обратить особое внимание на отставку советника президента США по национальной безопасности Герберта Макмастера. Он был один из сдерживающих факторов, выступал против резких движений в отношении Ирана. И вот его убрали. Назначили ястреба-идиота, известного своим авантюризмом ещё в Афганистане. Так что пока вокруг Ирана формируется сценарий военной эскалации. 

 

"Реалист": СМИ пишут о том, что "Газпром" не успеет перестроиться к 2019 году на "Северный поток 2". Мол придётся договариваться о транзите через Украину. Это - продолжение борьбы за Европу?

 

Владимир Погосян: Катар уже поставляет определенное количество сжиженного газа в европейские страны. Отрезание России от европейского рынка может занять некоторое время – от года до четырёх лет, например. Безусловно, ЕС и Украине нужно как-то выживать. Не исключено, что наши будут вынуждены согласиться на продление транзита через Украину. Мы еще не готовы так быстро строить альтернативные маршруты. Я надеюсь, что усилия будут прикладываться в другую сторону. Но если поставки через Украину будут обеспечены, то в любом случае они будут обеспечиваться до определенного времени.

То есть как только проект в Сирии будет американцами запущен и будут построены альтернативные маршруты поставок газа с Ближнего Востока, тогда всё и прекратится. А пока Украина ограничивает определенные объемы газа, готовит себя к поставкам из Катара и других точек планеты. Сегодня она его получает в реверсном варианте. Возможно, это будет дороже, чем они получают с "Газпрома". Но поскольку Украина закусила удила и, можно сказать, ведёт экономическую войну с Россией, они будет двигаться в этом направлении вперёд, встречая поддержку Запада.

 

"Реалист": Турция вошла в Африн. Что означает усиление ВС Турции на севере Сирии с точки зрения национальных интересов России?

 

Владимир Погосян: Для Сирии и сирийского народа этот фактор является раздражителем. Если туда пришли турки, они уже оттуда не уйдут. Мы понимаем какую ценность имеет Африн для Сирии. Турки мечтали туда попасть не одно десятилетие. И вот они попали. Судя по заявлению командующего европейским командованием вооружённых сил США и верховного главнокомандующего объединённых вооружённых сил НАТО в Европе генерала Кёртиса Скапаротти, Пентагон восстанавливает отношения с Генштабом ВС Турции, он находится в постоянном контакте с начальником штаба Хулуси Акаром, у Вашингтона и Анкары есть точки соприкосновения.

Думаю, что в самое ближайшее время будет достаточно серьёзный разворот Турции от России. Потому что, как отмечают сами американцы, Турция – очень важный союзник США. Однако курды являются очень важным элементом американской политики на Ближнем Востоке, особенно в войне с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена на территории РФ). Скорее всего, турки заручились поддержкой со стороны США и НАТО, они найдут баланс сосуществования между турками и курдами. Какую-то часть миротворчества американцы, судя по всему, берут на себя.

Я много раз говорил о том, что необходимо работать с курдами. Ведь в советский период, на протяжении 40-50 лет, они с нами работали. Почему мы сейчас не работаем? Что изменилось? Скорее всего, изменились не только курды, но и мы. Советский Союз был государством духовным, исходил больше из принципа справедливости, а не целесообразности. Хотя и по принципу целесообразности работали. Была миссия, которая привлекала многие страны мира. Россия была сильна не ядерными боеголовками, танками и самолётами, а духовной идеей и миссией, которую многие народы видели. К сожалению, сейчас мы этого не видим. Причем не только мы, но и наши потенциальные партнёры.

Поэтому усиление турков будет достаточно существенным. Боюсь, что мы потеряем курдское направление, если американцы, извиняюсь за сленг, курдов не кинут. Судя по заявлению американского генерала, они сейчас являются буфером между турками и курдами, смягчают Турцию в диалоге с курдами. Не исключено, что сдача Африна была осуществлена по договоренности между курдами и турками – при поддержке США.

Это отголоски прошлых войн. Мы должны понимать, что Вторая мировая война - результат нерешённых вопросов во время и после Первой мировой войны. Вторая мировая также не решила многие вопросы, которые уже начали решать сегодня. Таким образом, мы видим, что ныняшняя ситуация - результат нерешённых проблем прошлого. 

 

"Реалист": Каким образом сирийский театр военных действий может повлиять на Закавказье?

 

Владимир Погосян: Сейчас уже есть информация, правда, не в открытых источниках: США повально вербуют наёмников в беднейших африканских странах. Там можно завербовать человека в боевые отряды за относительно небольшие деньги. Их алгоритм сводится к следующему – даже если потери будут в соотношении 1 к 50, то затяжная война Асадом будет проиграна. К этому они сейчас ведут свою стратегию. Посмотрите, как каждый раз в разных районах Сирии армия Асада принимает участие в боестолкновениях.

Если американцы ударят по Дамаску, где в административных зданиях находятся российские советники, которые также патрулируют улицы, Генштаб ВС РФ будет перехватывать ракеты и наносить удары по пусковым установкам. То есть данная война перестанет быть региональной. Она становится международной и выходит за пределы региона. Если будут нанесены прямые военные удары друг против друга, чего мы не хотим видеть, то в Закавказье ситуация вспыхнет.

Я не сомневаюсь, что Азербайджан в этом случае перейдёт в наступление. Как можно расценивать недавний визит президента Нагорного Карабаха в США? Положительно или отрицательно? Почему сейчас приглашают? Это не плохо, что его приглашают, но надо разобраться в сути происходящего. Его приглашают, что раздражать Азербайджан? Таким образом катализировать Баку, чтобы он начал боевые действия в Карабахе. Или же для того, чтобы продемонстрировать: смотрите, мы принимаем главу НКР в Конгрессе, войны в Карабахе не будет, и не дай Бог её там кто-нибудь начнёт?

Я склоняюсь к первому варианту. Поскольку определённые силы пытаются поджечь всё подбрюшье России. Чтобы под ногами всё горело. Если вспыхнут боевые действия в Нагорном Карабахе, Армения безусловно туда втянется. Хочет того президент Армении или нет. Население само втянется в войну, вместе со всей диаспорой. В этом случае Россия окажется в ситуации цугцванга. Москва будет вынуждена как-то реагировать. Она должна будет занять чью-либо позицию. На сей раз, как 2 апреля, не получится ситуация, при которой Россия останется нейтральной. Она уже сможет быть миротворцем.  Либо ей придётся развернуться и уйти, но этого Россия не сможет сделать, поскольку конфликт касается её жизненно важных интересов.

Визит Порошенко в Катар, поездки в Конгресс и другие события – звенья одной цепи. Хотелось бы думать, что Конгресс пригласил президента Нагорного Карабаха не для того, чтобы катализировать действия Азербайджана. Но я предполагаю, что данный визит был связан именно с этим.

 

"Реалист": Стоит ли ожидать позитивных изменений в российско-американских отношениях?

 

Владимир Погосян: Недавно были слушания в комитете по вооруженным силам Конгресса США. Посмотрите, какая там присутствует риторика. Главком НАТО в Европе говорит следующее: "Президент Трамп ведёт невнятную политику. Он каждый раз находит новые причины, чтобы не вводить новые санкции против России". Из его слов следует, что такое поведение ненормально для главы государства. И он предлагает создать свою администрацию, которая бы самостоятельно реагировала на те или иные шаги России, поскольку (по его мнению) постоянная текучка кадров из Госдепартамента США сделала его недееспособным.

Теперь давайте возьмём ситуацию с Трампом. Что мы сделали, когда началась предвыборная кампания. Начали озвучивать приветствия, возлагать большие надежды, что с его приходом у нас всё изменится. Стали убеждать население, что чуть ли не судьба России находится в руках Трампа. Помните, какая эйфория была на всех телевизионных каналах страны, газетах и портах? Только ленивый не возлагал особые надежды на Трампа. Тактически мы в Америке шорох навели. Но кому нужна тактика, которая не имеет стратегического продолжения? Что мы имеем сегодня в плане стратегии?

Мы видим, как Трампа сегодня везде бьют. Его заставляют работать против России. Хотя он сам говорил, что собирается работать с Россией. Вся его риторика была направлена на обвинения в адрес Обамы и Клинтон, что они довели отношения США и России до уровня абсурда. Чего мы добились? Что Трампа и его команду стали обвинять в сговоре с Россией? В итоге Трамп вынужден доказывать, что он тоже против нас. Мы ограничили его возможности. Такое поведение с нашей стороны недопустимо. Я не знаю, кто является планировщиком всего этого, но могу сказать следующее: это абсолютно безмозглая работа. Для нас был бы лучшим президентом США тот, кто коммуницировал бы с нами по тем или иным глобальным процессам. А сегодня Трамп находится в зоне сильнейшей турбулентности. Поэтому он и выдержал паузу в два дня, прежде чем позвонил Путину после победы последнего на выборах. Может у него был порыв вообще позвонить через пять минут, но он понимал, чем это закончится.

Нужно думать на месяцы, годы, десятилетия вперёд. Пора нам перестать быть страной, которая занимается решением исключительно тактических задач. Мы должны становиться политтехнологичными.  

Что касается США, то у них сложилась непростая ситуация внутри. Американцы сами говорят и признают, что у них проблемы с мобилизационным ресурсом. Они пытаются как-то разрешить это дело: пошли на введение военных кафедр в элитных университетах. Известные генералы читают курсы по войне и стратегии в Гарварде и других вузах. У США также серьёзные проблемы с наращиванием личного состава - полностью контрактная система убила мобилизационную систему, негде брать военных. Сегодня это более чем узкая часть американского общества: военные и их семьи составляют где-то 2% населения страны. Уважаемая в обществе, но очень узкая элита. Так что американцы - плохие вояки на длинной дистанции.

 

"Реалист": Выборы закончились. Страна нуждается в экономической мобилизации. Есть ли у Вас рецепт того, как это можно сделать?

 

Владимир Погосян: В первую очередь, страна должна становиться внутри справедливой. Слишком много различных игр между политическими и экономическими группировками. В принципе это можно считать одним целым. Как говорится, политика – бизнес высшего пилотажа. Долго идти на энтузиазме народа и любви к президенту не получится. Я голосовал за президента. Многие отдали свои голоса. Был оказан вотум доверия. Теперь в стране должны произойти серьёзные и радикальные изменения.

Мы много лет говорим о необходимости перестать кошмарить бизнес. Этого не происходит. Его как кошмарили, так и кошмарят. Во-вторых, борьба с отмыванием денег в банках дошла до абсурда. У кого-то маниакальная шизофрения. Мы не даём бизнесу работать в плане банковского сектора. Любой трансфер является подозрительным. Перевод с выше 5 млн рублей по экспорту уже попадает под непонятные подозрения. В стране не существует понятия "международный бизнес". То есть, если человек купил товар в Гватемале, а продал его в Мозамбике, сделка считается подозрительной по одной простой причине – потому что это без ввоза и вывоза из страны. Это абсурд. У свободного предпринимателя есть свои деньги, он купил товар, затем его продал и отчитался перед валютным контролем за чистоту сделки. Если не отчитался, другой вопрос.

То, что сегодня происходит в банковском секторе – колоссально сдерживает развитие бизнеса. Безусловно, мы должны производить внутри страны. Но сегодня должен быть экспорт. Мы должны больше экспортировать, чем импортировать. Как с такой банковской системой его наладить? Когда в банках сидят "легализаторы", некомпетентные люди, которые не понимают, какими документами надо обложиться. И мы хотим, чтобы страна дала резкий скачок вперед.

От разных политологов доносится чушь: "В стране огромная масса денег". Пойдите и попробуйте получить деньги в банке. Если Вы возьмёте миллион рублей, то должны будете оставить залог на 1,3 млн рублей. Это в лучшем случае. Ещё собрать кучу бумаг, застраховаться. А страховая компания возьмёт с Вас ещё 10%. Кому такой кредит нужен?

До президента должна доходить истинная информация о состоянии дел в бизнесе. В любой стране мира, где есть развитая экономика, основная часть бизнеса принадлежит малым и средним предприятиям. Это куча кафе, ресторанов, парикмахерских, экспортёры любого уровня и тд. Бизнес не должен бояться банков. Надо оптимизировать работу банков, чтобы любой бизнесмен чувствовал себя легко и свободно. И самое главное – должен быть обеспечен доступ к деньгам. Если у человека колоссальные проблемы в получении кредита, страна не будет развиваться, чтобы ни говорили. Невозможно. Весь мир живёт и развивается за счёт малого и среднего бизнеса, а не за счёт транснациональных компаний. Это нужно чётко понимать. Если мы избавимся от этого маразма, поверьте, ничего нам не помешает, даже санкции. Страна начнёт развиваться высокими темпами.

У нас самая дорогая логистика, очень дорогие железнодорожные тарифы и портовые расходы. Дорогой фрахт. Он может стоить $25 за тонну (перевозка), а потом резко вырасти до $50. У всех цена одинаковая: плюс – минус один доллар. Где работа антимонопольной службы? Возьмите Поволжье. Никто не обращает внимание на логистику. В этом секторе надо наводить порядок. Не должны цены в портах изменяться в два раза. В этом году наблюдается острая нехватка железнодорожных вагонов для перевозки пшеницы. Люди становились в очередь – месяцами ждали вагоны. Куда вагоны ушли, ребята?

Тарифы нужно сокращать. Расходы оптимизировать. У нас логистика не должна быть дорогой. Вот тогда нам в плане экспорта равных не будет. Проблема в том, что мы не всегда можем быть конкурентоспособными перед европейцами. У нас Иран под носом. Но Вы попробуйте провести платежи в Иран. Если мы такая независимая страна, что же тогда наши банка шарахаются в вопросах получения денег из Ирана за поставленный товар из России? Идите получите. В некоторых банках созданы комиссии из топ-менеджмента, которые отдельно рассматривают каждую операцию с Ираном. Если это продовольственная группа, чего бояться?

Если мы независимая страна, то давайте себя вести, как независимая страна. У нас под носом 80-миллионный рынок. Туда устремилась вся Европа, США, Канада. Они работают. Уполномоченные банки работают. Почему у нас эти проблемы? Почему бизнес смотрит с опаской на наши банки? У меня вопросы к банкам: мы чьи интересы защищаем, ФРС США? Или мы защищаем собственные национальные интересы? Когда я услышу от бизнесменов, что у нас нет проблем с переводами в Иран, тогда я скажу, что мы действительно стали независимой страной. Но сегодня этого нету. И так во всём. Мы должны становится независимыми, а не просто декларировать.

 

Владимир Погосян – бывший помощник главного советника президента Армении по национальной безопасности, специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...