Вячеслав Зиланов: Арктика – арена противостояния России и НАТО или арена сотрудничества?

Москва, 13.06.2017, 01:18

Неарктические государства ищут в Арктике "свой" Северный морской путь, полагает эксперт

 

Интервью

 

 

На вопросы Экспертной трибуны "Реалист" отвечает заместитель министра рыбного хозяйства СССР, заслуженный работник рыбного хозяйства России Вячеслав Зиланов.

 

"Реалист": На фоне нестабильности Ближнего Востока всё громче раздаются голоса китайцев, японцев, корейцев и индийцев относительно использования Северного морского пути. Какие вы видите здесь перспективы для России?



 

Вячеслав Зиланов: Прежде всего, я бы хотел обратить внимание на то, что Северный Ледовитый океан с прилегающими морями – самый небольшой океан в мире. Он по площади в 10 раз уступает Тихому океану, не менее чем в 5-6 раз – Индийскому и Атлантическому. Дело в том, что Арктика, как было принято столетиями говорить, что это кухня погоды северного полушария. Это действительно так. На это внимание обращали в своё время и Ломоносов, и Вернадский. В советское время Арктике уделялось огромнейшее внимание. Во-первых, велись исследования, вплоть до создания первых в мире дрейфующих полярных станций. Во-вторых, велись исследования по освоению Северного морского пути и воздушного пространства над Арктикой как наиболее укороченного пути между Европой и Америкой, СССР и Америкой. Здесь тоже мы не избежали ряда трагедий. Все это дало возможность посмотреть на Арктику глазами исследователей, политиков. То, что проводилось в 1930-х годах в предвоенный и в послевоенный периоды в Арктике, наверное, сейчас бы политологи и другие знатоки политических реалий назвали бы "Арктической доктриной Сталина", потому что под руководством Иосифа Сталина проводились все эти большие, затратные работы.

Сейчас в новых геополитических условиях наибольшее значение Арктика имеет в следующих направлениях. Я беру хозяйственную деятельность, прежде всего, транспортную систему, Северный морской путь. Второе направление – это разведка и разработка углеводородных запасов. Третье – рыболовство, и не менее важно – это безопасность государств, которые являются арктическими, таких пять: Россия, Норвегия, Дания (в отношении Гренландии), Канада, США. Остальные государства, которые примыкают к этому арктическому клубу, и почему он только из пяти стран состоит, потому что их шельфы и их двухсотмильные зоны образуют замкнутое пространство в Северном Ледовитом океане и прилегающих морях, являются приарктическими.

Последнее вызвано тем, что имеется и такое географическое понятие, как Северный полярный круг. В пределах этого круга приарктическими государствами являются Исландия, Швеция, Финляндия. Вмести с тем их часто относят к арктическим государствам, что, по моему мнению, некорректно. Но в последнее время клуб арктических и приарктических государств искусственно расширился.

Непродуманные решения по расширению арктического клуба, это моя личная точка зрения, были приняты, в своё время, и при согласии России. И вдруг наблюдателями в арктическом клубе оказались Китай, Япония, Корея и другие. Все они претендуют, прежде всего, на освоение Северного морского пути, и конечно "заглядываются" и на минеральные ресурсы, прежде всего, углеводородное сырьё. Их запасы в Арктике значительные, порядка 500 млрд тонн условного топлива. Запасы только на российском континентальном шельфе составляют порядка 100-120 млрд тонн условного топлива. Четыре из открытых здесь месторождений - самые крупнейшие в мире. Вот где большое поле для международного сотрудничества!

Анализируя те действия и шаги, которые предпринимают неарктические государства в Арктике в связи с её потеплением, освобождением ото льда, можно прийти к выводу, что они ищут «свой» Северный морской путь. И чтобы он располагался севернее, за пределами нашей освоенной трассы Северного морского пути, и даже за пределами нашей 200-мильной зоны. Делается это для того, чтобы: во первых – сократить расстояние, поскольку более короткий путь – это через Северный полюс, и во вторых, понимая хорошо, что Северный морской путь по тому маршруту был освоен СССР и Россией; надо будет считаться с нашими правилами, затратами на обслуживание ледоколов и т. д. Они стремятся освоить тот северный арктический маршрут, который не будет связан с этими затратами. Первую такую проводку сделали китайцы два года назад. У них построен ледокол, дизельный ледокол, сейчас они строят ещё один ледокол, более усиленного класса. И, конечно, Китай рассматривает Арктику, прежде всего, как транспортную артерию. И здесь трудно что-то возражать, но климат арктического бассейна, всей Арктики и северного полушария во многом зависит от чистоты Арктики, от сохранения её первозданной природной среды. В этой связи возникает вполне логичный вопрос: "А выдержит ли хрупкая арктическая природа повышенную нагрузку за счет предполагаемого увеличения, и многократно, проводки судов с грузами по ее арктическим пространствам?". Ведь при этом неизбежно загрязнение арктической среды.

В этом году, который объявлен Всемирным годом экологии, мы продолжаем очищать Арктику от тех бед, которые мы натворили при её прошлом массированном изучении и освоении. Этот вопрос не снят с повестки дня, и он один из самых главных. Добавлю ещё одну проблему, которая есть в северо-западном секторе Арктики, где ведётся активное рыболовство, районы северной части в Гренландском море, Норвежском море, Баренцево море. Здесь есть проблемы в связи с тем, что Норвегия объявила двухсотмильную рыбоохранную вокруг Шпицбергена, которую не признает Россия и целый ряд других государств. Это создаёт политическую напряженность в данном районе. С этой проблемой сталкиваются, в первую очередь, Россия и другие арктические государства.

Не будем забывать, что Арктика - это арена противостояния НАТО, куда входят 4 из 5 арктических стран – Норвегия, Дания, Канада, США. Как говорят в народе, "с этими "друзьями" ухо надо держать в остро". Поэтому вопросы безопасности тоже имеют место в Арктике.

 

"Реалист": В середине мая глава МИД России Сергей Лавров заявил, что угрозы возникновения конфликта в Арктике нет. То есть, получается, мы сознательно закрываем глаза на эти проблемы?

 

Вячеслав Зиланов: Сергей Лавров говорит языком дипломатии, так же как и американцы – "мы не видим каких-либо угроз в Арктике". Но давайте откроем глаза на то, что известно в СМИ, и на то, что неоднократно заявляла и американская, и российская стороны. Где дежурят подводные лодки НАТО и прежде всего США со стратегическим вооружением? У арктических берегов России. Это самый короткий путь достичь, имеющимися ядерными ракетами на этих американских подводных лодках, всех центральных городов России. Где можно противостоять России, чтобы знать, откуда идёт угроза? Тоже в Арктике. Да, мы заявляли и заявляем, что мы не сторонники напряженности в Арктике. Но мы знаем, что недавно самолёты НАТО, базирующиеся в Норвегии, не раз вклинивались в нашу зону. Да, это не запрещает международное право, но каждый такой полет должен отслеживаться и предотвращать угрозы, что и делают российские вооружённые силы, его Северный флот.

Не надо закрывать глаза и увещевать, что здесь "все хорошо, прекрасная Маркиза". До сегодняшнего дня нет никакой договоренности между ведущими государствами мира, США и РФ, которые обладают самым мощным подводным атомным флотом о правилах расхождения атомных лодок. Это соглашение предлагалось американцам в советское время, такое соглашение предлагалось американцам и уже Российской Федерацией, но в ответ молчание. А мы знаем, к чему могут приводить взаимные наблюдения непосредственно подводных лодок мнимого противника…вплоть до столкновения. Есть правила предупреждается столкновения флота надводного, военного и гражданского. Почему такой договоренности нет по подводному флоту? А потому чтобы были развязаны руки одной стороны – что хочу, то и делаю. И дежурство подводных лодок НАТО у наших северных берегов, к сожалению, носит постоянный характер.

Что касается рыболовства в Арктике, то оно тоже вызывает определённые беспокойства в связи с тем, что в центральной части северного Ледовитого океана за пределами двухсотмильных зон 5 арктических государств образовался район – анклав или, как его называют, «ледовый анклав», в котором промысел морских ресурсов могут вести все государства, в том числе и неарктические. Естественно, на основании Конвенции ООН по морскому праву 1982 года с использованием прав и несении ответственности. Этот район сотни лет был закрыт льдами. В связи с потеплением Арктики он освобождается от льдов. Есть опасения, что в этой открытой части Северного Ледовитого океана, а её площадь – 2,8 млн кв.км, а это почти две площади Баренцева моря, и здесь может начаться нерегулируемый, браконьерский промысел.

Россия, которая имеет наиболее протяженную линию двухсотмильной зоны, примыкающую к открытой центральной части Северного Ледовитого океана, прежде всего будет уязвима. Необходимо заключение соглашения по предотвращению незаконного, нерегулируемого и несообщаемого промысла. В этом направлении проведено несколько встреч представителей правительств арктических государств, разработан проект соглашения. Он не во всем устраивает наших северных рыбаков, но они стремятся достичь компромисса по этому вопросу. Тем более что Россия подписала Декларацию о том, чтобы не вести нерегулируемый промысел в этом районе. Арктический рыболовный вопрос в центральной части Северного Ледовитого океана ждет своего своевременного и разумного разрешения. Так что Арктика не на словах, а на практических делах должна быть ареной сотрудничества арктических и других государств, а не противостояния НАТО и России.

 

Вячеслав Зиланов – заместитель министра рыбного хозяйства СССР (1988-1991 гг.); заместитель председателя Государственного комитета Российской Федерации по рыболовству (1992-1997 гг.); председатель Координационного совета ассоциаций, объединений и предприятий рыбной промышленности Северного бассейна (КС "Севрыба"), заслуженный работник рыбного хозяйства России, Почетный гражданин Мурманской области, специально для Экспертной трибуны "Реалист"