Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Экономика России умирает под завалами монетаризма и инфляции

Москва, 23.03.2020, 14:24

Экономист Елена Ведута объяснила, почему ФРС и ЕЦБ практически мгновенно отреагировали снижением ставок на риски, которые выгодно списать на коронавирус, а не на «дутость» глобальной экономики, а ЦБ - нет

Фото: aussiedlerbote.de

 

В нашей стране, независимо от дисконтной политики Банка России, производство продолжит своё «умирание», а темпы роста безработных продолжат расти. Если Банк России поднимет ключевую ставку, то все равно инвесторы не появятся, а если ставку уменьшит, то к негативным тенденциям развития добавятся еще высокие темпы инфляции, ускоренно приближающие переход к мобилизационной модели. Поэтому ключевая ставка Банка России осталась неизменной - на уровне 6% годовых.

Об этих трех возможных вариантах действий регулятора и логике его решения о сохранении ключевой ставки на уровне 6% и говорила председатель ЦБ на пресс-конференции, проводившейся в онлайн-режиме. На настоящий момент (следует уточнить, что после девальвации рубля и соответственно снижения наших реальных доходов) финансовая стабильность достигнута. Учитывая, что краткосрочная угроза всплеска инфляции невелика (очередной всплеск инфляции ЦБ ожидает в I квартале 2021 года), а действующие сценарии ЦБ признаны теперь не соответствующими резко изменившимся внешним и внутренним факторам, то ЦБ решил не пересматривать ключевую ставку. Свои прогнозы ЦБ собирается пересмотреть в апреле, когда в среднесрочном периоде «заработает» антикризисный план правительства.

Снижение реальных доходов граждан ведёт в целом к снижению спроса и экономической активности. Если ЦБ ограничен в своих действиях исключительно монетарными инструментами и не способен изменить негативный тренд развития, то у правительства значительно больше возможностей для его изменения. Однако правительство ограничивает себя использованием исключительно монетарных инструментов, как создание антикризисного фонда в 300 млрд рублей и вбрасыванием его в экономику без мобилизационного плана, необходимого сегодня для выживания народа.

Правительство собирается поддержать бизнес в социальной сфере и жилищном строительстве, что не имеет никакого отношения к развитию национального производства в направлении роста реальных доходов граждан. Такие вливания правительства без развития производства лишь будут способствовать ускорению темпов инфляции, независимо от значения ключевой ставки ЦБ, и снижение реальных доходов граждан продолжится.

Естественно возникает вопрос: почему ФРС и ЕЦБ практически мгновенно отреагировали на риски, которые выгодно списать на коронавирус, а не на «дутость» глобальной экономики снижением ставок, а ЦБ - нет? Думаю, здесь есть определенные договоренности, что в рамках очередного запуска мировой инфляции, когда Дональд Трамп планирует выдать наличными американцам $500 млрд, кто-то должен нести бремя мировой инфляции за счёт снижения своего уровня реальных доходов. Эту роль как раз и выполняют развивающиеся страны.

Что же касается разочарования сторонников «спасения экономики сверхсильным стимулированием», активно применяющимся в ЕС и США, то им давно пора понять, что запуск гиперинфляции в нашей стране лишь ускорит падение страны вниз и что сегодня стране требуется мобилизационный план развития экономики, в основе которого лежит динамическая модель межотраслевого баланса, а не продолжение действовать согласно принятой в стране монетарной парадигме.

В рамках этой парадигмы ЦБ будет поддерживать не производственный, а финансовый сектор, наивно полагаясь, что тем самым косвенно поддерживает всю экономику. Его денежно-кредитная политика, с одной страны, соответствует инфляционной, а не стабилизационный политике, поскольку снимаются нагрузки на банковские резервы и предоставляются банкам максимальные возможности по реструктуризации и пролонгации кредитов.

ЦБ сохранит курс на снижение ставок в РФ по ипотеке к 7-8% годовых к 2024 году, что соответствует плану правительства поддерживать строительство. С другой стороны, ЦБ намерен противодействовать росту закредитованности малоплатежеспособных слоев населения, с возможным ростом доходности ОФЗ , отвлекающих деньги от производства в сферу обращения, и возможным повышением кредитных ставок банками, ужесточаются тем самым денежно-кредитные условия.

Таким образом, в условиях волатильности всех мировых рынков и отсутствии уверенных прогнозов о развитии глобального кризиса, выгодно объясняемого коронавирусной пандемией во всем мире и в России, прогнозы и действия ЦБ также стали волатильными, хотя, конечно, ЦБ по-прежнему «верит» в положительную динамику ВВП и в стабильность бюджета в течение нескольких лет при практически любом падении цен на нефть в течение нескольких лет.

Теперь слово за правительством, «противоэпидемический» план которого от 17 марта открывает «зеленый коридор» поставкам в РФ продовольствия и товаров первой необходимости (интересно, кто и сколько будет нам поставлять?), сокращает время уведомления наемных работников о возможной остановке предприятия (вследствие коронавирусной эпидемии?) и др. Судя по всему, гибкость рынка труда сейчас рассматривается как более важная нежели составление продовольственного плана по обеспечению населения жизненно важными продуктами и питания и медикаментами. Предполагается также сильное упрощение оформления документов строек в рамках бюджетной ФАИП.

Социальную сферу и региональные бюджеты Белый дом готов поддержать. К 30 апреля готовится и создание гарантийного фонда для реструктуризации кредитов компаний, пострадавших от текущих шоков, хотя и здесь при отсутствии планирования экономики ничего невозможно правильно посчитать. Однако есть коронавирус, на которого можно будет списать все просчеты, действуя по-прежнему, исходя из баланса интересов, а не экономического баланса, направленного на рост реальных доходов граждан.

 

Елена Ведута - доктор экономических наук, заведующая кафедрой стратегического планирования и экономической политики факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова, специально для ИА «Реалист»

Çàãðóçêà...