Вячеслав Зиланов: Революционной народной рыбе 100 лет

Мурманск, 06.11.2017, 13:15

Рыночной для избранных рыбе 25 лет


Великая Октябрьская социалистическая революция изменила не только облик нашей страны и мира, но она дала импульс развития целому ряду новых направлений науки, промышленности, сельского хозяйства и других областей хозяйственной деятельности. В этом процессе наглядным примером является рыбное хозяйство, которое в дореволюционный период базировалось исключительно на использовании рыбных ресурсов внутренних водоемов – рек, озер и прибрежных районах, прилегающих к России морей. По существу это было кустарное, артельное дело, которое, тем не менее, давало существенную прибавку продовольствия для российского населения и на государственные нужды. Однако развитие морского, океанического рыболовства, формирование рыбного хозяйства мирового уровня было связано именно с революционными процессами. В советский период за сравнительно короткий срок рыбная отрасль достигла мирового уровня, а ее вклад в продовольственную безопасность страны был весомый.

К сожалению, в современной рыночной, точнее капиталистической России, рыбная отрасль значительно сдала свои позиции, что вызвано, по моему мнению, наряду с внедрением в отрасли псевдо экономических мер, непрофессионализмом управленческих кадров на государственном уровне, еще и «потерей памяти» властными российскими структурами своего положительного исторического опыта ее развития. Об этой – исторической памяти – позволю напомнить в день, когда совместно со 100-летием Великой Октябрьской революцией и рыбная отрасль отмечает эту же дату, вызванную развитием ее морского, океанического направления..

 

РЫБА ПО-ЦАРСКИ

"Когда Русский Царь удит рыбу, Европа может подождать"

Александр III

 

Приведенные в эпиграмме слова императора Александра III свидетельствуют о том, что и в то далекое время первые лица государства о рыбе помнили, хотя удением рыбы не увлекались, предпочитали охоту. Тем не менее, государи о рыбе помнили и благоволили ее развитию. Да и как не помнить, ведь матушка Россия всегда была рыбным едоком. Рек, озер с различной рыбой хватало. К тому же христианская вера определила почти добрую половину года постной. Многие из постов – рыбные. Вот и потребляла царская Россия в среднем на едока 20-25 кг рыбы в год. Столы царские, да и всех приближенных, людей состоятельных украшали расстегаи с осетриной, северной семгой да и ухой из стерляди. Кто победнее – на карасях, ершах, линях, окунях да щуках и сомах сидели. Правда, вспоминают, что архангельцы больше семгой баловались, мурманчане – треской да сельдью, каспийцы – воблой, судаком да красной рыбой; дальневосточники уважали кету, нерку, горбушу. В год царская Россия добывала 500-800 тыс. тонн, иногда до 1,0 млн тонн. По этому показателю она входила в первую мировую тройку держав рыбных. В то время все страны вели лов рыбы в основном во внутренних водоемах, либо в узкой морской прибрежной своей зоне. Словом, населению России рыбы хватало всем.

Однако не всегда. Были годы и малорыбные. Неурожай - он и на воде неурожай. Вот и вынуждена была царская казна в такие годы раскошеливаться и закупать за бугром рыбу, то бишь треску да сельдь, для люда бедного и для солдатиков. Больше в Норвегии да Швеции, Англии, Германии. Даже в самом удачном по уловам 1913 году, когда добыли более 1 млн тонн, импорт рыбы составлял почти 360 тыс. тонн. А это – одна треть собственного производства. Нельзя сказать, что царю-батюшке нравилось импортировать рыбу. Пытался он заставить своих чиновников да купцов-рыбаков обратить свои взоры на моря дальневосточные и северные, на морской промысел вдали от побережий, где рыба была. Да вот беда рыболовных - морского исполнения судов нет, дорога дальняя, доставка, хранение и тому подобное все капиталы съедали. Так что неприбыльным делом был морской промысел в то капиталистическое время. Одни убытки. Покрывать же убытки рыбакам казна царская не хотела. Правда, на царский стол казны не жалели. Обеды царские славились осетриной, ухой из стерляди да икрой, семгой. Молва ходит, что и сейчас в Кремле званые обеды такие же – рыбные. Как тогда, так и сейчас рыба, икра это один из узнаваемых российских брендов. Многие города, губернии на своих гербах рыбу изображали, сохранили они их и сейчас.

 

СОВЕТСКАЯ РЫБА

"Обращаю внимание на сугубую важность рыбного дела…"

В.Ленин

 

Советская власть особо на рыбу и рыбные дела смотрела. Мало кто помнит, но ведь Великий Октябрь спасла самая, что ни есть простая астраханская вобла. В канун исторических событий 1917 года астраханцы в сезон удачного промысла в 1916 году заготовили ее впрок, да и год рыбный был, урожайный.

Грянула революция, и вывезти, продать купцы воблу из города не успели. Вот здесь вобла и спасла революционный Петроград и Москву от голода. Отгрузка рыбы из Астрахани шла по прямому указанию вождя революции Владимира Ильича Ленина.

С октября 1917 года В.И. Ленин на протяжении всей своей государственной деятельности постоянно отслеживал положение дел в рыбном хозяйстве России. И не только отслеживал, но и активно влиял с тем, чтобы развитие этой важной для того периода отрасли (с точки зрения обеспечения населения страны продовольствием) шло по возрастающей траектории, естественно, в русле тех взглядов на формирование экономики в целом с социалистической составляющей, которых он и его соратники придерживались. При этом В. Ленин часто использовал прошлый положительный опыт капиталистической России. К этому он призывал и своих единомышленников.

За период с октября 1917 года по январь 1924 года – всего за каких-то 6 лет – Владимир Ленин (Ульянов) оставил до сотни записок, телеграмм, писем, распоряжений, постановлений, касающихся развития рыбного хозяйства страны. Добавьте сюда многочисленные встречи и деловые обсуждения текущих практических вопросов с учеными, руководителями отрасли, да и с представителями с мест. Отсюда становится очевидным, какую колоссальную организаторскую работу проделал первый руководитель страны Советов с тем, чтобы вывести ее из кризиса, который в то время был, как следствие революционных потрясений, так и гражданской войны. Чем ни аналог нашему времени, который, к сожалению, продолжается вот уже почти 25 лет и все по нисходящей!

Между тем, в то ленинское время в результате прямого влияния главы государства удалось за каких-то 6 лет вывести отрасль из кризиса. Об этом свидетельствуют следующие факты. Так, в 1917 году вылов царской России составил не много, но и не мало - 893 тыс. тонн. Главной рыбной «житницей» был Каспий. Определенную роль, особенно для губерний континентальной России, имело рыболовство в реках и озерах. На севере и востоке России, в ее прибрежных морях, рыболовство только начинало свои первые промышленные шаги. В ходе гражданской войны вылов в 1920 году снизился до 257 тыс. тонн, или на 71 % от уровня царской России. В дальнейшем, по мере стабилизации обстановки в стране и принимаемых правительством мерах, идет наращивание производства рыбной продукции из года в год, и когда В. Ленин ушел из жизни, а это было в январе 1924 года, вылов достиг 535 тыс. тонн, то есть увеличился вдвое от своего низшего уровня.

Затем уже последователи Ленина в 1926 году добились вылова в 897 тыс. тонн – уровня последнего года царской России, а в 1930 году он перевалил отметку в 1,2 млн тонн. Вот такой положительный вектор развития рыбной отрасли был задан Владимиром Ульяновым за свои неполные 6 лет руководства страной.

Для сравнения, за период руководства новой Россией президентом Борисом Ельциным и проведением им либерального курса вылов упал с 6,9 млн тонн в 1991 году до 3,6 млн тонн в 2001 году, или более чем на 50%. В последующем, несмотря на то, что новое руководство – Владимир Путин и Дмитрий Медведев – пытается все же активно заниматься вопросами рыбной промышленности, издав около сотни различных нормативных актов и проведя десятки совещаний однако, все эти меры пока не привели к существенным положительным результатам.

Справедливости ради следует отметить, что все же удалось добиться некоторой стабилизации в отрасли за счет отмены ранее принятых Ельциным непродуманных шагов, что позволило увеличить годовой вылов до 4,5-4, 7 млн тонн. Однако до уровня последнего года советского периода, это для СССР более 10 млн тонн, а для России в современных границах – около 7,0 млн тонн, далековато, да и просто нереально в условиях проводимой правительством Д. Медведева либеральной экономической политики. В этой связи, по моему мнению, полезным представляется тезисное рассмотрение основных управленческих приемов и подходов, которые использовал В. Ленин по выводу рыбного хозяйства (того революционного, военно-гражданского периода) из кризиса в первые годы Советской России.

РЕФОРМИРОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ И КАДРЫ

 

В царской России рыболовство осуществлялось преимущественно в прибрежной зоне, в реках и озерах, а управлением занималось Министерство земледелия. Главная задача этого ведомства сводилась к сбору платы с рыбаков за сдачу в аренду промысловых участков на водоемах и в прибрежной зоне Каспия. Фискальное направление в рыболовстве того периода превалировало в деятельности по управлению этой отраслью. Собрать с рыбаков как можно больше денег в казну – такова была основная цель управленческих государевых царских кадров. Вместе с тем в то время была все же сформирована правовая база в виде Рыболовного законодательства как составной части общего свода законов России.

Проводились рыболовные выставки и съезды рыбопромышленников. Февральская революция 1917 года внесла свои коррективы и в управление рыболовством России. Временное правительство передало все рыболовные государевы дела от Министерства земледелия в Министерство продовольствия, где был создан Отдел по заготовке и снабжению рыбными продуктами населения страны. Однако это управленческое решение в условиях продолжающейся политической борьбы внесло еще большую напряженность между центральной властью и рыбными губерниями. Последние оказались в отрыве от центра, который погряз в политической борьбе. В этих условиях рыбные губернии придерживали продажу и поставку рыбной продукции в центральные районы России, добиваясь максимального повышения цен за нее.

Октябрьская революция 1917 года получила в наследство от Временного правительства недореформированный рыбный центральный аппарат и дефицит рыбной продукции в Москве и Питере. К тому же начавшаяся Гражданская война захватывала все больше и больше рыбных районов страны, и только Каспий оставался под контролем большевиков. Понимая важность рыбной продукции для предотвращения голодных бунтов, Владимир Ленин как председатель Совета народных комиссаров принимает ряд важных управленческих решений.

Среди них – создание Главного управления по рыболовству и рыбной промышленности России – "Главрыбы". В последующем, уже после ухода Ленина из жизни, именно "Главрыба" стала основной будущего Комиссариата рыбной промышленности, а затем соответствующего Министерства рыбной промышленности (в последующем – рыбного хозяйства). Первыми руководителями "Главрыбы" были назначены проверенные специали­сты: А. Потяев, И. Бабкин и другие. Много им помогал Нарком продовольствия Н. Брюханов, к которому относилась "Главрыба". В рыбных регионах имелись подчиненные "Главрыбе" областные органы.

Такая вертикальная система государственного управления полностью себя оправдала и позволила решить поставку рыбы населению центральных районов страны и армии. В последующем, уже на основе практического опыта работы "Главрыбы", В. Ленин подписал 31 мая 1921 года Декрет "О рыбной промышленности и рыболовстве". Ряд его положений весьма актуален и для сегодняшнего времени. Так, пункт 3 предписывает: "Всем гражданам республики разрешается повсеместно, не исключая районов государственного промысла, лов рыбы для собственного употребления при помощи орудий, устанавливаемых "Главрыбой".

Этим же Декретом Ленин частично отменил государственную монополию в промысловых районах, где она себя не оправдала, что свидетельствует о гибкости в работе даже при принятии им политических решений. Вместе с тем подчиненность "Главрыбы" непосредственно Наркомпроду порождала трения между его руководителями, что сказывалось на результатах работы рыбного госоргана. Это нашло понимание у Ленина, который принял по данному вопросу начальника "Главрыбы" А. Потяева. Последовало незамедлительное рассмотрение, по указанию Ленина, вопроса на Совете труда и обороны (СТО), в результате вышло Постановление от 27 июля 1921 года "О мерах по улучшению работы рыбной промышленности и вывоза рыбы". С выходом этого документа "Главрыба" впервые получила полномочия самостоятельного госоргана, ответственного за развитие всей рыбной промышленности страны.

Четкой работе госаппарата Ленин придавал особое значение и требовал своевременной информации, касающейся положения дел в рыбной отрасли. Так, отреагировав на задержку одной из телефонограмм из Астрахани, Ленин указал руководству Наркомпочты "Обращаю внимание на сугубую важность рыбного дела и быстрой передачи телеграмм по этому делу".

Использовал председатель Совета народных комиссаров и такую управленческую форму, как прямое обращение к рыбакам, о чем свидетельствует его письмо, адресованное к аральским рыбакам. В нем он, в частности, пишет: "Вся надежда казанских, уфимских, самарских и астраханских голодающих на великую пролетарскую солидарность... Уделите же часть вашей рыбной добычи для пухнущих с голоду стариков и старух, для 8 миллионов обессиленных тружеников... для 7 миллионов детей, которые прежде всего могут погибнуть".

 

БРАКОНЬЕРАМ, ВЗЯТОЧНИКАМ И ПЕРЕКУПЩИКАМ – БОЙ

 

В начальный период формирования органов "Главрыбы", после завершения Гражданской войны, на местах вскрылись многочисленные факты браконьерства, на что Ленин незамедлительно отреагировал соответствующим указанием Народному комиссариату рабоче-крестьянской инспекции, во главе которой был А. Свиридов: "...в Азовском море ...начался неудержимый, ничем не ограниченный, хищнический вылов молоди осетровых рыб... Прошу вас назначить расследование... и результаты расследования в кратенькой записке сообщить мне... Необходимо не только припугнуть, но и как следует притянуть и почистить за эти безобразия. Председатель Совета народных комиссаров В. Ульянов (Ленин)".

В последующем именно на "Главрыбу" была возложена не только задача борьбы с браконьерством, но и восстановление рыбных запасов, и контроль за рыболовством. В этих целях были созданы соответствующие службы, а сама "Главрыба" была разделена на 2 самостоятельных управления: Управление государственных рыбопромысловых предприятий (Госрыбпром) и Управление рыболовства. В обязанности последнего входило регулирование рыбного промысла и контроль за госрыбпромыслом в отношении организации рыбного хозяйства.

Так, впервые были разъединены функции добычи и контроля этой деятельности. Наряду с организационными мерами, принимается ряд нормативных актов по защите отечественного рыболовства. Среди них – подписанный В. Лениным 24 мая 1920 года "Декрет об охране рыбных и звериных угодий в Северном Ледовитом океане и Белом море". Не менее бескомпромиссным был В. Ульянов к спекулянтам и перекупщикам рыбы, которые взвинчивали цены на рыбную продукцию. Так, узнав о разгуле спекулянтов и взяточников на астраханских промыслах, Ленин пишет 12 декабря 1918 года члену РВС Южного фронта А. Шляпникову: "Хорошо обдумайте заранее и осудите с 1-3 надежнейшими членами Чрезвычайки и поймайте называемых здесь мерзавцев обязательно. Налягте изо всех сил, чтобы поймать и расстрелять астраханских спекулянтов и взяточников. С этой сволочью надо расправляться так, чтобы все на годы запомнили". И такие страницы имеются в рыбном досье В. Ульянова (Ленина).

Вместе с тем председатель правительства внимательно отслеживал реализацию рыбных товаров. Получив информацию о том, что в освобожденном Баку имеется 6 тыс. пудов паюсной икры осетровых, которую решили продать за границу, Ленин тут же, 29 июня 1920 года, дает распоряжение телеграммой: "...В случае действительного излишка в количестве 6 тыс. пудов паюсной икры просим направить таковую в Москву, адрес Наркомпрода, для распределения среди детей и больных пролетариев голодающих центров. О последующем телеграфируйте в Компродраспределение. Предсовнарком Ленин".

 

НАУКА, СЕВЕР И МЕЖДУНАРОДНЫЕ РЫБНЫЕ ДЕЛА

 

Правительство молодой республики и лично В. Ульянов (Ленин) при принятии тех или решений зачастую обращались к ученым – рыбникам. В этом отношении показательны отношения с выдающимся профессором-ихтиологом Н. Книповичем, с которым у него были связи еще до революции. Переписка между ними по проблемам развития рыбной промышленности страны и личные встречи были во всем периоде активной деятельности Ленина. Не оставались без внимания и постановочные вопросы ученых-рыбников, как бы они ни были сложны. В одном из обращений М. Книпович в октябре 1920 года просит Ленина изыскать возможность погасить членские взносы России в международную организацию по изучению Северных морей – ИКЕС, которые накопились за целый ряд лет.

Ленин незамедлительно, несмотря на огромные финансовые сложности в стране, дает прямое указание управляющему делами Совнаркома: "Товарищ Горбунов! Н. М. Книпович – крупнейшее научное имя и, безусловно, на редкость добросовестный человек. Поэтому надо отнестись к нему с полным доверием и предложение его принять немедленно. Проведите через малый Совнарком быстро и скажите мне, если будет малейшая задержка. 26.09. Ленин". Такое решение состоялось, и задолженность России этой международной организации была погашена.

В другом обращении Н.Книпович ходатайствует о выделении для научных исследований по рыбным запасам Азовского моря судна "Бесстрашный", и вновь вопрос решается. С большим вниманием относился Ленин и к тем запискам Книповича, которые касались развития рыболовства на Севере и, в частности, в Баренцевом и Белом морях. Об этом свидетельствуют многочисленные ленинские документы, которые, ввиду краткости изложения материала, невозможно привести в полном объеме. Тем не менее, сошлюсь на особо важные.

Прежде всего, это Декрет об образовании Плавучего морского научного института с отделениями: биологическим, гидрогеологическим, метеорологическим и геолого-минералогическим. Декрет был подписан Лениным 10 марта 1920 года. Прямым преемником Плавучего морского научного института является в настоящее время ПИНРО имени Н. М. Книповича, расположенный в городе-герое Мурманске, который в 2010 году отметит свое девяностолетие. Имеется и такая ленинская характеристика Н. М. Книповича: "Н. М. Книпович лично мне известен как абсолютно честный человек...На отзыв его можно и должно вполне положиться. Рыбное дело Книпович знает досконально и научно: 37 лет изучал. Ленин".

Заслуживает внимания и оценка Книповичем самого В. И. Ленина как руководителя, для которого проблемы рыбного хозяйства страны важны. Так, после часовой беседы в Кремле с Лениным он отмечает: "Вызывало удивление то, как хорошо он ориентируется в деле, которого он не знал хорошо и не мог знать во всех деталях. Я чувствовал, что имею дело с очень одаренным человеком и притом человеком свободным, человеком большого масштаба, умеющим все понимать, свободным от мелких предубеждений, умеющим ценить критическое слово" ... "В тот день я больше познакомился с настоящим Лениным, чем во все наше предыдущее знакомство. Думалось: вот человек, с которым легко работать".

А знают ли руководители современной России, кто в рыбной науке является авторитетом уровня Н. М. Книповича? Судя по ряду абсурдных решений, принятых в последнее время законодателями и правительством новой либерально-рыночной России (недофинансирование морских исследований, утилизация уловов при контрольных ловах, принятие законов о ликвидации прибрежного лова, введения "инвестквот" и т.д.), уверен, что не знают, да видимо, и знать не желают. В противном случае многие решения были бы другими.

Нелишне напомнить современным руководителям рыбной отрасли, что еще в 1920 году при "Главрыбе" создается Научрыббюро с 3 секциями: научно-промысловой, рыбоводства и экономической. При Научном бюро был создан Ученый совет, который и вырабатывал научно аргументированные рекомендации для Правительства Советов по рациональному рыболовству и экономике рыбной промышленности России.

Большое внимание Ленин уделял внешнеэкономическим связям в области рыболовства (в частности, на Севере, особенно с Норвегией). Так, узнав о том, что задерживается отъезд российской делегации в Норвегию для закупки рыболовного оборудования, он потребовал разъяснений от Наркомвнешторга. Особое значение для развития рыболовства на Мурмане имели подписанные Лениным Постановления СТО от 30 марта 1921 года о закупке для рыбаков Севера орудий лова, промыслового оборудования и постройке на Мурманском побережье жилищ для рыбаков. Далее, уже Постановлением СТО от 29 апреля 1921 года, выделяется 1 млн 100 тыс. рублей золотом на срочную закупку судов для ведения промысла в открытых районах Баренцева и Белого морей.

В это же время по указанию Ленина в Норвегию была направлена делегация "Главрыбы" для закупки первой партии моторных ботов для Мурманского района. В целях предотвращения хищнического лова в северных морях России был принят и подписан Лениным соответствующий декрет Совнаркома от 24 мая 1921 года, которым на военный флот и пограничную охрану возлагалась задача охраны рыбных и звериных угодий в Ледовитом океане и Белом море. По существу, последнее объявлялось внутренним морем России. Одновременно с этим велась энергичная и продуманная дипломатическая работа по заключению соглашений с соседними государствами, как на Дальнем Востоке, так и на Севере. Вскоре были подписаны договоренности с Японией, Ираном, Норвегией, Финляндией. За сравнительно короткий в историческом плане период рыбная промышленность России в годы руководства страной В. Лениным прошла непростой путь – от разрухи к подъему. Она впервые взяла курс на развитие морского и океанического рыболовства. Практическая реализация этого курса пришлась уже на послевоенный период.

В суровые годы Великой Отечественной войны фронт и тыл тоже чтили рыбу, особенно сельдь. Кормилицей была рыба все военные годы, а о первом послевоенном времени и говорить нечего. Заветные на столе угощения были винегрет и селедка, картошка в мундире и селедка. А уж бычки в томате и килька... деликатес. Рыба выручала всегда.

Вдумайтесь в такие цифры. Перед войной, в 1937-1940 годах, был построен морской рыболовный флот для лова сельди, трески, пикши, камбалы, в Баренцевом море, у Шпицбергена, в морях Дальнего Востока – сельди, камбаловых, лососевых, крабов, китов и других видов. Годовой вылов рыбы достиг 1,3 млн тонн – выше дореволюционного. От импорта отказались. В первые годы войны улов упал поч­ти на 30% и составил в тяжелом 1942 году всего 918 тыс. тонн. Однако уже в 1943-м и 1944 годах рыбаки увеличивают вылов до1,0-1,1 млн тонн. Все это достигалось адской работой в морях под обстрелом. Сразу после войны рыбная индустрия пошла в гору: 1947 год – 1,4 млн тонн, 1950 год – 1,6 млн тонн, 1960 год – 3,5 млн тонн!

Эти показатели были достигнуты, в том числе за счет строительства рыболовного флота в Германии по репарации. Впоследствии, во времена Хрущева и Косыгина, строительство флота осуществлялось за счет государственного заказа в той же Германии, а также во Франции, Голландии, Швеции, Финляндии и Польше. Строили и у себя. В основном на Украине. Вновь уловы пошли в гору: 1965 год – 5,7 млн тонн, 1975 год – 10,0 млн тонн, 1980 год – 10,5 млн тонн.

Появились хек, ледяная рыба, аргентина, капитан, мойва, нототения и многие другие. Да вот незадача - люди стали атеистами и все больше на мясо нажимали. Тогда и решила власть советская ввести рыбный день – четверг. А кое-где еще и вторник. Словом, и эта задача была решена – в среднем Россия (а это была одна из самых рыбных в Союзе республик) её съедала теперь уже в год по 18-24 кг на душу населения. Все в соответствии с нормами, определенными Институтом питания АМН.

За счет рыбной продукции удовлетворялось до 20-25% потребностей человека в белках животного происхождения. От импорта отказались, сами начали на плановой основе экспортировать рыбу. В 1988-1989 годах рыболовство нашей страны вышло на 1-е место в мире по улову – 1,4-11,6 млн тонн. Промысел велся во всех морях и океанах вплоть до вод ледяной Антарктики. Государство ежегодно выделяло на рыболовство 1,3-2,2 млрд рублей (по тем ценам) и получало от рыбаков 1,5-2,4 млрд рублей. Словом, гонялись не за прибылью, а продукцию давали на стол народный. Не всегда это получалось по высшему разряду, но выживали на рыбе и те, кто сейчас хает прошлое – наше Советское рыбное хозяйство. Рыбой кормились армия, военные училища, больницы, детские дома и сады, старики и уважавшая себя советская аристократия.

Не всё обстояло гладко в то время с браконьерством и с теневой экономикой. Они были. Поэтому и гремели периодически по стране то факты об оскудении Азовского моря, то "рыбное дело" торговцев; китобоев вместо китов добивала своя и зарубежная "интеллигенция" и общественность. Но большинство рыбаков, специалистов, ученых честно трудились на благо Отечества.

 

РЫНОЧНАЯ РЫБА

"Качан капусты или чья- то голова на деньги меря все, а прочие слова…

Всяк хочет вкусно есть и сладко спать. Кто честию живет, тот честно голодает"

Норвежский поэт О.Винье

 

Ко времени горбачевской перестройки в рыбной отрасли уже действовало за рубежом более двух десятков смешанных рыболовных компаний. И работали они все на территории иностранных государств по законам рыночных отношений этих государств. Среди таких компаний выделялись "Совам", "Совиспан", "Мориско", "Франсов" и другие, имеющие многолетний опыт и устоявшие при всех политических и экономических бурях. Наступило время осваивать приближенный к рыночным отношениям хозрасчет, и здесь рыбаки имели определенные заделы. Задолго до злобинских и травкинских начинаний на всех рыболовных судах действовали индивидуальные трудовые паи. Как работаешь – так и получай. Правда, и тогда львиную долю прибыли государство забирало в казну. Рыбаки терпели, так как все это окупалось строительством флота за счет той же казны, другими социальными гарантиями труженикам в виде повышенных районных коэффициентов, дополнительными отпусками, льготными путевками, оплачиваемой дорогой и т.д.

Конечно, в сумме рыбак получал меньше, чем его западный коллега, зато гарантированно. Вместе с тем уже тогда стало ясно, что рыболовный флот, созданный под советскую плановую систему, оказался "тяжеловесным" экономически и не сможет эффективно конкурировать с флотами других государств. Команда Гайдара взяла линию на разрушение, на слом всей старой управленческой и производственной системы, включая и рыболовный флот. Поддерживали их "неустроенные, всегда вчерашние отраслевики", обиженные на старую систему или руководство отрасли.

Большинство же специалистов отрасли видели выход в эволюционном врастании в рынок, в функционировании на первых порах параллельно двух систем: старого флота по экономическим правилам "облегченного рынка" и нового, зарождающегося флота, действующего только по рыночным правилам. Постепенно вторые должны были заменить и вытеснить первых. Однако правительство продолжало курс на разрушение, форсировало переход к либеральной экономике и грабительскую ваучерную приватизацию. Специалисты Министерства рыбного хозяйства продолжали отстаивать свою позицию. Чтобы сломить сопротивление отраслевиков, принимается решение – ликвидировать Министерство рыбного хозяйства и вместо него создать Комитет по рыболовству при Минсельхозе.

Развал отрасли, разгон кадров и разбазаривание через приватизацию основных фондов – флота, рыбокомбинатов, заводов – пошли полным ходом. Буквально за три-четыре года производственный рыбный потенциал России уменьшился почти в два раза. Если в 1991 году Россия добывала 6,9 млн тонн, то уже в 1994 году всего 3,5 млн тонн. Отрасль трещала по всем швам. А ее штаб, федеральный орган, за последнее двадцатипятилетние реформировался восемь раза: Министерство – Комитет по рыболовству при Минсельхозе – Комитет по рыболовству при правительстве – Государственный комитет по рыболовству и т. д. Все эти новации мотивировались необходимостью создания функционального федерального органа по рыболовству, а не отраслевого.

Главные политические "рыбаки" России на совместной рыбалке в резиденции Д. Медведева (фото из газеты "Известия")

 

За это же период сменилось 13 федеральных руководителей рыбной отрасли, большинство из которых ничего общего, кроме гастрономического интереса, с рыбой не имели и не имеют. Кто и почему их рекомендовали и утверждали на эту ответственную государственную должность, покрыто тайной за семью печатями.

И все же даже в этих развально-анархических условиях рыбаки, пережив шок реформ, мобилизовав весь свой творческий потенциал и наработки рыночных отношений, начали постепенно выправлять положение. Были восстановлены организационные формы работы судов в море не поодиночке, а сообща – экспедицией; усовершенствована система работы на промысле; освоены кредитные особенности финансирования работы флотов; началось некоторое обновление его; установились новые экономические взаимоотношения с зарубежными партнерами и многое другое. Особенно положительный эффект для стабилизации отрасли дало реализация решения Госсовета от 2007 года, которое состоялось в Астрахани под председательством президента В.В. Путина. Тогда были отменены разрушительные грефовские аукционы по продаже квот на вылов в воде, снижена платность ресурсов, усовершенствована налоговая система. И самое главное была принята и введена в практику долгосрочное – на 15 лет – наделение рыбопромышленников долями – квотами на вылов водных биоресурсов на исторической основе с учетом реального вылова каждой компании. Словом, стабилизация в отрасли и даже ее развитие пошло в вверх!

Вылов с 3,3-3,4 млн тонн в 2008 году вырос в 2014-2016 годах до 4,5-4,7 млн тонн, улучшились и все экономические показатели компаний и предприятий. Как видно, это решение – о долгосрочном наделении пользователей долями – квотами на исторической основе – полностью себя оправдало и его следовало бы пролонгировать. Однако правительство Д. Медведева инициировало через Президиум Госсовета, опять же под председательством президента В. Путина, пересмотреть прошлые решения и ввести с 2019 года новую, экономически не просчитанную систему наделения пользователей долями – квотами на 15 летний период. В основе ее лежат так называемые «инвестиционные квоты» или как их именуют рыбаки, "квоты под киль". Все это завернуто в красивую обертку, якобы для принуждения рыбаков строить рыболовные суда на российских верфях, строить ещё и береговые рыбозаводы. И всё это за счёт квот. Другими словами, у одних отнимать и дать другим. Вновь любимый либеральный принцип – отнимать и делить, но делить среди своих.

Эта затея приведет к дальнейшему росту цен на рыбопродукцию, которая и так стала неподъемной для большинства населения страны. Рыба рыночная, сформированная по либеральным медведевским лекалам, превратилась из революционно народной в рыбу, доступную по цене только избранным, с солидным кошельком. В этих условиях ждать дальнейшего развития рыбной отрасли бесперспективно до тех пор, пока властными структурами не будут приняты прагматичные, профессиональные решения с учетом мнения рыбаков, прошлого исторического отечественного и зарубежного опыта.

 

Вячеслав Зиланов – заместитель министра рыбного хозяйства СССР (1988-1991 гг.); заместитель председателя Государственного комитета Российской Федерации по рыболовству (1992-1997 гг.); заслуженный работник рыбного хозяйства России, почетный гражданин Мурманской области, специально для Экспертной трибуны "Реалист"