Денис Федоров: Взлёт биткоина – мыльный пузырь или "цифровое золото"?

Москва, 18.12.2017, 11:52

Биткоин не являются ни "цифровым золотом", ни "мыльным пузырем", в динамике его развития на разных этапах попеременно доминируют обе эти составляющие, полагает эксперт 

В текущем году процесс превращения информационных технологий в краеугольный камень перехода к постиндустриальной фазе общественного развития совершил очередной качественный скачок, напрямую затронув такую важную сферу, как мировое денежное обращение.

Поводом говорить о глобальном характере развития событий стали удивительные метаморфозы биткоина, практически до последних дней широко известного лишь в узких кругах в качестве т.н. криптовалюты, одной из разновидностей цифровых или виртуальных валют, зачастую некорректно обобщаемых более широким и понятием "электронные деньги". [1,2]

За исключительно короткое время криптовалюта показала уникальный рост, сравнимый лишь, пожалуй, со знаменитой "тюльпанной лихорадкой" XVII века в Голландии. Причем стоит заметить, что на данный момент, это сравнение будет явно не в пользу последней.

Так, примерно с начала 2017 года криптовалюта продемонстрировала практически 16-кратный рост стоимости, на текущий момент стабилизировавшись в районе порядка $16 414 за 1 биткоин. [3] Уровень капитализации рынка биткоина составил примерно $276 млрд, что составляет более 50% от суммарной капитализации всех криптовалют, увеличившейся с августа 2017 г. практически на $350 млрд и оцениваемой на середину декабря примерно в $510,7 млрд. [4] Всего же, начиная с 2013 г. стоимость биткоина увеличилась более, чем в 100 раз.

Подобные показатели, равно как и объем общественного внимания к вещам, всего несколько лет назад бывших предметом интереса узкого круга "гиков", и уже на данный момент, начинающий приобретать все признаки "криптомании", вызвали ожесточенную полемику в обществе в целом и в экспертной среде в частности. Крайне высокая полярность и эмоциональность мнений по вопросу будущего биткоина и криптовалют как таковых, варьирующихся в диапазоне от понятия "мыльный пузырь" до понятия "цифровое золото", наряду с крайне противоречивыми прогнозами, говорит о многом.

Прежде всего, о принципиальном изменении статуса криптовалют в мировой системе кредитно-денежных отношений, а именно о фактическом утверждении их в качестве финансового и экономического актива, о качестве и природе которого можно спорить, но спорить безотносительно самого факта их существования, являющегося не только объективной реальностью. Но, де-факто уже ставшего одним из элементов мировой финансовой системы, находящемся во взаимосвязи с остальными, и, следовательно, через некоторое время, по мере роста капитализации, способного оказать определенное влияние как на остальные ее части, так и на финансовую систему в целом.

Конечно же, подобная ситуация возникла вовсе не на пустом месте. Ей предшествовал целый ряд факторов и тенденций, в конечном итоге и сформировавших тот взрывной кластер возможностей и условий, обеспечивших возникновение феномена биткоина; в более широком смысле, криптовалют как таковых, как децентрализованных цифровых валют нового поколения без обеспечения и привязки к эталону стоимости, цена на которые определяется исключительно балансом спроса и предложения (в отличии от предшествовавших им цифровых валют типа E-Gold и т.п.).

К фундаментальным факторам первого уровня, способствовавшим возникновению того, что мы все можем видеть в настоящее время, если не говорить о собственно техническом аспекте вопроса, а именно технологии "блокчейн" можно отнести следующие долгосрочные факторы.

Речь идет о долгосрочных тенденциях в мировой экономике, в частности, в сфере регулирования денежного обращения. Возникновение спроса на биткоин как на нечто, имеющее, не в последнюю очередь в силу алгоритма эмиссии (ограничение объема всей эмиссии количеством 21 млн биткоинов) иметь определенный потенциал к удержанию стоимости, далеко не в последнюю очередь возникло на фоне постоянно проводимых программ количественного смягчения основных мировых резервных валют в период 2009 г. по н.в., в результате чего, доверие к ним было фундаментально подорвано. Возникновение же отдельных инцидентов в результате действий регуляторов, как например, 10% списание стоимости крупных вкладов в банковской системе Кипра в 2013 г, также отнюдь не способствовало его восстановлению. [5]

Вторым немаловажным свойством биткоина, способствовавшим возникновению первичного спроса на данную криптовалюту стала как раз децентрализация, т.е. отсутствие единого эмисионного и транзакционного центра, что позволяло исключить риск блокирования проводимых платежей и/или инвестированных в криптовалюту средств надзорными органами, а также снижение стоимости валюты в результате дополнительной эмиссии.

Следует отметить, что для инвесторов подобные риски начали постоянно расти, начиная с 2010 г., одновременно с принятием в США "Закон о налоговой отчётности по зарубежным счетам" (FATCA), в рамках которого обеспечивается раскрытие информации о зарубежных счетах американских граждан и резидентов и в рамках которого на 2017 г. в этом смысле с американскими фискалами "сотрудничают" уже более 113 стран. Принятие же в 2014 г. так называемого единого стандарта обмена информацией (CRS) странами ОЭСР, по сути, аналогичного FATCA, также никому не прибавило оптимизма уже в Европе.

Невозможность блокировки транзакции или счета (кошелька) в системе биткоин привлекла и представителей криминального мира, прежде всего, наркокартели (и далеко не в последнюю очередь в РФ после ужесточения условий работы QIWI в последние пару-тройку лет), а объемы платежей у этих лиц всегда были хорошие.

Данные факторы способствовали формированию первичного спроса на биткоин. Пропустив первую волну, и столкнувшись уже с фактом существенного распространения криптовалюты, однако по сути, не имея особых возможностей препятствовать этому процессу, к 2013-2014 гг. финансовые регуляторы многих стран начали понимать, что лучше иметь хоть что-то (в т.ч. и в смысле налоговых поступлений), чем не иметь вовсе ничего, и если ты не можешь остановить процесс, то лучше его возглавить.

В результате чего ими были предприняты шаги по изменению правового статуса биткоина, в отдельных случаях, заключавшиеся в определенном прояснении правового статуса криптовалюты (Признание в качестве расчетной единицы в Германии, юридическое уравнивание статуса биткоина со статусом иностранной валюты в Швейцарии, признание в качестве "децентрализованной виртуальной валюты" в США, возможность использования для расчетов между физическими лицами в Китае, и т.д.).

Количество постепенно переросло в качество, и решение о признании биткоина и других криптовалют в качестве законного платежного средства (legal tinder) в Японии c марта 2016 года обеспечило криптовалюте кардинальное расширение сферы обращения. В апреле 2017 г. это решение вступило в силу. [6] После чего формирование устойчивого рост спроса на биткоин было лишь вопросом времени. Однако практика превзошла все возможные ожидания, и существует достаточно оснований предполагать, что ключевую роль в этом абнормальном ценовом эксцессе играла уже спекулятивная составляющая.

Так, в сентябре-ноябре 2013 года, скачкообразный рост криптовалюты связывался некоторыми специалистами с действиями в интернете ботов по имени Вилли и Маркус, скупивших за указанный период времени порядка 570 тыс. биткоинов. За тот же период, цена биткоина возросла с 200 до более $1000. Аналогичная ситуация имела место быть уже в первой половине 2017 г., когда биткоин вырос на 260% в результате действий некоего трейдера, прозванного специалистами "Спуфи" (от англ. spoof – обман), занимавшегося т.е. выставлением предложений на покупку/продажу биткоинов по более низкой или высокой цене, нежели рыночная, с последующим удалением этих предложений по мере приближения к ним реальной цены, что заставляет инвесторов поверить, что на рынке существует крупный продавец или покупатель, и оказать влияние на торговую стратегию. [7] В свою очередь, нам хотелось бы отметить, что подобные действия в биржевой терминологии называются "забиванием стакана", а использование подобной тактики на рынке биткоина позволяет говорить, что в данном конкретном случае уши, по всей видимости, росли именно из биржевой среды, поскольку такая стратегия достаточно часто используется на финансовых рынках.

В спекулятивной игре обычно в ход идет все, вплоть до словесных интервенций. Именно так, а никак иначе, следует воспринимать слова одного из первых биткоиновых миллиардеров, Камерона Уинклвосса, в своем интервью Bloomberg окрестившего биткоин новым "цифровым золотом" и напророчившего 20-кратный рост его стоимости. Было бы удивительно услышать что-то иное от человека, сидящего, если использовать ту же биржевую терминологию, "в лонгах". Но и безотносительно этого, говорить о том, что рынок биткоина заменит собой рынок золота, ликвидность которого в настоящее время составляет порядка $8,3 трлн, было бы как минимум, преждевременно. [8]

При желании в сети можно найти аналогичные заявления того же Уоррена Баффета и Джорджа Сороса о том, что "на рынке золота надувается пузырь и оно вот-вот должно начать дешеветь", сделанные ими в 2010 г., с учетом того, что цена золота выросла уже в 2011 с примерно $1200 до $1900 за унцию. Вывод же из всего этого можно сделать вполне однозначный.

Уже состоявшееся 12 декабря этого года начало торговли фьючерсами на биткоин на Чикагской опционной бирже и анализ имеющейся динамики торгов, а также ожидаемое начало торговли аналогичным инструментом на 18 декабря запускаемых крупнейшим оператором товарных бирж (в т.ч., Нью-Йоркская и Чикагская товарные биржи) CME group, позволяет говорить о том, что ценообразование на рынке биткоина в ближайшее время перейдет под контроль крупных игроков, для которых подобная инфраструктура является более чем привычной, со всеми вытекающими последствиями.

Рядовому же "инвестору", желающему подзаработать на этом деле, очевидно, придется иметь дело уже не с ботами Вилли и Маркусом, а с гораздо более серьезными людьми, коалицией Игроков, формирующих то, что еще в 1920-e года Р. Уайкофф называл the composite man, и который в этом процессе никогда не проигрывает.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод, что на рынке биткоина, как и на рынке криптовалют в целом, присутствует как фундаментальная, так и спекулятивная составляющие. В этом смысле как биткоин, так и остальные криптовалюты, не являются ни "цифровым золотом", ни "мыльным пузырем", в динамике их развития на разных этапах попеременно доминируют обе эти составляющие. Однако на текущем этапе его развития последняя выражена гораздо более отчетливо, не в последнюю очередь из-за такого аспекта, как низкая ликвидность.

Существует здесь и экономический аспект. Рынок криптовалют еще относительно молод. Практика показывает, что на начальном этапе развития практически все рынки проходят этап уникально быстрого роста, связанный с переоценкой его возможностей и потому заканчивающийся коллапсом, и лишь потом, из остатков былого бума и начинает формироваться рынок в своем классическом понимании, и именно это и произошло вовремя т.н. "краха доткомов" в 2000 г. В выигрыше в том случае, остались отнюдь не покупатели акций дот-комов, а поставщики услуг, необходимых для их создания. В ситуации с биткоином примерно ту же позицию занимают производители майнеров, затем те, кто собственно, майнят, а также биткоин-платформы. Для остальных же участников рынка, потенциальный доход формируется скорее на основе спекулятивной составляющей, со всеми вытекающими последствиями.

В настоящее время на рынке криптовалют представлены около 1300 различных криптовалют, за редким исключением мало чем отличающиеся друг от друга по своему пользовательскому и технологическому функционалу.

Каким образом они будут способны приносить прибыль своим создателям, за исключением денег, привлеченных в процессе ICO пока абсолютно неясно. Из этого "первичного бульона", по всей видимости, уцелеют лишь немногие, имеющие определенные технологические (как интегрированная платформа Ethereum) или функциональные (Monero, сделавшее акцент на анонимности) преимущества. В этом смысле позиция биткоина также достаточно уязвима и чем-то напоминает рыночную позицию того же Skype до момента появления мессенджеров типа What’s App и Viber.

Безусловно, на волне вселенского "хайпа" в отношении криптовалют, на эти вещи частенько закрывают глаза, что обеспечивает какой-то объем дополнительного инерционного роста даже в случае явно спекулятивного бума, какой имеет место быть в текущей ситуации с биткоином. Поэтому, в ближайшее время, подобный рост вполне может иметь место.

Однако в долгосрочной перспективе все всегда встает на свои места. Как известно, история повторяется дважды, один раз - как фарс, другой – как трагедия, и если в ситуации с крахом доткомов, речь шла о трагедии, то до ее масштабов в плане серьезного негативного влияния на состояние мировой экономики, все же пока еще далеко, даже если стоимость биткоина упадет до минимальных значений. В этом смысле, перспективы дальнейшего многократного спекулятивного роста этой стоимости вызывают гораздо больше опасений.

Считается, что основной задачей алхимиков являлось превращение не имеющих особой ценности веществ в золото. Однако на самом деле в этом случае речь идет не вовсе не о желтом металле, а скорее об изысканной аллегории, говорящей о поиске сокровищ, спрятанных глубоко внутри человеческой души.

Аналогичным образом говорить на данном этапе о хороших перспективах извлечения из всего этого процесса сугубо материальную выгоду рядовыми инвесторами, пока не стоит. Ценность "цифрового золота" в глобальном смысле, скорее заключена в том, что сам феномен возникновение рынка криптовалют уже полезен хотя тем, что он смогло привлечь внимание к таким инновационным технологическим решениям, таким как блокчейн.

А потенциал их дальнейшего использования в других сферах, вне зависимости от судьбы самого биткоина, на текущий момент и в отдаленном будущем перевешивает все возможные негативные варианты развития событий на этом рынке. Ведь зачастую мы не знаем, какое сокровище на самом деле ищем: то, которое было зарыто нашими предками, или то, которое будет зарыто уже нашими потомками.

 

Примечания

1. Криптовалюта – разновидность цифровой валюты, создание и контроль за которой базируются на криптографических методах. Как правило, учёт криптовалют децентрализирован и не контролируется единым эмиссионным центром.

2. Электронные деньги – это неоднозначный и эволюционирующий термин, употребляющийся во многих значениях, связанных с использованием компьютерных сетей и систем хранимой стоимости для передачи и хранения денег. Под электронными деньгами понимают системы хранения и передачи как традиционных валют, так и негосударственных частных валют – обращение электронных денег может осуществляться как по правилам, установленным или согласованными с государственными центробанками, так и по собственным правилам негосударственных платежных систем. Понятие "электронные деньги" является обобщающим и включат в себя такие понятия, как "цифровая валюта", "виртуальная валюта", "криптовалюта", "частные деньги" и т.п., но не является тождественным им.

3. По данным информационного агентства Сoindesk

4. Капитализация рынка криптовалют превысила $500 млрд

5. "Остров невезения". Прим.: Любопытно отметить, что именно с этого года стоимость биткоина начинает демонстрировать устойчивую тенденцию к росту, в абсолютных значениях перевалив за $100 за единицу.

6. В Японии биткоины признали платежным средством

7. Лан Цзяньпин: Биткойн останавливают, так почему он все еще растет?

8. Оценка ликвидности рынка золота приведена по данным инвестиционного банка Goldman Sachs

 

Денис Федоров – кандидат экономических наук, специально для Информационного агентства "Реалист"