Денис Федоров: Великое противостояние КНР и США – борьба за лидерство в мировой "пищевой пирамиде"

Москва, 18.04.2018, 16:25

Джинн протекционизма уже выпущен из бутылки его главным заклинателем, напоминает экономист 

Иллюстрация:dealstreetasia.com

 

5 марта 2018 г. ведущий экономический советник президента США Ларри Кудлоу заявил: Вашингтон считает, что повышение пошлин на импорт китайских товаров может не вступить в силу, если Пекин выполнит требования американцев. По его словам, обмен экономическими угрозами был лишь первыми предложениями сторон.

Данное заявление стало интересной вехой в общем потоке словесных интервенций "враждующих сторон" на фоне разворачивающегося процесса финансово-экономического противостояния КНР и США, первым этапом которого стало то, что в мейнстрим-аналитике обычно именуют "торговой войной". Развитие событий в рамках сценария, о высокой вероятности реализации которого мы предупреждали ещё в конце октября 2017 г., на страницах ИА "Реалист", стало сюрпризом лишь для лиц, чье понимание данного вопроса базируется исключительно на форме, но не на сути происходящего. 

О невероятной узости имеющихся сейчас взглядов на суть происходящего свидетельствуют сами попытки назвать происходящее "торговой войной". Использование подобного термина в контексте масштаба событий, сопоставимо разве что с попыткой оценить общий размер айсберга исключительно по его надводной части. Поэтому для анализа происходящего необходим более глубокий экскурс в его первопричины, что не является желанием пофилософствовать на отвлеченную тематику, поскольку только таким образом можно спуститься на более предметный уровень исследования и прогноза действий сторон.

Попытки исследовать эти первопричины в обобщенном ключе, в том формате, в каком это позволяет сделать формат статьи, были представлены нами ранее; в контексте же развития мировой экономики, понимание сути процесса упирается в понимание того, что существует лишь два основных направления развития процессов – интеграция и дезинтеграция, попеременно сменяющих друг друга при чрезмерном усилении одной из этих противоборствующих сил развития. 

Лишь приложение этого понимания к практическому анализу, рассмотрение сути вещей через эту универсальную призму, способно дать объективное представление о дальнейшем развитии событий, что и будет продемонстрировано ниже.

В экономической плоскости первопричиной происходящего является смена циклических фаз развития мировой экономики в условиях достижения процессом интеграции (глобализации мировой экономики) своего плато. Выход на данное плато подразумевает постепенное исчезновение производительных сил для дальнейшего развития в силу отсутствия противодействия, поскольку сила обретается лишь в столкновении с препятствием.*

Именно это и обеспечивает усиление противоборствующей тенденции (зарождение дезинтеграционных процессов, в нашем случае, мер протекционистского характера), что является необходимым условием дальнейшего развития как такового.

Поэтому мир никогда не приходит и не придет к тому, что интеллектуальные идиоты вроде Ф. Фукуямы обозначали как "конец истории", который вот уже как почти тридцать лет после его провозглашения, все никак не наступает. Очевидно, что эта смена циклических фаз развития неотделима от и культурно-цивилизационного аспекта; и именно в этом контексте следует изучать используемые механизмы противоборства в только начинающем зарождаться противостоянии.

Подводная, скрытая от невзыскательного взора часть этого противостояния, являющегося, по сути, тем самым айсбергом, с которым уже столкнулся "Титаник" мировой экономики, лежит не только в сложившейся системе торговли КНР и США, и даже не в столь туманно обволакивающей торговые процессы финансовой сфере взаимодействия между этими странами.

Применительно к экономическим процессам речь здесь идет скорее о сложившейся за последние несколько лет системе исключительно неравновесной системе мирового воспроизводства как такового. Эта система, в основе которой лежит генерируемый фактическим статусом основной мировой резервной валюты (доллара США) сеньораж, который по сути является "пищевой пирамидой", на вершине которой довольно уютно расположились представители англо-американского мира.

Размеры и высота этой пирамиды столь огромны, что находящиеся на ее вершине обитатели уже не способны разглядеть появляющиеся в ее основании и стремительно разрастающейся трещины. Длительное пребывание на вершине этой пирамиды ослепляет, приводя к тому, что вполне можно было бы назвать "цивилизационным эгоцентризмом". Подобный эгоцентризм всегда вызывает обманчивое ощущение собственной силы и правоты, приводя к ложной уверенности белых джентльменов в своей способности менять правила игры, когда они уже перестают их устраивать. На деле же, это равнозначно попытке выдернуть кирпичи из основания строения, но понимание данного факта полностью отсутствует.

Начало процесса противостояния КНР и США, собственно, и является попыткой белых джентльменов из США в очередной раз переписать эти правила. В лучших (если слово "лучший" здесь уместно) традициях американской политики, такие действия всегда начинаются "нахрапом и наскоком", попыткой говорить исключительно с позиции силы.

Важно понимать, что сами принципы американской политики основаны исключительно на проецировании силового давления в том примитивном его аспекте, который мы все можем столь часто наблюдать в самой американской культуре. Достаточно лишь вспомнить традиции проведения боксерских матчей в США, когда перед началом боя, противники осыпают друг друга самыми страшными угрозами и оскорблениями, и это считается вполне нормальным. Условия же, сопровождающие заключения двухсторонних политических и экономических договоров, всегда рассматривались этой элитой этой страны как некие досадные ограничения, которые мгновенно отбрасывались в сторону при малейшем изменении баланса сил.

Подноготной основой заключения договоренностей для США всегда являлась попытка обменять временные уступки на постоянные преимущества. То, каким образом это обычно происходит, более чем убедительно демонстрирует ситуация с иранской атомной сделкой. Напомним, что в рамках данной сделки, в обмен на снятие санкций, США потребовали от Ирана уничтожения ядерной программы, прекрасно понимая, что для повторного введения санкций ничего, кроме высосанного из пальца предлога, в общем-то и не требуется, а вот для того, чтобы восстановить демонтированные ядерные объекты, потребуются годы, если не десятилетия.

Истоки подобного подхода, вне сомнений, берут свое начало из сложившейся практики обмена золота на бусы у папуасов, и от сложившегося стереотипа мышления, белые господа избавиться так и смогли. В более глобальном аспекте же, применительно к мировой экономике и геополитике, подобное поведение усугубилось еще и тем, что после распада СССР, этого естественного противовеса англо-американской геополитической гегемонии, американцы, что называется, совсем "потеряли берега", так и не удосужившись осознать всей пагубности сложившейся ситуации для них самих.

Потеря этих берегов, в период с 1991 г. по н.в., сопровождалась односторонними действиями силового характера (как расширение структур НАТО, выход из договора по ПРО, торпедирование сделки по иранскому атомному досье), не просто выходящими за рамки международного правового поля, но уничтожившими это самое поле в принципе.

В результате Соединенные Штаты Америки и сами не заметили, как из "мирового шерифа" стремительно деградировали до уровня пьяного ковбоя, палящего по бутылкам где-то в салуне, договариваться с которым о чем-то, можно лишь, приставив ему к виску кольт 9-го калибра. После чего, этот ковбой начинает довольно быстро трезветь, и о чудо, произносить что-то конструктивное.

О том, что суть ситуации в настоящее время обстоит именно таким образом, косвенным образом свидетельствует и то неподдельное изумление американской прессы, вызванное фактом той исключительно жесткой реакции КНР в качестве ответа на американские действия. Очевидно, что кольт КНР в виде примерно трех триллионов долларов, вложенных китайским правительством в американские гособлигации, оказался, довольно внушительным, по крайней мере, при первой его демонстрации, даже если мы не станем принимать в расчет ответные меры исключительно торгового характера.

Получилось, примерно, как в том анекдоте, и гопники, искренне не понимающие, "…а нас-то за что?..", моментально включили обратную скорость. Именно в подобном ключе, и никак иначе, и стоит воспринимать заявления г-на Кудлоу, о "первых предложениях сторон".

Следует отметить, что китайские товарищи все это прекрасно понимают, свидетельством чему является реакция государственных СМИ Китая на происходящее, классифицирующая действия американской администрации как "смехотворные и эксцентричные", демонстрирующие исключительно "надменное отношение" к Пекину. В настоящее время, в экономических отношениях, Китай уже вполне в состоянии демонстрировать жесткую силу, "ян", и именно это китайцами и было сделано. 

В результате, если не брать в расчет вопрос с пошлинами на сталь, решения по которому уже приняты (но который все же затрагивает относительно небольшой объем торговли), обе стороны на данный момент, казалось бы, технически все еще находятся в состоянии "взведенных "курков".

Проблема лишь в том, что это весьма упрощенный взгляд на действительность, поскольку постмодернизм, бывший до недавнего времени, характерной чертой исключительно культурного пространства, к настоящему моменту обрел и экономические свойства. Эти экономические свойства заключаются в том, что в условиях чрезмерной глобализации (прежде всего, в финансовой сфере) экономики, декларация намерения по сути становится самим действием.

Финансовые рынки уже отреагировали на происходящее, а все решения во взаимоотношениях США и КНР по сути, уже давно имеют отнюдь не двухсторонний, но многосторонний характер, затрагивающий практически все сферы мировой экономики. Джинн протекционизма уже выпущен из бутылки его главным заклинателем, и последствия этого шага в долгосрочной перспективе будут иметь для мировой экономики катастрофический характер.

Но все же стоит лишь внимательно прислушаться, и можно услышать, как этот джинн говорит голосом Мефистофеля: "Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо".

Как представляется, именно эти катастрофические последствия и станут единственно возможным стимулом к перестройке системы мирового воспроизводства, позволяющим спирали мировой экономики совершить свой очередной виток развития.

 

* На метафизическом уровне, подобная суть вещей может быть хорошо проиллюстрирована следующим изречением: "Если бы щит Сатаны не останавливал копья Михаила, - сила ангела потерялась в пустоте или должна бы была проявить себя бесконечным разрушением, направленным сверху вниз", Э. Леви, 1854-1856 гг.

 

Денис Федоров – кандидат экономических наук, специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...