Денис Федоров: Дело аналитиков – что стоит за публикацией скандального отчёта Sberbank CIB

Москва, 17.06.2018, 14:41

В современной истории России говорить об аналогичных прецедентах явно не приходится 

Фото: телеканал "Дождь"

 

В преддверии Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ-2018) российское бизнес-сообщество облетели некоторые детали майского отчёта аналитиков Sberbank CIB, изначально предназначенного для корпоративно-инвестиционных клиентов ПАО "Сбербанк" и обслуживаемых Sberbank CIB как аффилированным юридическим лицом.

Просочившиеся в широкую прессу подробности отчета, содержавшего резкую критику в адрес российского газового концерна "Газпром", вызвали широкий резонанс как между отдельными представителями отечественного бизнеса, так и среди неискушенной публики.

Основной объем представленных в отчёте претензий сводился к ущемлению интересов акционеров компании при прокладке трёх экспортных трубопроводов ("Сила Сибири", "Северный поток 2" и "Турецкий поток") в пользу выполняющих данные работы подрядчиков концерна.

В частности, отказ от строительства более дешевого проекта "Алтай" ($10 млрд) в пользу "Силы Сибири" ($55,4 млрд), по мнению аналитиков Sberbank CIB, мог быть связан с выгодой подрядчиков, которыми являются широко известные "Стройгазмонтаж" Аркадия Ротенберга, и "Стройтранснефтегаз" с 50% долей, принадлежащей Геннадию Тимченко и его семье.

Реакция представителей экспертного и делового сообщества по самой сути вопроса оказалась неоднозначной. Вполне ожидаемо, позиция аналитиков Sberbank CIB получила определенную поддержку со стороны миноритарных акционеров "Газпрома" (в частности, директора Prosperity Capital Александра Браниса) и коллег по банковской отрасли, в то время, как позиция некоторых экспертов оказалась более сдержанной.

И все же на первый план очень быстро вышел вопрос об этической составляющей подобных обвинений, основанных на достаточно вольной интерпретации фактов в условиях естественной ограниченности информации, на основании которой авторы отчета сделали столь далеко идущие выводы. Масла в огонь подлила и сама стилистика отчёта, весьма далекого от сухих стандартов банковской отрасли, и выполненного скорее в жанре остросюжетного детектива.

Далее маховик разгоревшегося скандала начал разворачиваться уже по полной. В результате, приносить извинения за сложившуюся ситуацию как упомянутым в отчете подрядчикам, так и самому концерну, пришлось не только руководителю Sberbank CIB Игорю Буланцеву, но и лично главе ПАО "Сбербанк" Герману Грефу, охарактеризовавшему выводы отчета как дезинформирующую рынок "безответственность или сознательную провокацию".

Подобная позиция руководства "Сбербанка" привела к вполне логичным "оргвыводам" на уже кадровом уровне. Так, был уволен основной автор доклада Александр Фэк, покинул свой пост и руководитель аналитической службы Sberbank CIB Александр Кудрин, который является его непосредственным начальником.

Несколько менее заметным, но отнюдь не менее интересным на фоне происходящих кадровых изменений стало решение расстаться с компанией управляющего директора и главного экономиста Sberbank CIB Евгения Гавриленкова.

Отметим, что это уже не первый скандал, связанный с публикациями аналитической команды Sberbank CIB. Так, в частности, в октябре 2017 г., господином Фэком и его соавторами, Анной Котельниковой и Валерием Нестеровым был подготовлен отчет по деятельности ПАО "НК Роснефть", один из разделов которого имел более, чем многозначительное название - Rosneft: We Need to Talk About Igor ("Роснефть": надо поговорить об Игоре) и получил определенное освещение в зарубежной прессе, в частности, в таком влиятельном рупоре зарубежного бизнес-истеблишмента, как Financial Times.

Данный раздел также содержал в себе критические, во многом переходящие на уровень политических претензий, замечания относительно стратегии развития компании и лично руководителя "Роснефти" Игоря Сечина. Указанный доклад, охарактеризованный пресс-секретарем Роснефти" Михаилом Леонтьевым как "маниакальное пристрастие" и "патология", "переход на личности и геополитику", так же, как и на этот раз стал причиной того, что руководству Sberbank CIB пришлось принести соответствующие извинения.

Комментируя ситуацию, прежде всего, стоит отметить следующее. Уровень медиа-сопровождения случившегося, в сочетании с рядом дополнительных факторов (речь о которых пойдет ниже) даёт серьезные основания для оценки сложившегося как несколько большего, чем просто частная инициатива c уклоном в детективный жанр от одного из аналитиков Sberbank CIB.

В сочетании же с целым рядом других событий, в последнее время происходящих как во внутриэкономической и внутриполитической жизни страны, так и на более высоком геополитическом уровне, становится очевидным, что рассмотрение данного дела в гораздо более широком ключе имеет под собой достаточные основания.

Конечно же, подобная оценка имеет определенные пределы точности, основанные на существующей (в данный момент) информационной базе по событию, представленной ограниченным, разрозненным набором фактов преимущественно из открытых источников. В силу вышесказанного данная оценка может иметь в себе свойства более обобщенного характера, чем того бы хотелось, и представлять собой скорее поиск и определение направлений для дальнейшего изучения вопроса. Тем не менее подобные ограничения никоим образом не снижают актуальности её проведения.

Первой задачей подобного анализа, очевидно, является получение (на данном этапе предварительных) ответов на следующие вопросы: является ли произошедшее (принимаемое нами по умолчанию (исходя из слов непосредственных участников) в качестве т.н. "нулевой гипотезы") исключительно частной инициативой аналитика Sberbank CIB и с какой вероятностью?

Исходя из текущего объема информации, следует отметить, что вероятность того, что данное событие по своей природе является исключительно случайным (т.е. представляющим собой исключительно частную инициативу аналитика), исчезающе мала.

Основной причиной, позволяющей нам сделать подобный вывод, являются следующие причины:

- предыстория с отчетом по "Роснефти" в октябре 2017 г., после которой тщательный контроль за всеми материалами, подготавливаемыми указанной группой аналитиков, представлялся бы более, чем уместным; в этом контексте странным образом вдруг не сработавший "корпоративный фильтр" заставляет задуматься о том, что непосредственным руководителем аналитиков и, возможно, руководством более высокого уровня (по странному совпадению также покидающим Sberbank CIB) была проявлена либо непростительная халатность, либо они были в курсе происходящего;

- наличие у аналитика Sberbank CIB Фэка американского гражданства, что само по себе, безусловно, не является преступлением, но все же оставляет, с учетом текущих взаимоотношений между РФ и США, как минимум, не очень хороший осадок;

- тайминг публикации материалов отчета непосредственно перед главным экономическим событием года в России - Петербургским международным экономическим форумом (ПМЭФ 18), что формирует, как минимум, неблагоприятную повестку в отношении указанных в предыдущем и текущем отчетах системно значимых для экономики страны компаний;

Размышляя о том, что могло бы объединять всех трёх, покидающих Sberbank CIB персоналий, становится очевидным, что подобной общностью являются выраженно либеральные взгляды по экономическим вопросам, в ряде случаев (как показал отчёт от октября 2018 г. по "Роснефти") плавно перетекающих в соответствующее политическое мировоззрение.

Безотносительно этих взглядов, в отдельных случаях вполне способных сформировать своё видение реальности, также очевидно, что указанные господа, являясь профессионалами высокого уровня с многолетним опытом работы, не могли не представлять себе всей цепочки последствий публикации материалов отчета на текущем временном отрезке, как для собственной карьеры, так и для указанных в отчетах экономических субъектов.

Осознание данного факта, предполагающего наличие на другой чаше весов чего-то, способного уравновесить все возникающие риски, вполне способно перевести вопрос в совершенно иную плоскость. Вопрос, способна ли в качестве такого балансира выступать исключительно личная приверженность либеральным ценностям и "готовность пострадать за правду", да и просто поучаствовать в подобной "либеральной фронде", наверно, покажется риторическим и не совсем уместным. Слишком высока цена вопроса. По крайней мере, в современной истории России говорить навскидку об аналогичных прецедентах явно не приходится.

Подобное положение вещей ещё раз заставляет задуматься о намного более многослойном (чем представляется на первый взгляд) характере этого дела, рассматривая его как многомерное событие, затрагивающее области интересов весьма широкого круга субъектов экономической и политической среды как в России, так и за рубежом.

Попытавшись даже навскидку сформулировать эти области, мы приходим к выводу, что указанным многомерным событием на уровне вполне логичной причинно-следственной связи, затронуты:

- внутриэкономическая область: в этом контексте, публикация материалов отчета затрагивает расстановку сил на рынке государственных инфраструктурных контрактов, объем которого выражается десятками триллионов рублей;

- внутриполитическая область: в данном контексте, материалы отчета могут в определенной степени восстановить разрушенное status quo между консервативной и либеральной частями политической элиты России; напомним, что позиции последней за прошедшие несколько лет в значительно мере были подорваны как хорошо известной историей с бывшим руководителем МЭР А. Улюкаевым, так и последними кадровыми перестановками в правительстве, по результатам которых, в его состав не вошла значительная часть людей, традиционно воспринимаемых в экспертном сообществе, как "либералы";

- геополитическая область: в указанном контексте, становится очевидно, что материалы отчета вполне способны оказать определенное воздействие на иностранных акционеров "Газпрома" и "Роснефти", что в свою очередь, также способно как привести к определенным затруднениям при реализации сильно не нравящихся определенной части наших "зарубежных партнёров" упомянутых выше проектов "Сила Сибири", "Северный поток 2" и "Турецкий поток", равно как и повлиять на восприятие потенциальными инвесторами инвестиционной привлекательности этих компаний вцелом;

Следует понимать, что масштабы интересов ключевых игроков в указанных областях являются столь значительными, что предположение об абсолютно случайном (т.е. стоящим вне интересов игроков) характере публикации материалов отчета как частного плода творчества до последнего момента вполне успешно встроенных в бизнес-систему либерально настроенных аналитиков, представляется не слишком убедительным. Раз в году, конечно, и палка стреляет, однако произошедший чуть более полугода назад случай с "Роснефтью" заставляет усомниться в подобном положении вещей.

Интересно, что все вышесказанное отнюдь не отменяет факта самой подобной инициативы со стороны аналитиков. На подобном уровне речь обычно идёт о том, что в терминологии специальных служб классифицируется как агент влияния и/или использование "втёмную", а воспитание таких людей иной раз длится не одно десятилетие, начиная с университетской скамьи. В этом смысле люди довольно часто выдают умело вложенные в их голову мысли за свои собственные.

Базовая оценка мотивации субъектов, в настоящий момент являющихся ключевыми игроками в определенных выше областях, в соответствии со старым как мир принципом cui bono? (кому выгодно?), на основании имеющейся информации, в настоящее время не позволяет говорить о предметной идентификации задействованных в этом деле конкретных структур.

Провести подобный анализ, основываясь, исключительно на открытых источниках информации, в подавляющем большинстве случае вообще не представляется возможным. Утверждать обратное, означало бы опуститься до уровня т.н. "журналитики", выдавая собственные, изначально основанные на ограниченном объёме информации рассуждения, за истину в последней инстанции.

В контексте всего вышесказанного, мы можем лишь утверждать, что возникновение подобного события играет на руку определенной части российской элиты либерального толка, оно также способно в определенной степени повлиять на геополитический баланс сил, связанный с добычей и транспортировкой углеводородов, и наконец, иметь определенные последствия в вопросе изменений на отечественном рынке государственных контрактов.

Высокая многомерность указанного события такова, что его бенефициарами вполне могут оказаться лица и структуры, не приложившие ни малейшего усилия к его возникновению.

Поэтому мы можем говорить лишь о достаточно общих аспектах данного дела, в которые есть не дороги, но направления. Последнее же интересное направление, о котором стоит упомянуть в контексте данного дела, имеет скорее методологический характер, и в некотором смысле, связано с самой многомерной сутью данного события.

Сам факт возникновения указанного многомерного события в терминах теории игр может быть определен как достижения равновесия по Нэшу, необходимое для того, чтобы игра (в нашем случае, возникновение подобного события), в принципе состоялась. Поскольку данное событие имело место быть, очевидно, что подобное равновесие было достигнуто.

Достижение подобного равновесия естественным образом (когда кто-то что-то написал, кто-то не обратил внимания и пропустил в широкую прессу, кто-то пообещал бороться с коррупцией при закупках, а кто-то слишком резво подхватил в медиа-среде), по аналогии с формированием клеточных структур из некоего "первобытного бульона" аминокислот, принимая во внимание весь пласт задействованных в этом деле областей, а также тайминг события, с практической точки зрения, представляется не слишком реалистичным.

Достаточно лишь вспомнить, сколько времени занял этот процесс в случае возникновения жизни на Земле, согласно существующим на данный момент научным представлениям.

Говорить же о формировании т.н. коалиционной или кооперативной игры, или по-простому, непосредственного сговора между ключевыми игроками в столь различных областях напрямую, также не проблематично. Действительно, мы довольно часто (если судить по отчетам ФАС) сталкиваемся с формированием картельных соглашений, однако в данном случае не следует забывать, что речь тут обычно идет об относительно небольшом количестве компаний, действующих на одном рынке и имеющих широкую сферу соприкосновения интересов.

В нашем же случае, это достижение подобного равновесия путем прямых переговоров представляется слишком длительным и сложный процессом, с учетом широты областей интересов, затрагиваемых данным событием и количеством бенефициаров, которое может десятками, если не сотнями различных структур в каждой.

Несмотря на данный аспект дела, подобное равновесие, позволившее материалам отчета появиться на свет, всё же было достигнуто.

Некоторый свет на случившееся могут пролить работы Роберта Ауманна, в 1974 г. предложившего понятие т.н. "коррелированного равновесия", в процессе достижения которого, каждый участник игры получает от "коррелирующего устройства" совет для выбора стратегии, что позволяет прийти к равновесному состоянию (если оно в принципе достижимо) значительно быстрее, чем в других случаях.

В контексте данного дела, по всей видимости, также не обошлось без участия некоего "коррелирующего устройства", выполнявшего координационные функции или являвшегося инициатором игры, по аналогии с рефери, сбросившим шайбу игрокам в требуемой ему зоне. О конкретной природе подобного "устройства" можно лишь догадываться, поскольку в подобном качестве могут выступать не только отдельные люди или коммерческие организации, но и несколько иные структуры.

 

Денис Федоров – кандидат экономических наук, специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...