Денис Федоров: Россия сбрасывает американские гособлигации. Часть I

Москва, 14.07.2018, 16:05

В апреле 2018 года российские вложения в американские гособлигации сократились с $96,1 до $48,7 млрд, отмечает эксперт

На фоне начала летней поры отпусков и настоящего медиа-сумасшествия, связанного с проведением чемпионата мира по футболу, экономические и геополитические реалии, в определенной мере, отошли на второй план.

Не в последнюю очередь, в силу этого фактора, на информационном фоне последних недель, осталось незамеченным опубликованное буквально на днях сообщение швейцарской "Neue Zürcher Zeitung". Со ссылкой на данные Минфина США, газета сообщила о радикальном сокращении российских вложений в американские гособлигации за апрель текущего года, с $96,1 до $48,7 млрд. [1,2]

Эту новость, вполне можно назвать сенсационной, достаточно вспомнить весь объем общественного резонанса по данному вопросу в последние несколько лет. Однако, осознать весь смысл данного события невозможно без понимания фундаментальных причин, по которым Россия начала осуществлять  вложения такого рода, равно как и без понимания последствий подобной политики для отечественной экономики. Поэтому, имеет смысл остановиться на всех этих аспектах более подробно.

Необходимость осуществления подобных инвестиций ab initio изначально обосновывалась основными положениями экономического катехезиса, рекомендуемого МВФ и Всемирным Банком к применению в странах, испытывающих "финансовый и экономический кризис", и более известного в широких кругах под термином "Вашингтонский консенсус".

Составлявшие этот консенсус 10 ключевых заповедей, на первый взгляд, не содержали ничего особо крамольного и выглядели достаточно разумно даже для неискушенного в экономике человека. Либерализация, приватизация, фискальная дисциплина, дерегулирование экономики в целом. Казалось бы, именно эти меры способны привести в рабочее состояние даже самые безнадежные случаи.

Из Заповедей логически проистекало, что с трудом пережившие тяжелое наследие тоталитарных режимов, доведенные до ручки командно-административным гнетом экономики вроде российской, должны внимательно следить за своими финансовыми потоками.

Подразумевалось, что в дремучих российских условиях, повсеместного воровства и кумовства, возможностей для инвестиций не очень много, поэтому любой дополнительный приток средств должен автоматически вызывать всплеск инфляции, а также приводить к росту курса национальной валюты, что автоматически снижает конкурентоспособность экспорта.

Из всего этого также следовало, что денег в экономике должно быть примерно столько, сколько покрывается международными резервами ЦБ. Ведь если денежная масса национальной валюты, по сути, есть объем требований по производимым страной товарам и услугам, т.е. де-факто, пассив, то он должен быть закрыт соответствующим объемом требований в денежном выражении (резервами ЦБ) по отношению к внешнему миру как активом.

С учетом всего этого и, принимая во внимание сильную зависимость российской экономики от цен на энергоносители (что автоматически предполагало ее неустойчивость), в соответствующем блоке правительства России все эти идеи трансформировались во введение т.н. "бюджетных правил" еще в далеком 2004 году. Согласно этим правилам, возникшие от выгодной ценовой конъюнктуры дополнительные нефтегазовые доходы на случай неблагоприятного развития событий предлагалось стерилизовать в резервных фондах. [4] Эта идея поначалу казалось здравой, а уровень цен на углеводороды был столь высок, что необходимость "сохранения и приумножения" быстро растущих в закромах Родины богатств ни у кого не вызывала особых сомнений.

С учетом ключевых положений консенсуса, "кумовства и воровства, etc., сохранять и преумножать было решено преимущественно в "первоклассных долговых активах" зарубежных стран, и прежде всего, в долговых инструментах американского Минфина. И, надо сказать, за дело взялись с поистине царским размахом.

График 1. Российские вложения в долговые инструменты Минфина США, 2007-2018 гг. [5]

** По состоянию на конец апреля 2018 г.

 

История начала активного (на уровне обозначения отдельной строкой в бюллетенях Минфина США) инвестирования в госдолг США берет свое начало в далеком 2007 году, когда Россия осуществила первые масштабные вложения в американские бумаги. В дальнейшем, страна активно наращивала инвестиции примерно до конца 2012 года, когда максимальный объем единовременно размещенных средств составил порядка $161,5 млрд.

График 2. Динамика доходности 10 Year Treasury Note, 2007-2018 гг.* [6]

*В качестве базового показателя доходности использован среднегодовой показатель по 10-летним казначейским облигациям США (10 year Treasury Note)    

** По состоянию на конец апреля 2018 г.

 

Ориентируясь на показатели доходности, следует отметить, что большая часть этих вложений (по крайней мере, до 2011 г.) была совершена в относительно неплохих рыночных условиях.

В условиях благоприятной конъюнктуры цен на энергоносители и определенных (как позже выяснилось, напрасных) надежд на быстрое восстановление мировой экономики после кризиса 2008 г., казалось, что все идет нормально. Российская экономика еще демонстрировала, если не выдающиеся, то вполне приличные темпы роста, а возможность возникновения дефицита федерального бюджета казалась чем-то вроде высадки инопланетян на Землю.

Однако, дьявол, как известно, кроется в деталях. Примерно к 2012-2013 гг., безграничная вера в догматы консенсуса начала понемногу разыгрывать с его российскими адептами довольно злую шутку.

На них, в начале 1990-х, не без труда осиливших пару томов "Экономикс" Самуэльсона, но явно не сумевших понять весь смысл оговорки экономиста о "прочих равных условиях", как из рога изобилия, вдруг посыпались различные неприятные диссонансы.

Как-то между делом вдруг оказалось, что либерализация финансовых и валютных рынков приводит к тому, что на них начинают хозяйничать спекулянты, масштаб финансовых манипуляций которых с трудом поддается оценке. Что либерализация внешней торговли (особенно в рамках механизмов ВТО) чревата появлением дешевого низкокачественного импорта, способного поставить крест на обрабатывающих отраслях и сельском хозяйстве; тотальная приватизация направлена на обеспечение беспрепятственной экспансии западного капитала для скупки дешевых активов.

Подобно ножу в сердце встал и упорно отрицаемый до того факт, что эмитенты мировых резервных валют без особого зазрения совести успешно решают свои экономические проблемы переносом сопутствующих издержек на остальных участников мировой экономики, пользуясь собственным монопольным положением в этой сфере.

О вскрывшихся в то время манипуляциях процентными ставками LIBOR, EURIBOR, TIBOR, мошеннических действий на рынке золота и валютном рынке (FOREX) со стороны ведущих западных банков (по интересному совпадению, практически поголовно имеющими статус первичных дилеров ФРС США), отечественные либералы и вовсе старались не вспоминать. [7]

В условиях наступления последовавшей за кризисом 2008 г. т.н. "Великой рецессии", сопровождавшейся не только ослаблением мирового платежеспособного спроса, но и резким усилением геополитической напряженности, ситуация стала быстро меняться, и отнюдь не в лучшую для российской экономики сторону.

Продемонстрированные в 2012-2013 гг. темпы роста отечественной экономики (3,6 и 1,8% соотв.) позволили заговорить, если не о явной стагнации, то, как минимум, об исчерпании выбранной модели экономического развития. [8]  И, как показало дальнейшее развитие событий вплоть до настоящего времени, самым неприятным во всем этом деле было не только это. Оказалось, что те самые тщательно собираемые резервы отнюдь не гарантируют экономики России того, для чего они, собственно говоря, и собирались.

А именно – не гарантируют и не обеспечивают устойчивости экономического развития в новых условиях. И если ослабление мировых резервных валют в результате проведения программ количественного смягчения в период 2010-2013 гг., в силу все той же сырьевой специфики экспорта, затронуло Россию в целом меньше, чем  других держателей, то начиная с 2014 г., последовали новые  и намного более неприятные открытия.

Оказалось, что созданные фонды, особенно в условиях низких цен на углеводороды проедаются, что называется, на раз, а одной атаки международных спекулянтов на национальную валюту, достаточно, чтобы "вынести" ЦБ РФ на сумму порядка $50 млрд, без малейшего изменения ситуации на валютном рынке в лучшую сторону. [9]

Не внушала оптимизма во всем этом процессе и геополитическая составляющая. Устроенная американскими законодателями и серьезно встряхнувшая финансовые рынки клоунада с увеличением потолка госдолга летом 2011 г., последовавшие за ней события "арабской весны" и украинской "революціi гідності", серьезно ухудшившее экономическую ситуацию санкционное давление со стороны Запада, – все эти вещи не способствовали поддержанию сложившегося на тот момент status quo.

Если в относительно благоприятных условиях 2000-х гг. вопросы эффективности российских инвестиций в американские долговые бумаги обсуждались скорее на академическом уровне, то к середине текущей декады, широкую общественность все больше стали интересовать более насущные вопросы.

Не только далекие от экономики люди, но и многие профессиональные экономисты, постепенно теряли понимание, почему Минфин РФ занимает деньги на мировых рынках под более высокий процент, чем размещает собственные средства, и в уютной компании ЦБ РФ, с упорством, достойным лучшего применения, продолжает вкладывать свои резервы в американские долговые бумаги.

Какова экономическая эффективность всего этого многолетнего процесса и самое главное, насколько все это имеет смысл в условиях фактического коллапса взаимоотношений России и США, с перспективой перехода конфликтной ситуации в прямое военное столкновение?

 

Продолжение следует…

Примечания

1. Was China von Russland lernen kann

2. Major foreign holders of treasury securities

3. Major foreign holders of treasury securities

4. Первым таким фондом стал образованный в 2004 г. Стабилизационный Фонд РФ. В 2008 г. его разделили на Резервный фонд РФ и Фонд национального благосостояния.

5. Расчеты автора по данным US Department of the Treasury на конец соответствующего года http://ticdata.treasury.gov/Publish/mfhhis01.txt и https://www.statista.com/statistics/698047/yield-on-10y-us-treasury-bond

6. Yield on 10-year Treasury bond in the United States from 1987 to 2017

7. К наиболее известным подобным манипуляциям следует отнести:

Манипуляции со ставками LIBOR, EURIBOR, TIBOR. Факт данных манипуляций, по сути, представлявших согласованные действия по завышению или занижению ставок был установлен Комиссией по ценным бумагам и биржам США (SEC), Министерством Юстиции США, а также властями Великобритании, Японии, Франции и ЕС.

В результате расследования в июне 2012 г. были доказаны манипуляции со стороны банка Barclays; на настоящее время доказано участие в манипуляциях еще ряда крупнейших международных банков, в том числе UBS, Royal Bank of Scotland, Radobank, Citigroup, JP Morgan Chase, Societe Generale, Deutsche Bank, Lloyds Bank, а также ряда более мелких организаций (ICAP, RP Martin и т.п.). Суммы штрафов, выплаченных в рамках досудебного урегулирования, варьировались от нескольких сотен миллионов (Lloyds Bank – $380 млн, Barclays - $400 млн, и т.п.) до $2,5 млрд (Deutsche Bank).

Продолжающийся процесс расследования манипуляций на рынке драгоценных металлов, инициированный Министерством Юстиции США в начале 2015 г. и касающийся т.н. "лондонского золотого фиксинга", а также процесса установления цен на платину, серебро и палладий.   Процесс ведется в отношении 10 крупнейших международных банков, в частности, Barclays, HSBC, Deutsche Bank, Bank of Novia Scotia, Credit Suisse, UBS, JP Morgan Chase, Societe Generale, Standart Bank, Goldman Sacks. По результатам расследования, британский финансовый регулятор FCA обязал Barclays выплатить штраф в размере $44 млн к маю 2015 г., считая доказанным факт манипуляций по занижению цен на золото непосредственно перед фиксингом в 2012 г. Расследование в отношении остальных банков продолжается.

Манипуляции на рынке Forex. Начавшееся в июне 2013 г. расследование манипуляций, проводимых крупнейшими международными банками (Barclays, Goldman Sachs, Royal Bank of Scotland, HSBC, BNP Paribas, Societe Generale, Citigroup, JP Morgan Chase, Morgan Stanley, Lloyds Bank, Deutsche Bank, UBS, Bank of America и некоторые другие) на рынке Forex доказало наличие согласованных действий между группами трейдеров этих организаций.

По результатам расследования, финансовые регуляторы уже обязали ряд организаций выплатить соответствующие штрафы (в частности, в Великобритании: Сitigroup – $358 млн, HSBC – $343 млн, JP Morgan Chase – $352 млн, Royal Bank of Scotland – $344 млн, UBS – $371 млн; в США: Citigroup и JP Morgan Chase – по $310 млн, HSBC – $275 млн). Однако, на текущий момент общая сумма штрафов уже превысила $9 млрд только в США.

Объем наносимого ущерба только для британских клиентов банков составил порядка $11,5 млрд ежегодно, тогда, как подобные манипуляции продолжались более одного десятилетия. Общий объем ущерба на настоящее время точно не установлен.

8. Федеральная служба государственной статистики

9. Какие риски несет объединение Резервного фонда и ФНБ

 

Денис Федоров – кандидат экономических наук, специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...