Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Эскин: интеллектуальная база «Моссада» не имеет равных в мире

Иерусалим, 18.12.2019, 11:00

13 декабря 1949 года указом премьер-министра Давида Бен-Гуриона была создана израильская политическая разведка «Моссад». Сперва ведомство называлось Центральным институтом координации, а 1 апреля 1951 года сменило вывеску на Институт разведки и специальных операций.

Давид Бен-Гурион объявляет о создании государства Израиль, 14 мая 1948 года. Фото: AFP

О каких достижениях специальной службы Израиля можно открыто говорить спустя 70 лет? Благодаря чему и кому израильтяне создали одну из самых влиятельных разведывательных служб в мире?

На эти и другие вопросы ИА «Реалист» отвечает израильский публицист Авигдор Эскин.

ИА «Реалист»: Какие факторы способствовали историческому успеху «Моссада» в деле защиты Израиля?

Авигдор Эскин: С первых дней независимости Израиль был вынужден обороняться против агрессии со стороны соседей, занимая чуть менее 21 тысячи квадратных километров. Чувство осажденной крепости для нашей страны было каждодневной реальностью. Поэтому сотрудники особо важного государственного ведомства чувствовали повышенную ответственность.

Понятно, что они были мотивированы самой реальностью куда больше, нежели американские партнеры были во Вьетнаме или российские — в Сирии. Отсюда и традиционный подход «Моссада»: нет ничего невозможного. Есть поставленная задача, и она не может быть невыполнимой.

Важным фактором являлась и связь с диаспорой, а также — прибытие в Израиль евреев со всех уголков мира. «Моссад» обычно не вербует евреев за рубежом. Однако связь с диаспорой позволяет получить точные оценки происходящего вокруг. Порой точная и взвешенная оценка на основе открытых источников важнее глубоко и успешно внедренного агента. Также: интеллектуальная база «Моссада» не имеет равных в мире.

Экс-руководители «Моссада» с Биньямином Нетаньяху и Реувеном Ривлиным — слева направо: Дани Ятом, Тамир Пардо, Цви Замир, Шабтай Шавит, Наум Адмони и Эфраим Галеви. Декабрь 2014 года. Фото: Haim Zach / GPO

ИА «Реалист»: Вы считаете, что «Моссад» - гораздо больше, чем просто разведывательная служба. Что в данном случае значит «гораздо больше»?

Авигдор Эскин: «Моссад» занимается не только сбором информации, но и активными операциями, что прописано в самом его названии. Этим он отличается от других разведслужб. В первые годы после образования Израиля «Моссад» руководил операциями по вывозу евреев из арабских стран, а позже — и из Ирана. В то же время «Моссад» занимался выслеживанием и поимкой нацистских преступников, самым известным из которых был Адольф Эйхман.

Позже «Моссад» был вовлечен в антитеррористические операции, включавшие саботаж и точечную ликвидацию. И особо важно подчеркнуть, что «Моссад» играл ведущую роль в продвижении соглашения о мире с Египтом. Он также стоит за наведением мостов с арабским миром. Эта разведслужба отличилась и умелым миротворчеством.

ИА «Реалист»: Публичная позиция «Моссада» по Ирану резко отличается от позиции ЦАХАЛа, хотя в руководстве специальной службы работают в основном военные. Чем объясняется такое расхождение во взглядах?

Авигдор Эскин: Пожалуй, споры велись не столько между двумя ведомствами, сколько между разными людьми и по существу. Бывший глава «Моссада» Меир Даган был убежден, что проблему ядерной программы Ирана можно решить при помощи санкций и специальных операций, не доводя дело до крупного военного вмешательства.

Бывший министр обороны Эхуд Барак считал, что необходимо нанести удар по иранскому ядерному реактору. Как мы знаем, точка зрения Дагана была принята.

ИА «Реалист»: Как бы Вы определили вклад «Моссада» в налаживании мостов между Израилем и арабскими странами в процентном отношении?

Авигдор Эскин: Арифметика здесь затруднительна. Можно смело сказать, что «Моссад» играет ведущую роль в мирных инициативах по отношению к арабскому миру. Без него Израиль не находился бы в том благоприятном положении, в котором находится в наши дни.

 

Авигдор Эскин — израильский публицист, специально для ИА «Реалист»

Çàãðóçêà...