Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Эрдоган поддерживает сепаратистов в России

Москва, 26.10.2020, 10:33

Востоковед Станислав Иванов рассказал ИА Реалист о мифах и реальности проекта «Великая Черкесия»

Реджеп Эрдоган и Владимир Путин. Фото: Sputnik / Михаил Клементьев

 

МОСКВА (ИА Реалист). После распада СССР и установления связей и контактов черкесов, проживающих в России (Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, Адыгея) с зарубежной диаспорой (Турция, Иордания, Сирия, Израиль, Ирак, Грузия, США, Европа) возникла идея создания нового государства - «Великой Черкесии». Несмотря на то, что такого государства никогда не существовало, сторонники его создания в своих планах не ограничились границами перечисленных выше российских республик, а пытаются также претендовать на части территорий Ростовской области, Ставропольского и Краснодарского краев, Северной Осетии. Государствообразующим народом, согласно проекту Великой Черкесии, должны стать адыгоязычные народы (адыгейцы, кабардинцы, черкесы, шапсуги), объединенные под общим названием «черкесы», с поглощением представителей иных национальностей, проживающих на этих землях. Следует заметить, что сегодня даже в Адыгее и Карачаево-Черкессии адыгов меньше четверти, а в Кабардино-Балкарии – лишь около половины.

Сепаратистские настроения среди российских черкесов и реваншизм черкесских диаспор весьма активно подогреваются на государственном уровне в ряде заинтересованных иностранных государств. Можно с достаточной степенью уверенности говорить и о причастности к этому процессу зарубежных спецслужб. Примером такой провокационной деятельности может служить основанный при поддержке ЦРУ США Джеймстаунский фонд. По данным Генпрокуратуры РФ, Фонд проявляет «повышенное внимание» к регионам Северного Кавказа, для разжигания националистических настроений использует и черкесскую тематику, целенаправленно продвигая идею изменения территориального устройства России. В апреле 2020 года Министерство юстиции РФ включило этот фонд в реестр организаций, деятельность которых признана нежелательной на территории России.

На регулярной основе в Турции, Грузии и других странах проходят различные форумы черкесских диаспор, где выступают руководители государств с призывами поддержать якобы ущемленных в своих правах черкесов. В Европейском парламенте проводятся так называемые «Черкесские дни», в странах ЕС функционируют «Федерация европейских черкесов» и «Федерация черкесов Германии».

Особую активность на этом направлении проявляет президент Турции Реджеп Эрдоган, который открыто призывает черкесов и крымских татар восстановить «историческую справедливость». Общественная организация Турции «Патриоты Черкесии» призывает ООН рассмотреть вопрос о признании геноцида адыгов (черкесов) в Российской империи. Как отмечается в заявлении этой организации, кроме отсутствия у черкесов сегодня «реальных прав», они лишены внешних связей, которые особенно важны для адыгов (черкесов) в силу того, что за рубежом их проживает больше, чем на исторической родине – на Северном Кавказе. «Кабардино-Балкария, Адыгея и Карачаево-Черкесия не могут задействовать потенциал своей зарубежной диаспоры – ни в плане привлечения инвестиций, ни даже в плане репатриации соотечественников», – указано в этом документе.

В Турции черкесы занимают особое положение; там черкесская диаспора как бы интегрирована в турецкое общество и власть. Еще со времен Османской империи черкесские генералы занимали высокие посты в турецкой армии и имели большой политический вес. И сегодня их потомки играют важную роль в деятельности органов власти, турецких политических и общественных организаций. Анкара вынуждена учитывать наличие в стране хорошо организованной и сплоченной кавказской-черкесской диаспоры. Между черкесской общиной и турецкими властями нет каких-либо разногласий и конфликтов, но черкесский вопрос все же периодически всплывает на поверхность. В отличие от оппозиционно настроенных центральным властям курдских организаций, черкесские политические и общественные движения лояльны правительству и не требуют создания на территории Турции своей территориальной или культурной автономии. Но турецкие черкесы все настойчивее предлагают признать за ними статус национального меньшинства (со времен Ататюрка черкесы указываются в переписях населения как турки). В этом требовании их поддерживают европейские институты. Официальное признание нужно лидерам черкесов для того, чтобы активнее инициировать процесс репатриации черкесов на Северный Кавказ. Анкара пока не идет на это, опасаясь, что следующим шагом может стать требование о признании насильственной депортации черкесов из России актом геноцида, а в таком случае на повестку дня может встать и вопрос о признании геноцида армянского народа уже турецкими властями.

На Северном Кавказе сегодня проживает свыше 700 тыс. черкесов, черкесские диаспоры за рубежом насчитывают несколько миллионов человек. Самая многочисленная черкесская диаспора имеется в Турции, где проживают более 1,5 млн человек.

Грузия пока остается единственной из стран, которая признала геноцид черкесов. Черкесский вопрос в Грузии стал актуальным после признания Россией независимости Южной Осетии и Абхазии. Однако права черкесов – это лишь одна из тем, с помощью которых Грузия пытается воздействовать на Россию. Не так давно Грузия заявила о безвизовом режиме для других жителей Северного Кавказа – чеченцев, аварцев, осетин и т.д.

Толчком к нарастанию националистических и сепаратистских настроений среди российских черкесов послужил распад СССР и ельцинский «парад суверенитетов». Нормализация ситуации в Чеченской Республике и в целом стабилизация обстановки на Северном Кавказе несколько остудили пыл черкесских сепаратистов, но сама идея создания Великой Черкесии на юге России сохранилась.

Наряду с влиянием черкесских диаспор и их зарубежных спонсоров на рост националистических настроений среди черкесов Северного Кавказа можно отметить и негативные факторы местного значения, которые создают предпосылки к росту черкесского сепаратизма. Как и в других республиках Северного Кавказа, в районах компактного проживания черкесов сохраняются межэтнические противоречия, клановость, высокий уровень коррупции, безработица среди молодежи, социальное неравенство, криминализация ряда сфер хозяйственной деятельности. Уровень жизни большинства населения, систем здравоохранения, образования не соответствуют даже среднестатистическим по России. Образовался большой разрыв в доходах чиновников и членов их семей и подавляющего большинства простых жителей этих республик. Ряд наиболее острых проблем в регионе требуют своего разрешения местными и федеральными властями. Например, западные черкесы (адыги, шапсуги) остались недовольны тем, что были проигнорированы их просьбы по корректировке мест проведения зимних Олимпийских игр в Сочи. Якобы на северо-западе Кавказа часть спортивных сооружений возвели на исконно черкесских землях буквально на костях их предков. В свою очередь, восточные черкесы возмущены местными земельными реформами, которые ограничивают их права на использование пастбищ для выпаса скота. Во многом это надуманная проблема, рожденная кабардинским большинством во власти лишь для того, чтобы изъять у жителей горных балкарских сел земли, принадлежащие им по федеральному закону о местном самоуправлении 131-ФЗ. В результате, эти территории оказались в подвешенном состоянии, приходят в запустение, скотоводством и другой хозяйственной деятельностью на них никто не занимается. Чтобы выжить значительная часть балкарцев вынуждена покидать эти села.

Многие черкесы ожидают также от федеральных властей создания более благоприятных условий для возвращения репатриантов на свою историческую родину. Под этим понимается упрощенная процедура предоставления зарубежным черкесам вида на жительство в Российской Федерации, получение ими права на получение российского гражданства с одновременным сохранением гражданства страны прежнего проживания, преференций для занятий бизнесом, льготного налогообложения, инвестиций, реституций (компенсаций) за утраченное ранее жилье, имущество и земельные участки и т.п.

Лидерами националистов ведется и массированная идеологическая работа среди российских адыгов. Основополагающим стержнем их национальной идеи стали понятия «черкес» и «Черкессия», изначально не имевшие отношения к представителям адыгских этносов (вспомним черкасов-казаков, шеркесов-казахов, города Черкассы, Новочеркасск и др.). В 17-19-ом веках понятия черкес и Черкесия были распространены на весь Северный Кавказ и его жителей, без этнических различий. Узурпировав сегодня эти понятия, адыги, зараженные идеей национализма, выказывают свое мнимое превосходство, предъявляют территориальные и культурно-исторические претензии к соседним народам и, в целом, к Российской Федерации, как наследнице Российской империи.

Создав виртуальный образ единого государства «Черкесия», якобы разрушенного в результате столетней Русско-Кавказской войны в середине 19-го века, идеологи черкесского национализма внедряют в умы адыгской молодежи образ врага в лице России как наследницы Российской империи. На самом деле, адыгские племена исторически были разобщены, частью воевали на стороне Турции, частью - на стороне России, частью – между собой.

Все случаи переселения кавказцев в Турцию и на Ближний Восток, независимо от причин, черкесские идеологи сегодня пытаются интерпретировать как геноцид. Бесспорно, случаи несправедливости и жестокости были, как и во время любой войны, но это были отдельные эпизоды. Многие племена и семьи добровольно перемещались в поисках более безопасного и благополучного места жительства.

Нельзя не отметить и попытки лидеров некоторых этнических групп не только дистанцироваться от России, но и дискриминировать соседние кавказские народы. Например, кабардинцы, зараженные черкесской националистической идеей, предвзято относятся к балкарцам, которым навешиваются ярлыки сепаратистов, пантюркистов и религиозных экстремистов. В Кабардино-Балкарской республике осуществляется переписывание истории, преподавание сфальсифицированных фактов в школах и ВУЗах, активное переименование топонимов и гидронимов на кабардинский лад. Бывшей до недавнего времени улице Гагарина дали имя кабардинского князя. Практически все улицы Нальчика в постсоветское время были переименованы и получили имена различных кабардинцев. Если сегодня официальная численность балкарцев примерно 120 тысяч, то ассимилированных балкарцев насчитывается свыше 100 тысяч. Подобное проявление местного шовинизма кабардинской верхушкой неизбежно провоцирует межэтническую напряженность, временами выливающуюся в открытые конфликты.

Таким образом, проект Великой Черкесии имеет под собой реальную почву и достаточное число сторонников за рубежом и на Северном Кавказе. Федеральному центру и республиканским властям требуется уделять повышенное внимание всем нерешенным проблемам региона, осуществлять комплекс мер профилактического и превентивного характера, своевременно реагировать на все поступающие вводные и сигналы с мест. Одним из важных направлений работы МИД РФ могло бы стать налаживание тесного взаимодействия с представителями черкесских диаспор Турции, Грузии, других стран, оперативная разработка и принятие необходимых поправок в законодательные акты, чтобы облегчить процесс общения российских черкесов со своими соплеменниками, а также организованное возвращение желающих на свою историческую родину. При этом надо не допустить ущемления прав и свобод ныне проживающих на этих землях российских граждан, исключить создание экстремистских, националистических организаций, выделить достаточное количество финансовых и материальных средств на переселенческие программы.

Одновременно следует ужесточить борьбу с терроризмом, религиозным экстремизмом и организованной преступностью в республиках Северного Кавказа, а также разработать механизм защиты прав русскоязычных жителей и всех малочисленных народов региона. Положительным примером в этом отношении может служить Карачаево-Черкессия, где свои национальные районы имеют, кроме титульных народов, также и некоторые другие этносы.

 

Станислав Иванов - кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, специально для ИА Реалист

Çàãðóçêà...