Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Помогая Армении по вопросу Арцаха, Россия помогает себе

Ереван, 26.10.2020, 12:47

Азербайджан и Грузия уже присоединились к Турции, и именно Армения препятствует тому, чтоб Турция дошла до России, считает писатель Рубен Ишханян

Владимир Путин и Никол Пашинян. Фото: Михаил Климентьев / ТАСС

 

ЕРЕВАН (ИА Реалист). Mесяц как продолжается война. И с первых же дней я слышал от многих представителей «русской интеллигенции» вопрос: «А Россия тут при чем?». При этом свою отчужденность от событий объясняли тем, что в Армении, дескaть, в 2018 году случилась цветная революция, к власти пришли прозападники, представители Джорджа Сороса, русофобы. Однако искать «козлов отпущений» проще простого, чем признаться в том, что большинство русских стали приверженцами идей Солжиницына, которого еще недавно в России считали предателем. Александр Солженицын в 1970 году получил Нобелевскую премию за критику Советского Союза. Не стоит также забывать, что именно его считали одним из тех, кто олицетворял распад СССР.

Александр Солженицын упрекал императоров и императриц, что они управляли страной и решали дела не в интересах народа и не по святой правде, а исходя из своих политических взглядов. По его мнению, гибельным было в XIX веке расширение империи, но «русские правители испытывали зуд колонизации, а не упорство концентрации». Он также был уверен в том, что России не нужны Грузия и Армения, но «российские императоры влезали на Кавказе во все новые и новые капканы». Всего лишь несколько строк он уделяет Отечественной войне 1812 года, которoй «могло и не быть», если бы Россия не вмешалась в чуждые ее интересам европейские дела. Он писал также по поводу СНГ: «Цеплянье за СНГ – только ослабляет нашу государственность, мешает ей оформиться». Вместо этого он предлагал создать прочную российскую государственность. По сути, последние тридцать лет, Россия этим и занималась. И то, что мы говорим, будто Россия потеряла Азербайджан, Армению, Грузию, Украину, это был осознанный шаг. Россия уже для себя давно уяснила, что государства после распада СССР, хоть и входили в состав СНГ, однако уже нет с ними общности. Иначе как объяснить факт, что Россия не реагировала на процессы подготовки цветных революций, а всячески их игнорировала?!

Позиция Солженицына удобна, но не оправдана. Она лишает ответственности за политику Советского Союза и за их последствия. Кто в ответе за разделение территорий Лениным и Сталиным? За то, что Нагорный Карабах в 1923 году стал частью Азербайджанской ССР? Кто в ответе за пропаганду «дружбы народов», когда никакой дружбы народов не было, и это было очевидно еще до распада Советского Союза? Кто в ответе за историю и историческую память? Существует ли мораль в политике? И если есть мораль, то каким образом она входит в мотивацию и целеполагание политического действия, будучи в свою очередь способом реагирования на конфликтную ситуацию и формой осмысления ее? Конфликт, безусловно, выступает «механизмом запуска» морального мышления. И если после распада Советского Союза на протяжении примерно тридцати лет мы задумывались, но тянули с решением вопросов, то пришло время это сделать. У нас общая ответственность перед историей, политикой и будущим. Нам и раньше не следовало верить в чудеса, и, как страусы, прятаться от проблем. И думать, будто все само рассосется, а любая критика нашей государственности дает оружие врагам. Теперь вырулить ситуацию тяжелее. Но выход есть. И именно нам его находить.

У постсоветской России до сих пор нет ни своего аналога американской «мягкой силе», ни европейской «нравственной силе». Ни Российский центр науки и культуры, ни фонд «Русский мир» не справлялись с задачами и вызовами из-за скудности финансовых средств. Россия притягивала к себе тех, кто любит русский язык, русскую культуру. И верит, что Россия должна быть сильной и могущественной страной. Притягивала чисто на энтузиазме последних. Однако, энтузиастов сегодня практически нет. Большинство думают о том, что надо жить, следует зарабатывать деньги. Ищут возможности заниматься любимым делом. Особенно среди политических деятелей нелегко найти самоотверженных бессребренников. Прав был Эдмон Гонкур, который говорил: «Едва ли найдутся два-три безумца, два-три бескорыстных энтузиаста в какой-нибудь партии, - и если вы случайно их встретите, они почти наверное окажутся глупцами». На протяжении последних десяти лет в Армении количество пророссийски настроенных политиков снизилось практически до нулевого уровня. Их количество уменьшилось, потому как мир менялся и следовало адаптироваться к вызовам новых реалий. А вызовы бросали ЕС и США.

Бархатная революция в Армении оказалась точкой невозврата, которая напрямую вела к войне. Турция стала готовиться к полномасштабной войне не только за земли Нагорного Карабаха, но всей Армении и армян для укрепления своей позиции на Кавказе. На основе формулы «Азербайджан и Турция – это одна нация и два государства» можно предположить, что при определенном стечении обстоятельств Азербайджан может пойти на вступление в состав Турции. Турция и Азербайджан в свою очередь уже подчиняют Грузию. Особое продвижение турецкого влияния на Грузию пришлось во время президенства Михаила Саакашвили, когда в 2004 году турки закончили реконструкцию военного аэропорта Марнеули, стоившую 3 млн. А в дальнейшем развитие получила и турецкая финансовая помощь грузинской армии.

Еще одним актором в этом конфликте выступает Иран. Для Ирана Турция – основной геополитический соперник, наряду с Египтом, Израилем и Саудовской Аравией. Иран по сей день реализует провозглашенную цель подрыва государственного строя на Ближнем Востоке и вытеснения Запада из региона. В свое время Генри Киссинджер писал, что Иран, не важно, создаст и испытает ядерное оружие в ближайшее время или «просто» сохранит такую возможность, - последствия подобного исхода для регионального и глобального порядка сопоставимы: Иран укрепит свой авторитет, припугнет соседей и усугубит свои способности к традиционным методам ведения войн. На днях же Дональд Трамп заявил: «Я желаю им (Ирану) благополучия, но они не могут иметь ядерное оружие. Я хочу, чтоб они были сильной, великой страной». Напомню, что 18 октября 2020 года разрешительный порядок поставок в Иран военной техники истек. Как себя поведет Иран – покажет время.

В самом начале нынешней войны в Арцахе президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган дал понять, что речь не идет только про карабахский конфликт, и он готовится к более масштабным действиям - к реализации идеи Великого Турана (туранского государства). Стоит учесть, что «научной базой» возникновения пантюркистских идей послужили работы западных ученых, зачастую отражающих внешнеполитические устремления своих держав, заинтересованных в ориентации турецкой экспансии на Востоке и ослаблении позиций России. Английские, германские и американские спецслужбы еще в начале прошлого века использовали пантюркизм и панисламизм как важное орудие дестабилизации Российской империи. Младотурецкая революция 1908 года оказала большое влияние на пантюркистское движение в России, которая в последующие годы лишь активизировалась. На протяжении столетий в России проходила длительная пропагандистская кампания по распространению пантюркизма. За последние 30 лет количество мечетей в России выросло в 72 раза: в Татарстане – их более 1100, в Башкортостане – 470, в Чечне – 465, Ингушетии – 300, в Дагестане – более 2000. В 1989 году было всего 27 мечетей. Сегодня часть мусульман России вовлечена в проект создания халифата.

Эксперты-исламоведы считают, что именно недальновидная политика федерального центра привела к трансформации обыкновенного сепаратизма в национально-освободительное движение, а религия в регионах быстро радикализировалась, что в истории бывало неоднократно.

Помогая Армении по вопросу Арцаха, Россия, в первую очередь, помогает себе. Стоит посмотреть на карту, как все станет очевидно. Азербайджан и Грузия уже присоединились к Турции, и именно Армения препятствует тому, чтоб Турция дошла до России. А в России Турцию уже радостно ждут исламисты Татарстана, Башкортостана, Чечни, Ингушетии и, самое главное, Дагестана. Последний всячески поддерживает официальную политику Турции и является центром распростанения пантюркистской идеологии. Вот как же мне хочется ответить Александру Солженицыну, который говорил: «Армянскую границу защищать от Турции – тоже мы. Все нам печаль по чужим печам, а своя словно яловая». Хочется, да не стану. Вовремя умер он. Не увидит, не услышит и не прочтет.

 

Рубен Ишханян - писатель, член Русского ПЕН-центра, директор издательства «Оракул», специально для ИА Реалист

Çàãðóçêà...