Севак Мирабян: Бог – не как иллюзия, или Чего не понимают верующие

Москва, 22.08.2018, 12:14

Бог Отец. Фото: vlsobor.com

 

Ин. 3:1-21

Один из ключевых богословски содержательных моментов в Евангелии - это беседа Иисуса с Никодимом (Ин. 3:1-21) – религиозным лидером, человеком образованным и ищущим Бога.

Как ни странно, но так бывает, что если человек богословски образован это еще не значит, что он ищет Бога и верит в Него. Здесь же, действительно, можно констатировать, что Никодим имеет живой религиозный интерес, который всегда побуждает человека идти на риск. Его разговор с Иисусом происходит ночью, потому что фарисею, коим он являлся, человеку публичному, уже к тому моменту было не безопасно общаться с Иисусом, Который подвергался гонениям со стороны официального религиозного большинства, той "корпорации", в которой и состоял Никодим.

Если говорить кратко, так как смыслов здесь очень много, то в беседе Иисуса с Никодимом, речь идет о способах познания Бога. О представлении того, кто такой Бог? Каковы взаимоотношения между Богом и человеком? И здесь Иисус говорит о том, что Бог может быть человеком познан не только как некий рациональный «объект», плод умозрительных конструкций. Вера – это живая встреча с живым Богом. Она в какой- то мере может иметь рациональный характер, то есть когда человек, в том числе и разумом, пытается осмыслить эту встречу. Но она не сводится к простой ментальной констатации: согласен ли я, что Бог есть? Признаю, что Он есть, или не признаю? Речь идет не об этом, а о более глубоких взаимоотношениях, о духовном взаимопроникновении Бога и человека.

Именно об условиях и законах этого общения Иисус и говорит здесь. Он провозглашает, что человек должен "родиться свыше" (Ин. 3:7). Что своим человеческим, ограниченным умом, а так же своим ограниченным житейским опытом и восприятием мира, человеку очень трудно, почти невозможно воспринять Бога, Который безграничен. И очень часто он конструирует и удобным для себя образом представляет Бога так, как бы Он соответствовал его земному опыту и понятиям. Вот здесь и кроется опасность. Иисус говорит, что если мы будем именно так представлять Бога, то мы не сможем Его познать. То есть из-за своих представлений о Боге, которые кажутся нам вполне "правильными", мы рискуем к Нему так и не прийти.

Должно родиться свыше. То есть мы должны изнутри перемениться, чтобы воспринять Бога не как плод наших конструкций, нашего воображения, а действительно так, как Он хочет Себя нам открыть. И здесь Иисус говорит, что человек призван родиться свыше, от воды и духа: "рожденное от Духа есть дух, рожденное от плоти есть плоть" (Ин. 3:6). Это два измерения: когда человек своими силами, житейским опытом и разумением пытается познать Бога. И это уже хорошо, что есть движение к познанию, но Иисус говорит, что этого не достаточно. Должно быть Откровение от Самого Бога. Каким же образом Бог открывает Себя? Как человек может к Нему прикоснуться?

В своё время к святому Антонию Великому (251-356 г) пришли люди и спрашивали его. У них был вопрос: каким образом Бог всемогущий, то гневается, то радуется? Гневается, когда люди нарушают Его заповеди, наказывает их и радуется когда они ведут себя хорошо. Вопрос этот имел своим мотивом и вскрывал именно тот уровень ограниченного рамками житейского опыта способа познания Бога, который доминирует в умах большинства людей. Ответ святого их удивил:

- Бог благ и только благое творит, вредить же никому не вредит, пребывая всегда одинаковым… а мы, когда бываем добры, то вступаем в общение с Богом, по сходству с Ним, а когда становимся злыми, то отделяемся от Бога, по несходству с Ним. Живя добродетельно, мы бываем Божиими, а делаясь злыми, становимся отверженными от Него; а это не то значит, что бы Он гнев имел на нас, но то, что грехи наши не попускают Богу воссиять в нас, с демонами же мучителями соединяют. Если потом молитвами и благотворениями снискиваем мы разрешение в грехах, то это не то значит, что Бога мы ублажили и Его переменили, но что посредством таких действий и обращения нашего к Богу, уврачевав сущее в нас зло, опять соделываемся мы способными вкушать Божию благодать; так что сказать: Бог отвращается от злых – есть то же, что сказать: солнце скрывается от лишенных зрения".

Так говорил преподобный Антоний Великий. Он на собственном опыте воспринял откровении Иисуса Христа, что Бог есть любовь и Он не наказывает и не осуждает никого, но каждый осуждается и наказывается и лишает себя любви, света и мира собственными своими делами, словами, мыслями и сердечными намерениями. Эта простая истина странным образом весьма трудно усваивается человеком.

В большинстве своем, люди представляют Бога очень по-детстки: Бог это как судья, прокурор, который, как строгий воспитатель в детском саду, или в какой-нибудь гимназии, следит за тем, как бы кто чего не нарушил и норовит сразу дать плеткой. Но здесь в Евангелии мы видим совершенно другое представление. Это революционное представление: Бог есть Свет (1.Ин. 1:5) и Истина (Ирем. 10:10; Ин. 14:6) и Любовь (1.Ин. 4:16) и что суд состоит в том, что когда Бог Себя открывает, как Истину, Свет, Любовь, Правду то не всякому человеку это оказывается приятным. Он попросту узнает в этом свете себя, свои недостатки, несовершенства (Ин. 3:19-21). И момент X для всех – это свободный выбор человека: идти к Свету, Любви, Истине, или соорудить собственного, удобного божка и называть его как вздумается и жить соответственно этому богу?..


Севак Мирабян – религиовед, специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...