Руслан Панкратов: Борьба с коррупцией в Латвии – полная профанация

Рига, 01.11.2018, 23:01

Госдепартамент США влияет на судебные приговоры в Латвии

Коррупция. Фото: livemint.com

 

Интервью

 

ИА "Реалист": Вы баллотировались в депутаты 13-го Сейма, которые состоялись 6 октября 2018 года и ознаменовались в этот раз беспрецедентно низской явкой. В них приняли участие 844 925 граждан или 54,6 % граждан, имеющих право голоса. То есть чуть больше половины, но тем не менее. Если бы Вы и Ваш соратник, латышский политик Эйнарс Граудыньш, пришли бы сейчас к власти, какие методы борьбы с коррупцией Вы бы использовали?

 

Руслан Панкратов: Начнём с того, что у моего товарища, по примеру "Сингапурского синдрома", есть "расстрельный" список, состоящий из 5 тысяч казнокрадов, которые не просто нещадно пилили госбюджет со стахановским огоньком и задором, но и привели свой народ, свою страну до практически выжженного поля с бесконечными воплями о русской угрозе. Он как человек военный, причём именно как военный финансист, знает как вести правильно войны.

С моей же стороны, я могу предложить следующее. Искоренение должно быть основано, прежде всего, на стремлении исключить все условия, создающие как стимул, так и возможность склонения личности к совершению коррумпированных действий. Глубоко убеждён, что основной причиной коррупции в любой стране мира является именно несовершенство механизмов её сдерживания, иными словами, нужна политическая воля.

Во-первых, нужно ужесточить законы и их исполнение, тем самым повысив риск неизбежности наступления самого наказания. Сюда входят: ясные и чёткие стандарты исполнения должностными лицами своих прямых обязанностей и строгий, независимый надзор над каждым служащим. С целью обеспечения надзора можно выделить особые управления, которые будут функционировать автономно, чтобы на них нельзя было повлиять извне, так называемое телефонное право.

Во-вторых, грамотная налоговая политика, тем самым уменьшается размер потенциальной прибыли от коррупции.

В-третьих, информационное обеспечение граждан. Анализ законов с тем, чтобы лаконично и доходчиво объяснять гражданам, в чем заключаются их законные права и обязанности, какие нарушения, что должны за собой повлечь. Зная все это, граждане будут увереннее вести себя, оказавшись один на один с подталкивающим их к даче взятки чиновником. 

В-четвертых, прозрачность происходящих внутри ведомств операций может быть реализована через публикации в Интернете. Например, МИД Латвии, после того, как стали известны личные траты министра со своим гей-партнёром в служебных командировках, засекретило всю свою расходную часть министерства. Кроме того, в борьбе должны использоваться не только правовые и информационные, но и чисто технические средства.

Я имею в виду "детектор лжи" - полиграф. У нас в Латвии их два, они, насколько я знаю, даже изредка используются при расследовании некоторых преступлений. Но на них не проверяют ни чиновников, ни тех, кто подозревается в коррупции. Потому что все "в теме" и никому это не выгодно. Самое главное для искоренения коррупции – чтобы люди за свою работу получали достойные зарплаты, которые позволят им жить, а не выживать, как сейчас. И тогда мотивация для коррупции уменьшится в разы.

Есть же совершенно реальные примеры стран, которые достигали успехов. Как эталон, всё тот же Сингапур. Их стратегия отличалась строгостью и последовательностью, основываясь на "логике в контроле". Тактика была построена на ряде мер: регламентации действий чиновников, упрощении бюрократических процедур, строгом надзоре над соблюдением высоких этических стандартов. Центральным звеном стало автономное Бюро по расследованию случаев коррупции, в которое граждане могли обращаться с жалобами на госслужащих.

Одновременно с этим было ужесточено законодательство, повышена независимость судебной системы (с высокой зарплатой и привилегированным статусом судей), введены экономические санкции за дачу взятки или отказ от участия в антикоррупционных расследованиях, а также предприняты жесткие акции вплоть до поголовного увольнения сотрудников таможни и других госслужб. Это все сочеталось с общим сокращением бюрократического аппарата и подготовкой новых высококвалифицированных административных кадров. А сейчас весь мир удивляется, как это так, вдруг откуда ни возьмись, появился идеальный Сингапур, занимающий лидирующие места в мире по экономической свободе и развитию. Но для этого нужна политическая воля...

Впрочем, даже если все возможные условия будут соблюдаться, полностью искоренить коррупцию невозможно. Всегда, например, найдутся чиновники, которым надо пристраивать своих детей, родственников, знакомых и те, кто будет их пристраивать, будут делать это не потому, что это умные и талантливые, а под страхом потери своего места. А ведь это тоже коррупция, только другой вид.

Так что коррупции, особенно в крупных масштабах, необходимо противостоять любой стране. Вот мы всегда смеёмся, когда я спрашиваю: я один знаю, что откат за производство российского фильма составляет 90%? А потом все делают круглые глаза и так искренне удивляются, а почему у нас нет хорошего российского кинематографа? Да потому, что нет индустрии.

Есть островки талантливых и честных, которые могут выпустить шедевры: "Ч/Б", "Тэли и Толли", "Мой папа Барышников", "Пятница", "Белый Тигр", трилогия "Частное пионерское", "Рябиновый вальс", "Кука", "Коллектор", "Золото", "Забава", "Бубен барабан", "Находка", "4 дня в мае", сериал "Ликвидация" и всё это на фоне откровенной бездарности и пошлости, типа "Собибор", "Мотылёк" и кучи духовно-интеллектуального спама с гордым лого "Фонд кино" или при поддержки Минкульта РФ. Есть в народе примета, увидел этих 2 значка, беги срочно на другой фильм, пусть и бездуховная жвачка, но хоть профессионально снятая. Ни кто не может навести порядок? А никто и не собирался, а зачем? Все окэшелись, щёки на круглых столах понадували и пришли к ещё более гениальному решению: надо больше денег давать, вот тогда…

 

ИА "Реалист": Много разговоров о необходимости борьбы в Латвии с "теневой экономикой". Как с ней бороться?

 

Руслан Панкратов: Борьба с нелегальными финансовыми потоками должна проходить на уровне законодательных мер, для снижения экономической выгоды от коррупции и максимального повышения рисков самого разоблачения. Необходимо полностью исключить любые "вилки" в законодательстве. Что только стоит статья 49 УК ЛР, в которой разрешено смягчать наказание для преступника по своему усмотрению. Какие это усмотрения – ни одного слова нигде. Что это, если не коррупция в чистом виде?

Ведь у судьи мгновенно появляется рычаг воздействия на подсудимого. Например, человеку за преступление могут дать от двух до десяти лет. Это огромный зазор для самого преступника, и сколько он получит – зависит от судьи.

У преступника появляется мотивация искать подходы к судье. Чем больше разница между верхним и нижним пределами наказания, тем большую взятку будет готов заплатить гражданин, совершивший преступление. И он берет деньги и начинает искать, кому можно их дать.

Другая сторона медали: судья видит перед собой человека, который просто оступился, не рецидивиста и решает дать такому человеку два года. Теперь этого судью могут обвинить, что он так решил, потому что ему дали денег. Бывают ещё и политические решения, когда судьям говорят – хотите на своем месте остаться, дайте преступнику "по минимуму", или "по максимуму". Судьи не защищены. Госдепартамент США влияет на судебные приговоры в Латвии – я считаю, это просто не нормально. Уверен, что так думает большинство здравомыслящих людей.

 

ИА "Реалист": Вы упомянули о практике принятия латвийским Сеймом двусмысленных законов. Как это происходит?

 

Руслан Панкратов: Предположим, принимается закон. Через два-три месяца выясняется, что закон, во-первых, не работает, во-вторых, этот закон не соответствует юридическим базам Европейского союза, он не прошел международную юридическую экспертизу. Но пока всё это выясняется, те фирмы, под которые этот закон был "заточен", начинают делать свои дела. Как прекратить порочную практику?

Делается, предположим, проект закона. На мой взгляд, нужно обязательно делать общественное обсуждение его необходимости. Затем проект проходит международную юридическую экспертизу и только потом подаётся в Сейм для принятия. Да, это сильно замедлит и удлинит процесс принятия законов и видоизменения Конституции, которая уже давно нуждается в изменениях, но когда закон уже принят, но не работает, Сейм начинает принимать бесконечные поправки к нему. И я вас уверяю – через полгода этот же закон, который принимался вначале, Вы просто не узнаете.

Полная противоположность всему, от смысла до цели. Этот сизифов труд преподносится, как тяжелейший труд слуг народа, но по сути получается, что вся правящая элита сейчас работает на организованную преступность. Это касается повышения налогов, сокращения бюджета и всего процесса руководства. Возможно, рядовые чиновники не осознают этого, не понимают, что вряд ли…. Поддерживать ОПГ в Латвии помогает русофобия. Как это происходит?

Например, с 1 июля 2012 года в Латвии увеличился акциз на табачные изделия, алкогольную продукцию и бензин. И уже понятно, что в бюджет это никаких денег не принесёт. Это принесёт деньги совсем другим организациям потому, что контрабанда уже становится очень выгодной. На границе ловят простых людей лишь за то, что они провезли три, а не две пачки сигарет или дополнительную канистру бензина. Они пытаются выжить сами и прокормить свои семьи в умирающей провинции. И на этом фоне, как шли фуры сигарет, водки или спирта, так они и идут.

Крышуют их спецслужбы, спецслужбы покрывает политическая партия, которые их и обслуживают. Такая система обогащения опасна тем, что в обществе возникает логично выросшая тенденция обращаться к преступным структурам. Полиция не в состоянии что бы то ни было решить. Профессионалы из структуры выжимаются, чаще заменяя лишь по национальному признаку.

 

ИА "Реалист": А чем занимается тогда KNAB - Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией?

 

Руслан Панкратов: Доблестный KNAB является инструментом нашей правящей элиты для жёсткого подавления политических оппонентов, коммерческих конкурентов и непослушных, дерзких, которые решили, что они сами уже решалы или бонзы. 141 сотрудник трудится в этой организации. За 16 лет существования – 1 осуждённый политик. Зато какие красивые задержания.

Пока понятно только одно: ловят тех, кто политически не выгоден. Посмотрите на самые громкие коррупционные скандалы. Тысячи тратятся, для того чтобы поймать человека, а в итоге объявить ему, что пять лет он не сможет занимать руководящие должности и штраф назначить в тысячу латов. Да он тысячу в день получал или даже в час. Для людей, которые украли миллионы штраф, даже в десять тысяч – это просто смешно. Это как для простого трудящегося заплатить штраф за безбилетный проезд в автобусе: да, чувствуется, но не смертельно.

В Латвии на данный момент существует более десятка (13) спецслужб – для каждого политического клана своя какая-то карманная служба. Например, есть экономическая полиция, которая должны бороться с экономическими преступлениями и такой же экономический отдел есть в полиции безопасности. Вроде бы все они формально подчиняются МВД ЛР, но как там на самом деле?

Получается, чтобы что-то решить, нужно дойти до начальства. Но эти должности зависят от политической элиты и в зависимости от того, "на кого" они работают, решаются вопросы, связанные с теми или иными преступлениями. Так что все эти "службы по борьбе" во главе с KNAB – одна сплошная вывеска. Ни понятной информации о деятельности, ни реальных результатов.

 

ИА "Реалист": Что же можно сделать в таком случае?

 

Руслан Панкратов: Во-первых, необходимо продумать кадровую политику. Одна из основных и главнейших задач - не ошибиться в выборе сотрудников. Поставить нужного человека на сложный участок, а в случае его некомпетентности или ошибки немедленно сделать выводы – вот, без сомнения, самая сложная задача. Она требует не только умения разбираться в людях, но и понимания, какими качествами должны обладать государственные служащие высокого ранга. Во-вторых, должен быть достойный оклад, социальные гарантии, пенсия, страховка жизни и здоровья.

В-третьих, в органах по борьбе с коррупцией должен неукоснительно соблюдаться режим секретности, должно быть обязательное сохранение режима безопасности сотрудников. И, наконец, обязательно должно быть чёткое разделение обязанностей: одни люди работают по бумагам, анализируют, другие участвуют в задержании, третьи занимаются непосредственным проведением следствия, документированием его. Но все эти люди между собой без острой служебной необходимости не пересекаются. И они должны хотя бы раз в месяц подвергаться поверкам на детекторах лжи или профилактическим провокациям.

С одной стороны, я не вижу проблем с организацией новой службы. Есть люди, которые действительно продолжают любить Латвию и хотят навести в ней порядок. И на этой мотивации можно осуществить очень и очень многое, если не всё. С другой стороны, искусство любого управленца заключается в том, чтобы не просто снести всё под корень. Искусство талантливого руководителя заключается в том, чтобы модернизировать, улучшить. Но если мы говорим о коррупции, то тут очень хороша некая садоводческая аллегория - подрезать нужно корни, а лучше вырвать. Для этого у нас и есть в авангарде Эйнарс Граудыньш. С коррупцией бесполезно бороться, если сами люди не заинтересованы. Общество будет заинтересовано лишь тогда, когда коррупция станет крайне невыгодной – ни с экономической, ни с политической, ни с какой-либо иной точки зрения. Я в этом абсолютно убеждён, как и наша команда единомышленников.

 

Руслан Панкратов – лидер Русского мира Латвии, специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...