Yandex Zen Подписывайтесь на наш канал в
Яндекс.Дзен

"Чернобыльская тетрадь" Медведева пронзительней любого сериала

Москва, 08.06.2019, 16:46

Зачем сериал "Чернобыль", когда существуют книги, через которые удивительно видна эпоха, событие, их полутона и настроения, задается вопросом историк Борис Якеменко

Кадр из мини-сериала Чернобыль

Все обсуждают фильм "Чернобыль". Зачем он, когда существуют книги, через которые удивительно видна эпоха, событие, их полутона и настроения. Тысячи книг передают и события, и эпохи, но между читателем и автором все равно чувствуется расстояние, из-за которого не слышна интонация, не различимы оттенки голоса и черты лица. А в этих немногих книгах все иначе. Это книги, через которые вам исповедуется сбывшееся, случившееся. Которые остаются где-то в глубине бытия навсегда. Это книги, после которых хочется сесть на диван и долго думать, как жить дальше.

В каждой "области" таких книг очень мало. Так это и должно быть. "Окаянные дни" И. Бунина, "Блокада" (глава из воспоминаний) Д. Лихачева, "Бабий Яр" А. Кузнецова, "Мысли и сердце" Н. Амосова. С этих книг нельзя начинать. Так как потом может очень долго не захотеться читать что-то еще про блокаду, революцию, медицину. Или не захочется вообще.

Они могут оказаться первыми и последними. Они страшней, пронзительней любого вымысла, потому что то, что там – жизнь. Правда. Столько правды и такой правды, что приходится читать частями. Откладывать, осмысливать и вновь возвращаться. По прочтении порой кажется, что так писать нельзя. Об этом нельзя. Но и без этих книг нельзя. Они должны быть, пусть даже и непрочитанные. Чтобы знать на всякий случай – они есть.

Книга "Чернобыльская тетрадь" Г. Медведева из числа тех, что упомянуты выше. Тем, кто хотел бы представить, что там было, нужно читать только ее, так как она не уступает лучшим образцам отечественной военной прозы. Каждый эпизод – и описанный автором и переданный свидетелями – необычайно нагляден, особенно те, где жители Припяти навсегда покидают свой город. "Ровно в четырнадцать часов к каждому подъезду подали автобусы. По радио предупредили: одеваться легко, брать минимум вещей, через три дня вернемся... Везли до Иванкова (60 километров от Припяти) и там расселяли по деревням. Многие, высадившись в Иванкове, пошли дальше, в сторону Киева, пешком. Кто на попутных. Один знакомый вертолетчик, уже позже, рассказывал мне, что видел с воздуха: огромные толпы легко одетых людей, женщин с детьми, стариков — шли по дороге и обочинам в сторону Киева. Видел их уже в районе Ирпеня, Броваров. Машины застревали в этих толпах, словно в стадах гонимого скота.  

Трагичным было расставание уезжающих с комнатными животными: кошками, собаками. Кошки, вытянув трубой хвосты, пытливо заглядывая в глаза людям, жалобно мяукали, собаки самых разных пород тоскливо выли, прорывались в автобусы, истошно визжали, огрызались, когда их выволакивали оттуда. Но брать с собой кошек и собак, к которым особенно привыкли дети, нельзя было. Шерсть у них была очень радиоактивна, как и волосы у людей. Ведь животные круглый день на улице, сколько в них набралось... Долго еще псы, брошенные хозяевами, бежали каждый за своим автобусом. Но тщетно. Они отстали и возвратились в покинутый город. И стали объединяться в стаи..."

Текст книги есть в сети.

 

Борис Якеменко – историк, доцент кафедры истории России Российского университета дружбы народов

Çàãðóçêà...