Алексей Ананченко: Гражданское сознание – эпоха, нация и проблема идентичности

Москва, 06.10.2017, 12:55

Гражданственность – это когда вы окажетесь один на один с историей, событием, а будете вести себя так, будто про вас уже написали в учебнике истории

Жанр моего выступления – вопрошание. Есть такой тип взаимодействия с аудиторией, начала внутреннего с ней диалога в нашей культуре.

Вопрошание – это заостренное выступление и спорное. Обнажающее проблемы.

Гражданское сознание может обсуждаться со стороны технологий его формирования, или, используя другую терминологию, со стороны методов воспитания, а также со стороны содержания этого сознания. А может возникать и вопрос о макро-субъекте такого сознания – сознание какого общества – исторического общества – мы собираемся формировать?

Сознание – это ведь не только познание или его определенное осознание, но и отношение человека к миру, в выработке которого большую роль играют эмоции, отношение. И в гражданском сознании важную роль играет то самое отношение, настроение, приятие или неприятие нашего дома, судьбы, ценностей.

В качестве примера приведу моих студентов 1-го курса и их отношение к стране и людям. Негативистов среди них немного, но достаточно, чтобы в свое время профессионально зажечь ненавистью небольшое количество людей, достаточных для российского майдана, если мы не сформируем осознанное, другое, позитивное отношение к нашей истории, стране, людям, или, что одно и то же, – к себе.

Вот какие ответы студентов 1-го курса на вопрос "как можно назвать современное общество в России" можно привести: легковоспломеняемое и сложнопогасаемое вещество; грубое и жестокое общество; терпилы; его можно назвать тремя братьями: наивный ребенок – младший, средний – подросток, который пытается что-то объяснить младшему о том, что есть реальность, а старший – взрослый, который мешает среднему; авторитарный неофеодализм; гражданское общество – находится в стадии формирования; аморальное; умирающее и деградирующее; Баборабы и Ваньки-дурачки; индустриально-аграрное; общество сломанных стереотипов и т.д..

Одна из важнейших задач формирования гражданского сознания – это воспитание позитивного исторического сознания. Как отдельный человек не может жить в негативной самооценке, так и общество не может существовать и нормально развиваться при негативной исторической самооценке, негативных образах своего прошлого, настоящего, разрушенных смыслах своей исторической и индивидуальной жизни.

Гражданственность, при всей своей очевидности и банальности, – это проблема. Проблема – содержание этой самой гражданственности. А что здесь искать, спросите вы?

Все вроде бы согласны, почти все, что гражданственность должна быть и ей надо бы учить. Но как только мы делаем второй шаг, наша нога зависает в воздухе и оказывается, что куда наступить, где завершить этот шаг – уже огромное количество мнений.

Проблема и в том, как она должна приходить и как ее доносить людям?

Гражданственность – это ценность технологий функционирования общества, различных его сфер, или смыслы и ценности жизни общества и человека? Как жить или ради чего жить? Классический вопрос русской литературы и общественной мысли о соотношении цели и средств.

А вот еще проблемы, помните: гражданственность и историческая эпоха, границы гражданственности в истории и в нашей территории? У нас была одна гражданственность, теперь у меня и у всех нас появилась новая гражданственность. Это как новая присяга или…?

Я оставляю для своей гражданственности только физические границы современной России? А как поступить с остальным – тем, что тоже мое? Как из песни слово не выбросишь, как из истории, судьбы и жизни выбросить просто других?

А если границы России вновь изменятся, если будут сделаны попытки создать много государств из одной России? Должен ли я так же спокойно принимать новые территории и новые гражданственности, частью которых я невольно окажусь? Это классическая проблема из нашей истории гражданственности, гражданского ополчения, и судьбы Минина и Пожарского. Или семибоярщины, в ее различных исторических образах.

Гражданственность и Россия. Некоторые говорят, что Россия будет вечна. Я не против этого, да и вы тоже. Но как только мы вспомним про науку, причем не из большой любви к ней, а просто из эгоизма, из любви к России, поймем, что все, имеющее начало, имеет и конец. Ответы и раздумья про это можно было бы оставить будущим поколениям. Проблема только одна – для того чтобы эти будущие поколения появились, мы должны с вами совершить что-то, что задаст это будущее, сделает его возможным и субъективным, – нашим.

Еще одна проблема – гражданственность и демократия. Социально-политическая технология как главная ценность приходит там, где нет истории, нет исторического сознания. А в технологиях как главном есть очень большая проблема: сегодня эта технология ценность, а завтра вдруг окажется, что нет. Гражданственность тогда сводится к набору рациональных утверждений, которые сегодня выстраиваются так, а завтра могут совершенно иначе. Рациональная обоснованность хороша как регламент, как последовательность действий, но она не задает иерархию ценностей, оценку с точки зрения добра и того, «что такое хорошо». А нам ведь важно в России не только воспользоваться какими-то социальными технологиями, но мы ведь хотим помнить и ценности, пользоваться нравственным различением совести?

Есть в этом проекте формирования гражданского в обществе еще одна проблема. Можно, конечно, сказать, что не бывает проектов или жизни без проблем – и это будет правда. Но в чем она? В том, что сама технология, которая выступает как ценность и смысл, никакого отношения к главному в обществе не имеет. Как это может быть? Приведу пример из нашего недалекого и еще пока памятного прошлого. Еще многие помнят учебники истории КПСС, да и саму историю партии. Была ли там ложь? Нет, там было именно о другом, о ценностях. Как сегодня часто так же о демократии. Это надо было духовно разделять, но не надо было этому следовать. Когда выпускники так называемых развивающихся стран пытались воплотить у себя на родине схемы и процессы истории КПСС в реальной жизни, получалось совсем не то и совсем не так. Почему?

Помните, даже термин такой был – "реальный социализм". Он фиксировал разницу между разговорами, книгами и самой жизнью.

Так вот, перед нами сегодня снова тот самый или те самые важные и главные вопросы, которые отличаются от наших желаний и от наших представлений.

А вот – гражданственность и границы территорий. На что распространяется наша гражданственность? Формально ведь понятно и ясно, что на границы нашего государства. В пример можно привести ответственность, миссии гражданственности США, выходящие за их государственные границы? Территории в состав России-СССР не просто ведь так попали, и просто так избавиться от них тоже нельзя. Проблема не просто возникла и просто не исчезнет, или превратиться в еще большую проблему?

А вот проблема нашей совпадающей истории, ценностей, жизни, гражданственности. Гражданственность наши постсоветских соседей как негативная гражданственность, как антироссийский смысл существования?

Жить просто рядом не получится. Смыслов и возможности «просто» жить у большинства стран сегодня нет.

В нашу историческую эпоху вдруг неожиданно фантастика, построенная на идеологии прогресса, сменилась на фэнтези, построенную на идеологии регресса. Внешним объяснением этого стало просто, что это интересно. Хотя такого объяснения мало. Интересным может быть множество разрушительных вещей, которые будут либо запрещены, либо не приветствоваться в обществе. Увлечение идеологией фэнтези – направляемый и поощряемый интерес к регрессу, к первичным первобытным формам объяснения мира, причин и взаимодействия в нем, оценок и интересов.

Что это означает? А это означает, что, если нет желания формировать общество социальной справедливости, когда проблемы материальной выгоды и богатства становятся исторически преодоленными, нецивилизованными и архаичными, тогда можно запустить развитие в противоположную сторону. Как? Ну так, как у дороги (развития) две стороны-направления, и если вы не хотите ехать в определенную сторону и не хотите, чтобы остальные приехали куда-то, а у вас есть другое желанное место, вы можете развернуть транспортное средство. Надо только убедить других, что лучше ехать туда. Это не так сложно: надо убедить их, что именно это интересно, что именно туда и ведет "столбовая" дорога, ну и использовать множество других простых и "милых" способов манипулирования человеческими желаниями, настроениями и сознаниями.

Мировая элита поняла и решила, что она не хочет в будущее. Она не только не хочет, но она его сознательный противник. И не просто противник: попасть в Будущее для них – это значит просто исчезнуть. Наша элита борется за жизнь, она направляет корабль истории в прошлое, по пути регресса.

Пока мы будем плыть по пути регресса, у нас будет жизнь все интереснее, все бессмысленнее и занятнее (от слова занятость – нам будет некогда думать), угрозы терроризма и различных эпидемий будут нас занимать и отвлекать от этой самой элиты и направления нашего развития. Нас надо занять, напугать и заинтересовать. Рецепт дороги регресса очень простой.

Гражданственность – это не проект придумать. Или не только проект. Гражданственность – это когда вы окажетесь один на один с историей, событием, а будете вести себя так, будто про вас уже написали в учебнике истории. Формировать действенную гражданственность труднее, чем солдата. Неизвестный гражданин – основа существования в истории. Чтобы наша история была, чтобы мы оставались – нужен неизвестный гражданин, как неизвестный солдат. Помните? Нужен человек, который будет вести себя как Россия, вне зависимости где, что и почему.

Вспомним недавний случай, который стал символом такого неизвестного гражданина. Смотритель аэродрома в Сибири несколько десятилетий поддерживал просто так взлетно-посадочную полосу, и самолет, оказавшийся неисправным, воспользовался ей. Чтобы что-то случилось как свершилось, нужен кто-то, кто будет готов принять, свершить, поступить. Если этого не произойдет, и через 10-15 лет большинство станет просто квалифицированными потребителями, что ждет страну и цивилизацию с именем Россия?

Необходимо сказать и про другое явление в нашей стране. Про девушку, которая уже случилась в нашей стране. И не одна. Про девушку, которая думает, что жизнь – это праздник. Вопросы гражданственности – это ведь не отвлеченные вопросы, это очень конкретные вопросы, о самом главном отвлеченном, которое становится самым простым повседневным.

Почему про девушек? Потому что девушки не только биологически являются носителями проверенного временем, но и в культуре, в обществе тоже передают именно традиционное, классическое, важное, являются носителями национальной, цивилизационной, нравственной культуры.

Сегодня девушка думает о том, как жизнь превратить в праздник. Девушка не думает, что до нее люди жили иначе совсем не потому, что они были глупее ее и не понимали и не хотели праздник. Девушка не думает над простым вопросом нашей повседневной истории: а если завтра война? Куда денется, куда уйдет этот праздник?

У нас как раз только сложилась система, задачу формирования которой поставили в 1990-е годы – формировать поколение потребителей, прожигателей жизни, шоу-жизни. Они начали весело входить в жизнь, а возможности для такой жизни больше нет. Это был обман, это была неправда, это была иллюзия.

Академик РАН, доктор физико-математических наук, академик РАН и РАЕН, заведующий лабораторией теоретических исследований Института общей и ядерной физики Курчатовского института Леонид Пономарев обращает внимание: "Со школы все начинается. Я читаю лекции в МИФИ. На любой вопрос гуманитарного характера студенты ответить не могут. Не знают, их плохо учили в школе. Они же сидят в Интернете, а там не знания, а информация. Информация же – это не осмысленное знание. И дело не в том, что школьники читают плохие книги, если вообще читают. Есть базовые знания, которые объединяют нацию. В школьных программах набор книг, которые мы все читали, был не случаен. Он формировал образ мышления. Когда отменили сочинения, заменили все на ЕГЭ, то это был осмысленный удар по интеллекту нации. Культурный и гуманитарный уровень школьников упал катастрофически. Автоматически это сказывается и в вузах" (курсив наш – А.А.).

Добавил бы к нашему контексту разговора, что для гражданственности нужно не просто осмысленное знание, а еще и нравственно оцененное знание. Духовно преображенное.

Вспомним, чем человек отличается от животного и зверя? Поведение животного определяется программами инстинктов. Поведение человека – совестью, сознательным различением добра и зла. Кто же такой зверь? Зверь – это тот, кто не имеет биологических программ поведения, но и утратил в результате толерантной рядоположенности добра и зла, в результате уничтожения их различения нравственное различение поступков. Зверь тот, кто не обладает больше совестью, а строит свою жизнь и поведение на основе желаний и интересов.

Десакрализация, мат и программа замены человека морали на человека интересов.

А что должно определять жизнь и ее смысл: желание есть, потреблять, или внутренний вопрос о смысле и цели жизни?

Пример расхода после СССР по национальным «квартирам», якобы для экономической эффективности. Оказалось, что реанимированы в результате в этих новых странах, зачастую архаичные и агрессивные идеологии, ценности и смыслы.

Территория России – это как раз показатель и пример того, что не «не хлебом единым», что не только экономическое является определяющем. Не экономически это пространство держится, а духовно. У нас просто часто подчеркивают, что у всего должна быть экономическая выгода. С этой точки зрения и наше существование экономически не выгодно.

На каком-то этапе важным было понимание объективного и экономического в общественной и личной жизни. Но сегодня задача уже прямо противоположная – вспомнить о смысле и субъективном. Сегодня задача вспомнить о ценностях.

Сегодня формальная гражданственность России стоит перед неформальными и жесткими смысловыми, духовными вопросами. Ответить надо и вместе, и по отдельности.

В чем может быть хотя бы вкратце содержание гражданского сознания? Это воспитание:

- позитивного исторического сознания;

- сторонника прогрессивного развития;

- сторонника добра, нравственности и сознательного сторонника нравственных ценностей против зверя и идеологии "толерантности".

 

Алексей Ананченко – кандидат исторических наук, директор Института истории и политики, заведующий кафедрой новейшей отечественной истории Московского педагогического государственного университета, специально для Экспертной трибуны "Реалист"