Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Власть замалчивает проблему распространения АУЕ среди подростков

Москва, 29.01.2020, 13:22

Молодые представители АУЕ живут по криминальным понятиям и буквально «насаждают» тюремную культуру в социум, отметил Виталий Кобяков

Современный среднестатистический человек – творение социума: миллионов живущих людей и миллионов людей, уже умерших. Все наши знания и навыки, речь и мышление построены на фундаменте опыта сотен поколений.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что абсолютному большинству людей необходимо принятие в обществе. Согласитесь, что намного комфортнее работать с коллегами, которые тебя уважают и которым ты можешь доверять, чем во враждебном коллективе. Но если для взрослого человека куда важнее самореализация, создание семьи или успешная карьера, то главной ценностью подростка является принятие в группе сверстников. Часто такой группой становятся представители определенной субкультуры.

Многие субкультуры являются весьма деструктивными и радикальными, их идеология строится на насилии и антисоциальной модели поведения. За примерами далеко ходить не надо, достаточно вспомнить скинхедов, околофутбольные движения, гопников, частично сюда можно отнести панков и радикальные религиозные молодежные группировки.

К таким субкультурам относят и так называемых приверженцев АУЕ («арестантский уклад един» или «арестантское уркаганское единство»). Молодые представители АУЕ живут по криминальным понятиям и буквально «насаждают» тюремную культуру в социум. Тема далеко не новая, о ней постоянно пишут в прессе и иногда даже упоминают на федеральных каналах. Но в последние годы масштаб происходящего не может не вызывать опасений.

Давайте рассмотрим основные мотивы, толкающие детей именно к арестантской культуре.

Окружение.​ У ребенка могут быть замечательные родители, но если в его классе почти все придерживаются определенной идеологии, то и выбор у подростка небольшой: либо примкни, либо тебя будут бить, унижать, отбирать деньги и т.п. Большинство выберет первый вариант.

Конечно, когда ребенок вырвется из этой группы (закончит школу, уедет учиться в ВУЗ, родители переедут в другой город и т.п.), он вряд ли сохранит идеалы субкультуры и веру в криминальные ценности. Здесь уже возьмет силу хорошее воспитание в семье. Но подросток может успеть наломать дров, испортить жизнь себе и окружающим.

Социальное и экономическое положение. Предполагаю, ни для кого не станет откровением тот факт, что дети подражают своим родителям. Каждый отец является кумиром для своего сына. Если папочка пьет, бьет, не работает и периодически пропадает на два-три года в местах не столь отдаленных, то и выбор у ребенка снова будет небольшим.

Есть и иные ситуации: родители – честные работяги, но при этом семья живет в страшной нищете. Типичная картина для российской глубинки. А подростки прекрасно чувствуют несправедливость, намного лучше взрослых. Они видят, как их папа и мама считают каждую копейку, трудятся на нескольких работах, и при этом «дворяне» разъезжают на дорогих авто, живут в шикарных особняках и едят черную икру половниками. Разумеется, молодые люди просто не хотят жить как их родители, когда вырастут. В этом случае фраза «грабь богатых, оставляй себе» звучит весьма убедительно.

Взрослые. Речь в данном случае идет не о родителях и учителях, а о «посторонних» людях, связанных с криминальным миром, и завлекающих подростков псевдоромантикой арестантской жизни. Такая пропаганда тоже ведется, и деньги на «общак» с детских группировок собирают.

Сразу оговорюсь, что большая часть радикальных групп все же не контролируется извне и не подчиняется каким-то тюремным авторитетам. Для неблагополучных подростков, противопоставляющих себя сложившемуся укладу мира взрослых, как минимум «зашкварно» подчиняться 30-40 летним «старперам». Обычно группа существует сама в себе, в ней складываются свои правила и свой неформальный лидер.

На основных причинах мы остановимся здесь. Конечно, можно было бы отдельно вынести потребность в безопасности, которую могут обеспечить собратья по оружию в деструктивных субкультурах, холодные отношения в семьи и многое другое. Но сейчас я предлагаю кратко подвести итоги.

Криминальная субкультура – явление не новое. Это самая старая из существующих деструктивных культур. Просто сегодня она романтизирована и идеализирована. Это как со Средневековьем: смотреть фильмы про рыцарей классно и интересно, а вот оказаться в реальном Средневековье… голод, войны, инквизиция, гнилые зубы, горы трупов при эпидемиях, средняя продолжительность жизни в 30 лет. Уже не так весело, не правда ли? Многие молодые приверженцы АУЕ, попадая в реальные места заключения, видят реальную картину и отказываются от прежних взглядов. Но, к сожалению, слишком поздно.

Больше всего удивляет позиция законодателей и правоохранительной системы по вопросу распространения и пропаганды криминальной субкультуры среди подростков. На данный момент сообщества и сайты с подобной тематикой блокируются и… на этом в общем-то все. По факту, идет простое замалчивание и игнорирование проблемы, а никак не борьба с ней.

Приведу банальный пример. Одной из самых крупных молодежных субкультур было движение хиппи. К хиппи себя причисляли миллионы людей, только музыкальный фестиваль «Вудсток» посетило около 500 тыс. человек. Напомню, что интернета 60 лет назад не было. Следовательно, блокировочкой нескольких сайтов нельзя прекратить распространение информации. Наоборот, все запрещенное привлекает еще больше внимания, особенно со стороны подростков.

 

Виталий Кобяков – психолог, специально для ИА «Реалист»

Çàãðóçêà...