Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Андрей Воробьев: Паспорт вакцинированного дискриминирует людей

Москва, 29.12.2020, 18:23
Проведенная вакцинация никак не может отличать одного человека от другого, тем более что эта вакцина не имеет убедительных доказательств эффективности, отмечает собеседник ИА Реалист
 
Андрей Воробьев. Фото: сайт Первого канала
 
МОСКВА (ИА Реалист). Министр здравоохранения Михаил Мурашко объявил, что с января 2021 года пациенты, получившие коронавирусную инфекцию, смогут в личном кабинете на сайте Госуслуг получить паспорт вакцинированного в автоматическом режиме. В свою очередь, вице-премьер Татьяна Голикова заявила, что за первые 11 месяцев 2020 года смертность увеличилась на 13,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. По ее словам, более 81% прироста общей смертности, которая падает на этот период времени, приходится на ковид и последствия заболевания ковидом. 
 
Зачем людям «паспорт вакцинированного» и что явилось причиной роста смертности в России? 
 
На эти и другие вопросы ИА Реалист ответил кандидат медицинских наук, координатор Высшей школы терапии Московского городского научного общества терапевтов (МГНОТ) Андрей Воробьев.
 
Какую цель преследует Минздрав, предлагая паспорта для переболевших коронавирусом?
 
Андрей Воробьев: Как они эти паспорта собираются использовать? Дадут провакцинированным людям большие права, чем непровакцинированным? Тогда это будет дискриминация. А если не так, то для чего тогда нужен паспорт вакцинированного? На стенку повесить? Можно Звезду Давида нашить... Мы уже проходили нечто подобное в истории человечества.
 
Нас хотят поразить в правах?
 
Андрей Воробьев: Это дискриминация. Она недопустима. Наличие вакцины никак не может отличать одного человека от другого. Тем более что эта вакцина не имеет убедительных доказательств эффективности. Мы не знаем, сколько она будет работать, работает ли она вообще. Мы не знаем отдаленных последствий у людей после вакцинации. Сейчас применить какие-либо инструменты, которые будут вынуждать вакцинироваться – это принудительная вакцинация.
 
Однако российские законы позволяют властям вакцинировать отдельные группы граждан…
 
Андрей Воробьев: У нас нет принуждения к вакцинации.  Все сотрудники, которые работают в опасных условиях, проходят медицинский контроль, но не обязаны вакцинироваться. В законе есть упоминания об обязательной вакцинации отдельных групп, но нет внятного обязательства к отстранению от работы. Вы приходите и сдаете анализы, что Вы не больны. Вы приносите справку из диспансера, которая подтверждает, что Вы не болеете. Но у нас нет обязательства, что человек должен вакцинироваться конкретным препаратом. Так что не надо поддаваться на пропаганду. Это ложная тропа, по которой, не дай Бог, нам пойти…
 
То есть здесь больше политики, чем здравоохранения?
 
Андрей Воробьев: Конечно.
 
Как бы Вы отделили политику от здравоохранения в процентном отношении при внедрении этих паспортов?
 
Андрей Воробьев: В ковидных паспортах – 0% здравоохранения. Человек может спокойно переболеть и получить те же антитела. Это его совершенно не обязывает идти и вакцинироваться. Может человек хочет выбрать натуральный способ получения антител, а не суррогатный метод.
 
В мире усиливается тенденция неприятия вакцинации. А как дела обстоят в России с желанием людей вакцинироваться?
 
Андрей Воробьев: Порядка 70-80% граждан РФ, которые не готовы к вакцинации. Сам я тоже считаю, что пока поспешно бежать вакцинироваться. Я бы года три посмотрел за теми, кто сейчас прошел вакцинацию.
 
Люди не доверяют государству или системе здравоохранения? Какова причина недоверия?
 
Андрей Воробьев: Я надеюсь, что это не недоверие, а здравый смысл и рассудительность. Введение в организм какого-либо чужеродного агента – осознанное решение, которое человек должен принимать самостоятельно. И если он в чем-то не уверен и видит, что есть какие-то разные мнения, если он понимает, что не все так однозначно, а оно действительно неоднозначно, то Вы не имеете никакого права его принуждать. Он волен принять свое собственное решение, как он считает нужным. Если хотите уговаривать, пожалуйста, делайте красивую рекламу, буклеты… У Минздрава большой опыт в пропаганде вакцинации. Но не дай Бог устроить какую-то обязаловку.
 
Ранее Вы заявили, выступая на программе «Время покажет», что у нас резко сократилось в Москве число терапевтов за время «реформ». О какой статистике идет речь? Сколько было и сколько стало?
 
Андрей Воробьев: В Москве на 2011 год было 20 тысяч врачей-терапевтов. Сейчас в столице их 4,7 тыс. Это данные Росстата. 
 
В чем была логика увольнения врачей? Денег не хватало?
 
Андрей Воробьев: Логика была в том, что можно изменить нагрузку на врача, если мы стандартизируем, что прием будет строго 12 минут и отладим процедуру, то сможем меньшим количеством ресурсов охватывать большее количество пациентов. Такая логика не учитывала возникновение внештатной ситуации, которая случилась с ковидом. Эта ситуация вывела на поверхность все проблемы. Рассчитывали на нормальную жизнь, а на ЧС расчет сделать «забыли».
 
Вице-премьер Голикова заявила, что 81% прироста общей смертности в РФ приходится на ковид и последствия заболевания ковидом. Есть ли основания для такого утверждения, на Ваш взгляд?
 
Андрей Воробьев: То что ковид стал причиной большого роста смертности – не оспариваемый факт. Это так. Но нужно понимать, что именно смертности, а не летальности. Поскольку летальность – показатель того, сколько людей умерло из-за коронавируса. В целом же смертность – количество умерших. У нас огромное количество смертей сейчас пошло от сердечно-сосудистых заболеваний. Просто на том фоне, что люди не обращаются за медицинской помощью. Потому что они запуганы, медицинская помощь недоступна. Потому что в больницах устроили своего рода DDos-атаку (когда компьютерный вирус с разных серверов обрушивается на сайт и тот не выдерживает нагрузку. Совершенно необдуманным решением мы просто завалили больницы пациентами, которым не требовалась госпитализация – можно было вести амбулаторно. Но мы остановили работу всего здравоохранения. Оно было блокировано. К осени мы восстановились, а все что было до этого – фактически массированная атака. Конечно, это привело к дестабилизации, неоказанию и несвоевременному оказанию помощи. И результат отразился на статистике смертности.
 
Это целенаправленно или мы имеем дело с управленческой ошибкой?
 
Андрей Воробьев: Хороший вопрос. У меня нет на него однозначного ответа. Я не могу исключить ни один, ни второй вариант.
 
Беседовал Саркис Цатурян
Çàãðóçêà...