Александр Семёнов: Страх гарантированного трудоустройства

Москва, 26.04.2018, 17:01

В условиях кризиса страна не может себе позволить готовить барменов в технических колледжах и менеджеров по продажам с университетскими дипломами, отмечает эксперт

Несмотря на насыщенную яркими и крайне чувствительными событиями жизнь, многие федеральные СМИ в последние дни уделили достаточно пристальное внимание законопроекту об обязательном распределении выпускников вузов. Автор инициативы, депутат Сергей Алексеевич Вострецов предлагает обязать каждого выпускника поработать на государственном предприятии или учреждении после завершения учебы. Для разных ступеней проект предусматривает разные сроки отработки: четыре года для бакалавров, пять – для специалистов и шесть для тех, кто получил диплом магистра.

Законопроект вызвал достаточно серьезный поток экспертных мнений. Некоторые издания использовали аналогию с "рабством". С одной стороны, это признак, показывающий, что общество сохраняет здоровую чувствительность к попыткам государства вмешаться в их судьбу. Но с другой, разве сегодня нет повода вдумчиво поговорить о государственном заказе на профессиональную подготовку? Разве нельзя инициативу депутата Вострецова использовать как триггер для квалифицированного разговора?

Пугает некоторая негативная заданность. То есть, с самого начал послевузовская обязательная практика выставляется на страницах СМИ в мрачных тонах. Удивила даже "Парламентская газета" – печатный орган Государственной думы, которая опубликовала сообщение о законопроекте вот с таким заголовком: "Студентов-бюджетников заставят отработать на государство". Вы когда-нибудь слышали что-нибудь хорошее об идее, которая подается в комплекте с глаголом "заставить"? Если только речь идет не о коррупционерах, которых хотят принудить вернуть присвоенные богатства в казну. В общем, не нужно быть профессиональным филологом, чтобы почувствовать, что инициатива изначально подается как очередной "кнут" с очень сомнительными "пряниками".

Вместе с тем, сама идея обязательной отработки по специальности – это полезная идея. Главное, обговорить приемлемые условия и для молодых специалистов, и для государства. Есть опыт, как минимум, двух условных поколений, которые своей биографией подтверждают потенциальную эффективность такого подхода. Например, поколение советских медиков, которые, как булгаковский юный врач, направлялись в удалённые территории лечить местных и набираться ума-разума. Да, было трудно, но возвращались с таких работ в полях специалисты, которых в наши дни мы вряд ли найдем даже в дорогих клиниках. А если и найдем, то это будет человек, которому хватило воли и сознательности торчать в клинике после занятий самостоятельно и смотреть под локоть старшим коллегам. Притом, что сегодня у молодых врачей сегодня нет возможности отследить полную клиническую картину течения болезни, поскольку больные выписываются на амбулаторное лечение через 3-4 дня после поступления.

Вторая история – поколение девяностых и нулевых. Здесь уже опыт горький. Хождение по собеседованиям после окончания вуза для многих превращалось в затяжной марафон – без опыта ты никому не нужен. Ни тогда, ни сейчас. А где было взять опыт, если на работу не брали? Я уверен, что многие молодые юристы, экономисты, инженеры, да кто угодно – согласились бы тогда поработать год-два на государство, чтобы наполнить донышко своего куцего резюме достойным трудовым стажем. Но, не имея такой возможности, многие "юристы" превратились в агентов по продажам страховок, а "инженеры" стали сотрудниками торговых фирм. Вместо чертежей такие специалисты стали заполнять товарные накладные. Вот вам рецепт по получению потерянного поколения.

Буквально на днях совершенно случайно нашел у себя дома деловую газету от 2009 года. Один из главных материалов её был посвящен проблемам трудоустройства, перекосу профессиональной линейки, соответствию рынка труда и образовательных стандартов. В принципе, эту статью можно без особых правок перепечатать и сегодня, поскольку за неполную декаду мало что изменилось: "Благодаря кризису стало очевидно, что ключ к эффективному развитию как конкретной компании, так и страны в целом — человеческий капитал. Технологическая модернизация невозможна без квалифицированных кадров" – это цитата из прошлого десятилетия.

Сегодня мы на гребне волны уже другого кризиса. И все с той же убежденностью говорим про ценность человеческого капитала и квалификацию кадров. При этом, педагоги одного технического колледжа, где готовят студентов по крайне востребованным специальностям, доверительно сообщили, что их выпускники в основном идут работать барменами. А в это время промышленные предприятия ищут хороших специалистов и с трудом закрывают вакансии.

Кто ищет и сколько – государство не всегда знает. Далеко не все регионы ведут подобную статистику, опрашивая предприятия, проводя с ними отдельные совещания, подключая профессиональные объединения и экспертные организации. То есть, не формально, не для "галочки", а достоверно и добросовестно.

Но узнать, кому и сколько специалистов нужно – это только первая обнадеживающая судорога. Следующий шаг – подготовить молодые кадры так, чтобы они были готовы работать, а не переучиваться. При этом должен учитываться определенный процент отсева по разным причинам. Кто-то обязательно передумает и сменит профессию, кто-то выйдет замуж или уедет в другой город, и т.д. Обучение должно сочетаться с обязательной стажировкой во время учебы, в течение которой будущий профи получит навыки под конкретный функционал. И здесь снова возникает множество факторов, включая субъективное нежелание работать в конкретной компании под началом "вредного начальника". Вдобавок, сами предприятия должны созреть до системной работы с учебными заведениями, выстроить отношения, утвердить план стажировок, найти на это время, средства, запас заготовок для неизбежного брака и терпеливого наставника с педагогическим задором.

То есть система дуального образования, наставничество и обучение на производстве выглядит легко и красиво только на страницах красочной презентации с улыбающимися усатыми мастерами и белозубой молодежью. Но в этом процессе много элементов, каждый из которых критически важен в общей цепочке.

Упростить ситуацию может массовость обязательной практики. Контракт со студентом на обязательную отработку и его условия – вот что должно быть оговорено в законопроекте. Контракт – это отношения равных сторон, в которых слово "заставить" – исключено из употребления. Кто должен стать другой стороной контракта? Варианты могут быть разные. Профильное министерство, предприятие или госорган, включенные в специальную программу, возможно создание специализированного центра, который займется подбором предприятий для выпускников, причем, этот процесс может запускаться на втором или третьем курсе, чтобы молодой человек (а также его родители) заранее понимал, на каком предприятии он будет получать первый опыт и первые деньги.

Такой государственный подход позволит еще "зеленому" специалисту начать с азов, с более простых задач, пройти самостоятельно весь путь профессионального развития. При этом не нужно бояться ставить будущего инженера за станок. Тем более, если это современное оборудование с числовым программным обеспечением. Да и на обычном токарном будет полезно работать годик, чтобы понять, как возникает первичная единица сложного механизма – Её Величество Деталь. Лично я постоял за шлифовальным станком для линз, и этот опыт помогает мне сегодня управлять большим производством.

Но вернемся к закону. Все, что я излагаю здесь в формате рассуждений, по-хорошему, должно стать предметом содержательной дискуссии. Потому что ситуация назрела. Да, закон не эргономичный, в нынешнем виде он воспринимается, как что-то реакционное. Но это ведь вопрос юридической техники и здравого смысла. Нужно срезать углы, которые раздражают людей. Довести формулировки до ума, до той степени проработки, которая защитит права студента и всех, кто будет участвовать в его профессиональном становлении.

В условиях кризиса страна не может себе позволить готовить барменов в технических колледжах и менеджеров по продажам с университетскими дипломами. Поломанная судьба страшнее, чем пара-тройка лет оплачиваемой работы по специальности на государство.

 

Александр Семёнов – председатель совета Фонда "Фотоника", специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...