Игорь Белобородов: К чему приведет гендерная идеология

Москва, 07.07.2018, 14:42

30 марта в Международном независимом эколого-политологическом университете состоялся круглый стол на тему: "Отношения мужчин и женщин на Западе и в современной России: кто стоит за информационной кампанией "о домогательствах"?". В ходе мероприятия кандидат социологических наук Игорь Белобородов представил аналитический экспресс-доклад: "Кому выгодна "война полов" в России?". ИА "Реалист" публикует третью часть доклада

С каждым годом на площадках влиятельных международных организаций, включая ООН всё больше внимания уделяется т.н. гендерному равенству. Очень часто это происходит в рамках глобальной политики в области народонаселения в связке с пресловутым "женским вопросом".  

Среди множества витиеватых формулировок, транслируемых радикальными феминистками с 1970-х гг. ХХ века, бросается в глаза следующая сентенция: "для достижения полного равенства между мужчинами и женщинами необходимо изменить традиционную роль как мужчин, так и женщин в обществе и в семье".  При этом "полное равенство", которое невозможно между женщинами и мужчинами в силу анатомических, физиологических, психологических и прочих различий, почему-то в международных документах выступает синонимом равноправия. Заявляя о том, что дискриминация женщин якобы "…препятствует участию женщины наравне с мужчиной в политической, социальной, экономической и культурной жизни своей страны", прежние и нынешние идеологи политического феминизма упорно игнорируют целый ряд фактов, противоречащий их мировоззрению. К таким фактам справедливо отнести более высокую смертность мужчин, более низкую продолжительность их жизни, выполнение мужчинами более рискованных социальных функций (например, несение службы в армии и участие в боевых действиях), эксклюзивное право матери на ребенка после развода (в ущерб интересам отца и совместного ребенка) и т. д.

В последние десятилетия борьба за женское "равноправие" превратилась в последовательную дискриминацию мужчин, женщин-матерей и сторонников традиционных семейных ценностей, несмотря на то, что последние численно преобладают в подавляющем большинстве стран мира. При этом продвижение агрессивного феминистического мировоззрения и гендерной идеологии носит подчеркнуто скандальный и принудительный характер.

Ещё в марте 1995 г. президент США Билл Клинтон заявил американской публике, что, по сведениям ФБР, каждые 12 секунд в стране происходит избиение женщины. К этому президент США добавил, что ежегодно 700 тыс. женщин подвергается изнасилованию или попытке изнасилования. Однако, через несколько часов после этого заявления пресс-секретарь Белого Дома Майкл МакКарри принес извинение за использование непроверенных данных о домашнем насилии.

Профессор философии и теории морали Кларк Университета Кристина Хофф Соммерс обнаружила, что цифры, озвученные Б. Клинтоном, появились как результат феминистических исследований. В ФБР, на которую ссылался тогдашний президент США, не было статистики по домашнему насилию, и цифра 700 тыс. более чем в два раза превышала самые тщательные и скрупулезные данные о преступности в США.

В том же году под эгидой ООН прошло грандиозное мероприятие в Пекине, получившее название "Всемирная конференция по вопросам женщин". Именно тогда на Четвертой Международной Конференции ООН по вопросам женщин, прошедшей в Пекине с 4 по 15 сентября 1995 г., произошло перевоплощение радикального феминизма в мощнейшее гендерное лобби с глобальными политическими амбициями. Тогда термин "гендер" впервые получил политическое звучание.

Практически на каждом мероприятии в рамках указанной конференции слово "женщины" и словосочетания "женские права" и "женская проблематика" были заменены "гендером", "гендерными правами" и "гендерной проблематикой".  В итоге конференция, заявленная как женская, стала конференцией по продвижению гендерной идеологии. Некоторые уверяли, что поскольку английское слово "sex" (пол) имеет разные значения, то слово "гендер" будет звучать более благородно при обсуждении вопросов пола. Другие заявляли, что слово "гендер" относится и к мужчинам, и к женщинам, выступая символом баланса. Мало кто знал, что "пол" и "гендер" не являются синонимами.

 

Так что же такое гендерная идеология и чего добиваются ее сторонники?

Как отмечает известный немецкий социолог и публицист Габриэла Куби, гендерная идеология подразумевает создание нового человека, обладающего свободой выбора собственного пола и сексуальной ориентации, то есть правом по своему произволу решать, быть ему или ей мужчиной или женщиной, гетеросексуалом, гомосексуалистом, лесбиянкой, бисексуалом или транссексуалом (ЛГБТ). Гендерная идея питается культурой релятивизма и уничтожения любой идентичности, культурой, в которой поощряется феминизация мальчиков и маскулинизация девочек. Перспектива гендерного подхода (измерения) не признает никаких существенных или врожденных различий между мужчинами и женщинами, хотя каждая клетка человеческого тела является мужской либо женской; гендерный подход попирает и игнорирует результаты нейрологических, медицинских, психологических и социологических исследований, которые выявляют различие идентичностей мужчины и женщины с характерной для каждого пола структурой мозга, гормональным балансом, структурой психики и социального поведения.

Главными врагами в гендерной идеологии выступают естественная иерархия семейных отношений, традиционное воспитание детей и семейный образ жизни как таковой. В Таблице 1 представлены различия между полом и гендером в интерпретации пропагандистов гендерной теории.

 

Таблица 1. Различия в интерпретации пола и гендера

Идеологические отголоски скандальной речи Билла Клинтона до сих пор слышны на трибунах ООН.  Следует также отметить, что мировоззрение экс-президента США полностью разделяет его супруга, сыгравшая немалую роль в продвижении гендерной идеологии во всем мире. Многие обозреватели полагали, что шансы госпожи Клинтон стать президентом были весьма высоки: у нее обширный опыт – первая леди, игравшая отнюдь не декоративную роль при муже-президенте, сенатор и госсекретарь. Стопроцентная узнаваемость не только в США, но и во всём мире. Волевых качеств не занимать. А женщина на посту главы государства после темнокожего президента – как раз то, чего не хватает Америке, чтобы окончательно закрепить (прежде всего в собственных глазах) победу равноправия.

США были на волоске от того, чтобы страну впервые возглавила гендерная феминистка. Ведь, еще тогда, когда далеко не все потенциальные кандидаты, четко обозначили свои политические намерения, Барак Обама в апреле 2015 г. публично поддержал свою "преемницу", заявив, что Хиллари "могла бы стать замечательным президентом". По мнению экспертов, она была намерена "продать себя" как политик, способный работать с Конгрессом, бизнес-сообществом и мировыми лидерами. Впрочем, в международных амбициях госпожи Клинтон было бы глупо сомневаться, как и в усилении глобальной антисемейной деятельности с ее приходом к власти. При этом внутри страны политический фокус Клинтон был сконцентрирован на работающих семьях среднего класса, – пожалуй, самой неповрежденной социальной группе.

Своеобразным тестом на отношение Хиллари Клинтон к традиционным семейным ценностям стало ее присутствие на мероприятиях ООН. 12 марта 2010 г. на 54-й сессии Комиссии ООН по положению женщин, прошедшей в Нью-Йорке, Хиллари Клинтон произнесет вполне безобидную фразу: "Прогресс женщин – это прогресс человечества". Пройдет 21 месяц и госпожа Клинтон, следуя той же примитивной логике, в своем выступлении на заседании Комиссии ООН по правам человека в Женеве скажет, что "права геев – это права человека". Иногда создается впечатление, что супруге американского экс-президента, использующей весьма скромный словарный запас, абсолютно всё равно за чьи мнимые права она борется. Главное для нее, – чтобы это борьба велась против традиционной семьи.

В апреле 2014 г. бывшая первая леди США не побрезговала личной встречей с участницами скандально известной феминистской панк-группы "Pussy Riot". Как известно, поведенческие рамки последних довольно широки и простираются от групповой порнографии, мелкого воровства и пропаганды гомосексуализма до публичной нецензурной брани, надругательства над христианскими святынями и антисемитизма. Подробности встречи не разглашались, но в своем комментарии к прошедшей встрече одна из участниц скандального музыкального коллектива назвала Х. Клинтон "будущим президентом США". Лишь малая толика помешала этим словам стать пророческими, а США – окончательно закрепить за собой статус мирового "провайдера" гендерной революции.

Не прошло и года как с участницами "Pussy Riot" встретился уже супруг Хиллари – Билл Клинтон. Полагаем, тем самым супруги Клинтон четко обозначили моральный вектор современной политики США, а вместе с ним и нравственный портрет американской элиты.    

В свете сказанного выше встреча супругов Клинтон с "Pussy Riot" вполне закономерна. Именно эта панк-группа отражает последствия гендерной идеологии.  Кстати, полное название группы звучит как феминистская панк-группа "Pussy Riot", о чем сообщается в ее блоге на страницах ЖЖ. За свою короткую историю (группа существует с 2011 г.) коллектив приобрел антиклерикальный и оппозиционный к действующей власти имидж. При этом сами активистки называют себя сторонницами"политизированного феминизма". Свою общественную программу участницы "Pussy Riot" сформулировали следующим образом: "Феминизм, борьба с правоохранительными органами, защита ЛГБТ, антипутинизм и радикальная децентрализация органов власти, спасение Химкинского леса и перенос столицы РФ в Восточную Сибирь". Как видим, в числе первичных приоритетов находится "феминизм" и "защита ЛГБТ", только после них значится "антипутинизм". Свои взгляды участницы группы неоднократно выражали личным участием в попытках проведения гей-парадов в Москве и других публичных акциях.

На счету "Pussy Riot" и их союзников серия крайне скандальных и вызывающих публичных акций. К числу уличных и камерных мероприятий группы (приносим извинения за подробности) относятся: групповое совокупление в московском Зоологическом музее, введение в промежность замороженной курицы в одном из супермаркетов Санкт-Петербурга, целование в метро женщинами-феминистками в губы женщин-милиционеров, нанесение рисунка в виде гигантского фаллоса на Литейном мосту в Санкт-Петербурге, несанкционированные музыкальные выступления с использованием нецензурной брани на крышах троллейбусов, на Красной Площади, в Храме Христа Спасителя и т. д.

 

Чего же добиваются российские политизированные феминистки и их единомышленники? 

Предоставим ответ одной из участниц группы Екатерине Самуцевич: "Pussy Riot – это политическое, феминистское искусство с элементами акционизма.  …У нас скорее андрогинный образ – некое существо в платье и цветных колготках. Что-то похожее на женщину, но при этом без женского лица, без волос. …Чтобы изменить сексистское общество, надо действовать последовательно".

Вместе с тем заслуживает пристального внимания заявление "Pussy Riots" от 6 февраля 2014 г., в котором объясняются обстоятельства выхода из группы двух прежних участниц Марии Алехиной и Надежды Толоконниковой: "…правозащита несовместима с радикальными политическими высказываниями и провокативными арт-работами, поднимающими конфликтные темы в современном обществе. Также как гендерная комфортность не совместима с радикальным феминизмом…".

По своей деструктивной сути, политический феминизм, породивший гендерную революцию, является типичной тоталитарной идеологией. Мировоззрение феминисток сродни сектантскому: все, что не вписывается в узкие рамки борьбы с "патриархальным" общественным порядком, должно быть отвергнуто либо интерпретировано в нужном ключе. Подлинные цели феминизма состоят в разрушении института семьи, девальвации материнства, переформатировании естественных межполовых отношений.

В свою очередь, "научное" предназначение гендерно-феминистических концептов нацелено не столько на обоснование "борьбы за равноправие", сколько для теоретического обслуживания гомосексуального образа жизни. Полная независимость от мужчин, в том числе сексуальная, приобретает в этом случае подчеркнуто однополую окраску. Именно поэтому гендерно-феминистскую парадигму так охотно используют сторонники "контроля над численностью населения" (population control), направившие основные усилия на ликвидацию традиционной семьи и брака.

"Война полов" интересует идеологов демографического сдерживания как эффективный инструмент снижения рождаемости за счет "эмансипации" женщин, сопровождаемой вытеснением семейного образа жизни современными идейными суррогатами. Правозащитная риторика при этом выступает как предлог для вторжения в традиционную культуру, законодательство, информационную среду и т. д. Насаждая критическое отношение к браку, родительству, семейным традициям параллельно с навязыванием лояльности альтернативным формам половых отношений, гендерно ориентированные политики, эксперты и общественные деятели формируют глобальную культуру ненависти, последствия которой несут угрозу не только для отдельных стран и континентов, но для всего человечества. Собственно, описанные выше цели своей "борьбы" не скрывают и сами феминистки. В качестве исчерпывающего примера приведем высказывания известной российской и американской журналистки Маши Гессен, по совместительству лесбиянки и активистки ЛГБТ-движения.

Мария Александровна Гессен: "Феминизм для меня – это нечто само собой разумеющееся. Хотя бы потому, что я получила в основном западное образование. …Мне кажется, более-менее рабочее определение феминизма таково: это, безусловно, правозащитное движение, освободительное движение за права человека, и в каталог этих прав обязательно входят права женщин и сексуальных меньшинств".

Как следует из вышеприведенной цитаты, феминизм и гомосексуализм комфортно уживаются на одном идеологическом поле, дополняя друг друга в своем неприятии сложившегося социального порядка и желании его поскорее разрушить. Более ясное понимание перспектив и целеполагания этих идеологических феноменов дает другая цитата М. Гессен: "Ёжику понятно, что гомосексуалисты имеют право на создание брачных союзов, однако я также считаю не менее очевидным и то, что институт брака вообще не должен существовать… Борьбу за право геев вступать в супружеские отношения обычно сопровождает ложь о наших планах относительно института брака как такового уже после того, как мы достигнем цели. Дело в том, что мы лжём, заявляя, что институт брака останется неизменным. Ведь это враньё.

Институт брака ожидают перемены, и он должен измениться. И, повторюсь ещё раз, он должен перестать существовать.

Я не собираюсь распространять домыслы о своей жизни. Это не то, что я намеревалась делать, когда начала заниматься общественной деятельностью 30 лет назад.

У меня трое детей, у которых было, более или менее, пять родителей, и я не понимаю, почему у них не может быть пять родителей юридически… Я вступила в брак в Массачусетсе со своей теперь уже бывшей партнёршей (она была из России) К тому времени у нас уже было двое детей – один приёмный, другого родила я. Через несколько лет мы расстались, и я познакомилась со своей новой партнёршей, у которой уже был ребёнок. Биологическим отцом этого ребенка является мой брат, а биологический отец моей дочери – это мужчина, живущий в России, и мой приёмный сын также считает его своим отцом. В общем, пятеро родителей оказываются разбиты на две или три группы…

В самом деле, я хотела бы жить в условиях правовой системы, которая была бы способна отражать данную реальность. А она, полагаю, несовместима с институтом брака".

 

Часть I. Кому выгодна "война полов" в России?

Часть II. Идеологические корни "размужествления" общества

 

Игорь Белобородов – кандидат социологических наук, специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...