Владимир Ворожцов: "Желтые жилеты" удерживают протесты благодаря наступательной позиции

Париж, 15.12.2018, 16:41

В пропитанном дымом и слезоточивым газом парижском воздухе витает "дух" Франсуа Фийона

Надпись на жилете: "Макрон, убирайся". Фото: AFP

 

Многие французы уверены, что если бы кандидата в президенты Франции Франсуа Фийона так "паскудно" не сняли в своё время с выборов, сегодняшних событий в стране просто бы не было. "Я была просто возмущена, когда они так "убивали" Фийона! - Сказала мне одна обаятельная и весьма состоятельная француженка. - Поэтому я тогда пошла на выборы и проголосовала за Ле Пэн. Назло им. Хотя я её не поддерживаю".

По мнению адвоката Межреспубликанской коллегии адвокатов, выпускника Высшей школы комиссаров французской полиции Евгения Ворожцова, четвертый раунд мобилизации по очкам (без явного преимущества) выйграли "жёлтые жилеты".

Почему? Вот его аргументы. Из-за манипуляций с цифрами со стороны официальных властей более или менее реальную численность протестующих установить по-прежнему невозможно. В окончательном варианте власти остановились на 140 тысячах. Однако очевидно, что число демонстрантов, как минимум, не снизилось по сравнению с предыдущей субботой.

Не произошла и ожидавшаяся многими недоброжелателями радикализация протестов. И не только потому, что многих "антифа" полиция активно задерживала ещё на трассах по дороге в Париж. Благодаря тактике "разделения", когда мирно настроенные манифестанты действуют отдельно от радикалов, на улицы по-прежнему продолжают выходить и те, и другие.

Первые не беспокоятся за свою безопасность. Вторые имеют полную возможность в своё время и пограбить, и повоевать с полицией. Важным отличием выступлений 8 декабря от трёх предыдущих является заметный рост количества задержанных. 2 тысячи по всей Франции, из них более тысячи в Париже. 400 человек арестовано.

Этот рост связан вовсе не с всплеском насилия, а с изменением тактики действий полиции. Демонстрантов продуманно попытались запугать. Появились так называемые превентивные задержания. Людей брали за само намерение участвовать в массовых беспорядках, что, на самом деле, весьма сомнительно с точки зрения французской правовой системы.

Порядка 70% задержанных потом отпускают без каких-либо юридических последствий, но в акциях они принять участие уже не могут. Превентивные задержания начались с 8 утра, и цифры задержанных мгновенно передавались полицией в СМИ. Таким способом правоохранительные органы старались создать у мирных демонстрантов, которые обычно собираются к 12 часам, ощущение тревоги и небезопасности, посеять в них сомнение: стоит ли принимать участие в таких действиях.

Однако поставленной цели такая тактика не достигла. Поддерживающая "жёлтых жилетов" газета Le Parisien вскоре разразилась пространным и эмоциональным интервью с анонимним рабочим из Эльзаса, который приехал с женой и сыном на демонстрацию, но был превентивно задержан (вместе со всей семьёй) прямо у своей машины. После этого они провели 14 часов в переполненной камере, пока не были высвобождены нанятым их знакомыми адвокатом.

"Это достойно Северной Кореи или России!", - возмущается в интервью несостоявшийся демонстрант, наглядно подтверждая уровень аналогий обычного француза.

Большую поддержку "желтым жилетам" в перерыве между Актом III и Актом IV оказали студенты и школьники. Волна школьных протестов всю неделю успешно катилась по стране. В отличие от работающих граждан, митингующих по субботам, школьники с удовольствием это делают и в будни.

Тем более что руководители учебных заведений зачастую сами отменяют занятия "по соображениям безопасности". Лицеисты отлично справились с задачей поддержки градуса напряжения в обществе. А кадры со стоящими на коленях, с опущенными лицами и руками за головой, школьниками в окружении полицейских в полной экипировке всколыхнули всю страну.

Это породило новый символ протеста: люди при виде полиции или жандармерии дружно становились на колени и принимали позу задержанных лицеистов. Такой креатив придумать самим было бы очень сложно, но его наглядно подсказала сама жизнь. Уверены, что он еще не раз вернется во французское (и не только) политическое поле.

В идеологическом смысле неделя подготовки к Акту IV прошла под знаменем требования отставки Эммануэля Макрона. "Жёлтые жилеты" удачно персонализировали протест. Макрон превратился в основную мишень протестующих и стал главным героем (или правильнее сказать - антигероем) карикатур в СМИ всего мира. Социологические опросы показывают уверенное падение популярности действующего (и некогда весьма популярного) президента среди французов и стабильный рост поддержки манифестантов. Заметны и явные изменения в тактике полиции. Следует отметить их усилия по обеспечению безопасности государственных объектов.

Появились разборные, быстро монтируемые ограждения, сооружавшиеся на основных направлениях движения демонстрантов, особенно в районе президентского дворца. Власти очевидно испугались. В день протеста весь центр Парижа был заблаговременно перекрыт. Правительственные здания оказались оцеплены с большим запасом. Серьёзные перекрытия впервые были и на левом берегу, который ранее не оцеплялся. Видимо, опасались удара "с тыла".

В город даже была введена единственная бронированная часть мобильной жандармерии. Поскольку в её задачи, помимо поддержания общественного порядка (в котором она как раз обычно и не участвует), входит ещё и участие в международных военных и полицейских миссиях, то на некоторых броневиках красовалась символика Евросоюза, смотревшаяся в этой ситуации весьма неоднозначно.

Это мгновенно вызвало "хайп" и истерику в социальных сетях. В остальном принципиально новых тактических решений как со стороны митингующих, так и со стороны полиции найдено не было. Появились, конечно, и некоторые необычные акции. Так, стало популярным вывешивать желтые жилеты на балконах жилых домов и студенческих общежитий, что создаёт достаточно эмоциональную картину, особенно в пригородах.

Согласно имеющимся правилам, при передвижении детсадовских групп и младших школьников они тоже должны быть обеспечены специальными жилетами, правда, не желтого, а ярко зеленого цвета. Но сегодня детки, мило идущие парами в ярких жилетах через дорогу, в сопровождении воспитателей, смотрятся не просто трогательно, но и очень символично.

По итогам четвёртого дня мобилизации, власти и "жёлтые жилеты" по-прежнему находятся в клинче. Протест не спадает. При этом с точки зрения пропаганды жилеты выше чиновников на две головы. Официальная пропаганда чаще всего опаздывает и не эффективна.

К каждой следующей субботе "желтые жилеты" удачно создают новую повестку дня. Они гораздо гибче, ярче, креативнее и быстрее реагируют на все события. Мгновенно раскручивают через соцсети и союзные им СМИ любые ошибки правительства и полиции, ловко используют их для информационных атак. Власти в результате вынуждены постоянно оправдываться. Даже обращение Макрона к французам не произвело сколько-нибудь заметного эффекта.

Активная наступательная позиция позволяет "желтым жилетам" удерживать уровень протеста, увеличивать количество своих сторонников и последовательно выбивать почву из под ног правительства. Главная проблема у протестующих - Рождество.

Как известно, во многих европейских магазинах в эти дни пишут: "Уважаемые покупатели! Только ради вас мы работаем в третий адвент!". (Адвенты - это воскресные дни перед католическим Рождеством. Всего их три. Последний выпадает на 16 декабря. Дальше только Рождество в следующее воскресенье.) Если в субботу, перед третьим адвентом, на манифестации выйдет не меньше людей, чем в прошлую - можно считать, что духовно "жилеты" победили.

 

Владимир Ворожцов – российский государственный деятель, генерал-майор внутренней службы в отставке

Евгений Ворожцов – адвокат Межреспубликанской коллегии адвокатов, выпускник Высшей школы комиссаров французской полиции

Çàãðóçêà...