Станислав Иванов: Уход американцев из Сирии спровоцирует большую "прокси-войну"

Москва, 06.01.2019, 15:27

Не исключено прямое военное столкновение между армиями Турции и Ирана

Карта сирийской войны на 6 января 2019 года. Источник: syriancivilwarmap.com

Заявление Дональда Трампа о планах вывести американский военный контингент из Сирии поставило на повестку дня вопрос: кто будет дальше контролировать районы северо-востока САР? Как известно, после вытеснения с восточного берега реки Евфрат боевиков ИГИЛ* (организация, деятельность которой запрещена в РФ), весь северо-восток страны находится под контролем так называемого "Демократического альянса", основу которого составляют курдские ополченцы "Партии демократического союза". Военная и логистическая поддержка ВС США этим силам сдерживали ВС Турции и проасадовские силы от попыток потеснить курдских ополченцев и захватить контролируемые ими районы.

С возможным уходом американских военнослужащих из Сирии ситуация на северо-востоке страны может кардинально измениться. Вряд ли немногочисленный контингент военнослужащих Франции и ряда других европейских стран, которые выполняют больше функции советников и военных специалистов, будет в состоянии заменить армейскую авиацию и спецназ США. Сирийские курды оказались перед дилеммой: готовиться к отражению своими силами очередной военной операции ВС Турции или попытаться вступить в союз с Дамаском?

Пока намечается второй вариант. Ведь курды никогда не являлись сепаратистами и не требовали отделения от Сирии. Они лишь выступают за равные с арабами права в будущем сирийском государстве. Их вполне устроила бы модель Иракского Курдистана (субъекта федерации) или даже культурная автономия. Тем не менее появляется сообщения о том, что Башар Асад якобы решил воспользоваться моментом и за счет сближения с курдами расширить контролируемые правительством районы страны. Уточняется, что проасадовские силы уже выдвинулись на подступы к стратегически важному городу Манбидж, где проходит разделительная линия между ВС Турции и США. Одновременно МИД и представители военного командования Турции провели консультации в Москве со своими коллегами.

После переговоров глава МИД РФ заявил, что Москва и Анкара подтвердили незыблемость территориальной целостности Сирии. По его словам, работа по мирному урегулированию конфликта будет проводиться в строгом соответствии с резолюцией СБ ООН 2254, где прописана "твёрдая приверженность" суверенитету и независимости САР. Что же скрывается за лозунгом о единой и неделимой Сирии? Ведь не секрет, что у Анкары, Тегерана и Москвы разные точки зрения по вопросу о будущей Сирии.

Реджеп Эрдоган имеет в виду отстранение от власти любым путем правительства Асада с его алавито-баасистским окружением и создание принципиально новой Сирии, где у власти окажутся представители арабо-суннитского большинства во главе с умеренными исламистами типа "Братьев-мусульман"*. То есть Анкара выступает за вариант строительства нового единого сирийского государства уже без Асада.

Подразумевается и уход из этой страны всех иранских и других иностранных шиитских сателлитов типа "Хизбаллы". Естественно, что иранские аятоллы с таким вариантом категорически не согласны и пытаются всячески сохранить у власти в САР арабо-алавитское меньшинство и других сторонников семейства Асадов.

Россия пытается как-то сблизить позиции своих партнеров по астанинскому переговорному процессу, чтобы окончательно завершить гражданскую войну в Сирии и перейти к обсуждению проекта новой конституции, формированию коалиционного правительства и т.д. Но, похоже, что Анкаре и Тегерану такой мир не нужен. Правители этих государств по-прежнему нацелены на борьбу за единоличную власть в Дамаске. Они видят единую и неделимую Сирию лишь через призму своих шкурных интересов. По их мнению, это должна быть марионеточная протурецкая или проиранская страна.

Эрдоган при поддержке арабо-суннитских государств и иранские аятоллы со своими шиитскими сателлитами готовы воевать в Сирии и дальше, как говорят некоторые эксперты, "до последнего сирийца". По данным ООН, население САР с 2011 года к концу 2018 года за счет погибших, беженцев и перемещенных лиц уже сократилось примерно наполовину (с 22 до 11 млн человек).

Так что Сергей Лавров по итогам бесед со своим турецким коллегой, скорее всего, "сделает хорошую мину при плохой игре". Вполне очевидно, что за территории Сирии с формальным уходом американцев предстоит большая "прокси-война" между протурецкими, проиранскими и проамериканскими силами. Не надо забывать и о том, что период вывода войск США из Сирии растянут по времени до нескольких месяцев, часть из этих военных усилит группировку ВС США в соседнем Ираке, да и ВМС и ВВС США в бассейне Средиземного моря и в Персидском заливе остаются в готовности прийти на помощь своим сирийским союзникам. Не исключено, что возможно и прямое военное столкновение между ВС Турции и Ирана, а также между ВС Ирана и ВС Израиля и США.

Таким образом, лозунг о единой и неделимой Сирии, как и призывы и дальше бороться с террористами в этой стране руками иностранцев, не более чем ширма или уловка, чтобы оправдать свое военное вмешательство во внутрисирийский конфликт. Борьбу с теми несколькими тысячами джихадистов, которые рассеяны по всей стране, вполне в состоянии вести как правительственные войска, так и оппозиционная Свободная сирийская армия (ССА), не говоря уже о курдских ополченцах. Пока в САР сохранятся иностранные военные контингенты, страна, скорее всего, останется разделенной на фактически образовавшиеся три враждебных анклава (протурецкий, проиранский и проамериканский).

* - организация, деятельность которой запрещена на территории РФ

 

Станислав Иванов – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...