Yandex Zen Подписывайтесь на наш канал в
Яндекс.Дзен

Карабах и конец Советской Армении: почему исчез "призрак" коммунизма?

Москва, 07.04.2019, 15:10

Старая номенклатура в Армении и во всех советских республиках погрязла во множестве грехов

Комитет "Карабах"

 

В связи с провозглашением последним генеральным секретарём Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза Михаилом Горбачёвым "гласности" и "перестройки" армяне, – жители Нагорного Карабаха, в очередной раз подняли вопрос о выходе этой автономной области из состава Азербайджанской ССР. Поверив в искренность перестроечного процесса по демократизации советского строя, армяне, находясь в воодушевлении и эйфории духовного подъёма, апеллировали к руководству партии и правительства с просьбой исправить несправедливость, однако обманулись в очередной раз. Так в очередной раз был поднят "вопрос о Нагорном Карабахе и вокруг него" в конце 1980-х годов.

Обращает на себя внимание тот факт, что отдельные представители высшего партийного руководства СССР не имели никакого представления о сути вопроса. Так, например, один из них как-то заявил: "Разве не могут две мусульманские республики дать по мозгам этому Карабаху?". Что он имел в виду – неизвестно, но эти "две мусульманские республики" были Азербайджан и Армения. В этой фразе просматривается полнейшая безграмотность автора, которому согласно должности, было доверено вершить судьбы советских граждан.

А пока, жарким летом 1988 года генерал-полковник КГБ СССР Гений Агеев поехал на встречу с руководителями т.н. комитета "Карабах", возглавлявшего организацию "Армянское Общенациональное Движение" (АОД). "Товарищ Агеев" имел продолжительную беседу с руководством комитета в штабе АОД, расположенном в здании "Научно-технического общества" на проспекте маршала Баграмяна (ныне посольство КНР в РА). Причём, что немаловажно, приехал "товарищ Агеев" инкогнито, на частном автомобиле, дабы не возбуждать нездоровый интерес со стороны любопытных горожан. О чём беседовал товарищ из КГБ СССР с руководством комитета нам, простым гражданам, не известно. Известно только, что в декабре 1988 года руководителей комитета вывезли в Москву и содержали там вплоть до мая 1989 года в разных тюрьмах. Все они через полгода возвратились в Ереван.

При ближайшем рассмотрении этих событий можно заметить отдельные нюансы, достойные внимания. Так, 10-го декабря по приказу генерал-лейтенанта Альберта Макашова, назначенного комендантом Еревана на время пребывания М. Горбачева в Армении после разрушительного землетрясения, был введён комендантский час и подверглись аресту с вывозом в Москву пятеро из 11-и членов комитета "Карабах": Левон Тер-Петросян, Вазген Манукян, Бабкен Араркцян, Алексан Акопян и Самвел Геворгян. В последующем, в период с 14-го декабря 1988 г. по 7-ое января 1989 г. были арестованы Ашот Манучарян, Вано Сирадегян, Самсон Казарян, Амбарцум Галстян, Рафаел Казарян, Давид Варданян.

Кроме 11-и членов комитета арестовали также Хачика Стамболцяна, Игоря Мурадяна и Аркадия Манучарова. В результате получилась достаточно многочисленная кампания, участники которой содержались в различных местах изоляции на территории Москвы в сравнительно комфортных условиях.

Следует отметить, что сразу же после ареста членов комитета "Карабах" был создан так называемый комитет "Одиннадцати", который организовывал марши протеста, требуя скорейшего освобождения "узников совести". Этим протестным мероприятиям власти Армении не препятствовали, а население Еревана с восторгом всё это воспринимало, как победу народа и, естественно, комитета "Карабах".

7 декабря 1988 г. разрушительное землетрясение, в результате которого погибло (по заниженным официальным данным) более 25 тысяч людей, потрясло Армению. Спитакский район республики был полностью разрушен. Частично были разрушены города Ленинакан (Гюмри) и Кировакан (Ванадзор).

Необходимо с благодарностью отметить, что не только все советские республики (кроме Азербайджана, который оперативно отреагировал на землетрясение, послав в адрес Армении "поздравительные телеграммы"), но даже международное сообщество, помимо армянской диаспоры, откликнулось на трагедию армянского народа, предложив всяческую помощь пострадавшей республике. Представляется важным особо отметить, что первой на помощь пострадавшей от стихийного бедствия Армении поспешила братская Грузия. Граждане Грузии (и в первую очередь врачи) на собственных автомобилях выехали в Армению для оказания посильной помощи.

В связи с трагическим стихийным бедствием, М. Горбачёв прервал официальный визит в США и с супругой прибыл в город Ленинакан (ныне – Гюмри). Как усматривается из воспоминаний Героя Армении, председателя Совета Министров СССР Николая Рыжкова, руководившего спасательными работами, Горбачёв – председатель Верховного Совета СССР (высшая руководящая должность Советского государства на тот период) не собирался посещать зону бедствия в стране, намереваясь после визита в США посетить Кубу и Англию. Однако по настоянию Николая Ивановича, Горбачёв с супругой вынужденно прилетел в Ленинакан. Подобное поведение явственно показывает сущность Горбачёва и его отношение к Советской Армении.

Во время посещения Ленинакана, М. Горбачёв в беседе с пострадавшими убедился, что даже землетрясение не сломило высокий дух народа и, соответственно, не может заставить людей отказаться от идеи освобождения Арцаха. Так, например, один из пострадавших, которого в его присутствии вызволили из-под обломков, открыв глаза, спросил: "Как решён вопрос Карабаха?".

Один из членов комитета "Карабах" В. Манукян, поверивший в объявленную арестованным членам комитета "Карабах" представителями власти официальную версию о том, что этот факт явился основанием для их изоляции, заявил: "На этом основании было принято решение о нашем аресте". Однако анализ событий показал, что данное официальное объяснение, мягко говоря, не совсем убедительно.

В конце мая 1989 г. из московских тюрем были выпущены члены "Комитета Карабах". Население Армении приняло их восторженно, как национальных героев с ореолом "мучеников" и "узников совести", пострадавших за свободу Армении и Арцаха (Нагорного Карабаха).

Истории узурпации власти в Армении: в паутине "Восточного вопроса". Часть I

После освобождения членов комитета "Карабах" внутриполитическая ситуация в Армении заметно изменилась. Несмотря на то, что компартия формально оставалась у власти, она стремительно теряла авторитет день ото дня, чем и пользовался комитет. Помимо этого, традиционные армянские партии, особенно – "Дашнакцутюн", явно проигрывали в сравнении с комитетом. Разногласия были идеологического характера и касались, прежде всего, внешнеполитического курса. Но в атмосфере всеобщей победной эйфории основной массе населения это не было интересно. Правда, впоследствии политически осмысленные граждане поняли подоплёку ситуации, но это было много позже. А пока превалировал экстаз мнимой свободы после изгнания с политической арены (как оказалось – временно) определённого числа погрязших во взяточничестве и тщеславии номенклатурных представителей партийно-советских органов власти.

Таким образом, пребывание в московских "застенках" членов комитета возымело своё воздействие на восприятие подавляющего большинства населения по части признания их своими лидерами.

Обращает на себя внимание особенно то, что идея задержания указанных персон и вывоза их в Москву исходила непосредственно из КГБ СССР, хотя со стороны КГБ Армянской ССР подобная инициатива отсутствовала полностью. Впоследствии Тер-Петросян признавался: "…уже в сентябре 88-го (помните встречу в Г. Агеевым?!) мы предвидели, что нас рано или поздно арестуют. Поэтому создали тайный комитет "Карабах" (а по сути – второй эшелон!), в который входили пять человек – Ерджаник Абгарян, Давид Шахназарян, Альберт Багдасарян, Аветик Ишханян, Аршак Садоян. В дальнейшем к ним неофициально присоединились также Витя Айвазян и Смбат Акопян. Информация об этих семерых хранилась в тайне, о них никто не знал" (кто бы в это поверил!).

17-го декабря 1988 г. в телевизионном обращении новоиспечённый первый секретарь ЦК КП Армянской ССР Сурен Арутюнян называет "Комитет Карабах" врагом "номер один" армянского народа. Комитету инкриминируются: организация массовых действий, нарушающих общественный порядок; нарушение порядка проведения митингов и демонстраций; разжигание межнациональной вражды. Хотя в дальнейшем, видимо непосредственно ознакомившись с ситуацией в регионе, С. Арутюнян изменил свою позицию, так как его выступление на сентябрьском пленуме ЦК КПСС звучало гораздо жестче по отношению к Центру: "Вопрос Карабаха не является предметом территориального спора между Арменией и Азербайджаном. Его выдвинула не Армения, а карабахский народ. Проблему нужно рассматривать в свете права народов на самоопределение".

Так как в Ереване в декабре 1988 г. был введён комендантский час, любое скопление людей более трёх человек разгонялось. Имел место также курьёзный случай, когда солдаты приняли за демонстрацию очередь на большой автобусной остановке у сквера на перекрёстке улицы Московской и проспекта Барекамутян (ныне – Маршала Баграмяна) и при помощи дубинок начали разгонять граждан. Конфликт был локализован после вмешательства офицера КГБ Армении.

Справедливости ради следует отметить, что, начиная с 1988 года, не только в Армении, но во всех союзных республиках популярностью пользовались национальные лидеры, проводившие идею независимости. Повсюду создавались образования типа "народных фронтов", которые действовали под пристальным вниманием и непосредственным руководством "политико-культурного общественного дискуссионного клуба "Московская трибуна" – антисоветской антикоммунистической организации, поддерживающей постоянную активную связь со странами Запада.

Каждая советская республика имела своего куратора от указанной организации, который время от времени "выезжал в поле" (часто – на короткий срок) с определёнными инструкциями, после чего деструктивные митинги на местах активизировались. Например, Армению курировала Галина Старовойтова, которая отметила, что протестные настроения зарождающегося "национально-освободительного движения" "умело организовывались и направлялись" (конечно, она не имела в виду только "Московскую трибуну").

По оценке Г. Старовойтовой, "в Нагорном Карабахе это движение "изначально контролировалось элитой старого типа (партийными функционерами, руководителями предприятий и т. д.), в то время как в Армении появилось новое руководство, открыто оппозиционное местной номенклатуре и правящему коммунистическому режиму в целом". В этой последней фразе "правящему коммунистическому режиму в целом" проглядывает профиль незабвенного Павловича-Вельтмана, так как и в Ереване, и, особенно, в Карабахе (Арцахе) митинги проводились под лозунгами "Партия-Ленин-Горбачёв", и никаких (!) антикоммунистических, антисоветских, антироссийских призывов не было и в помине. А то, что старая местная номенклатура, как в Армении, как и во всех советских республиках повсеместно погрязла во множестве грехов, это соответствует действительности, однако эта тема требует более детального изучения и не является целью данного изыскания.

Кое-где не удалось избежать столкновений. 9 апреля 1989 г. советские войска с применением танков разогнали антисоветский митинг в Тбилиси. Под танками погибли десятки мирных жителей. Там же войска с использованием сапёрных лопаток жестоко разогнали мирную демонстрацию памяти погибшим под танками граждан. При этом, не были установлены лица, отдавшие приказ на разгон демонстрации. Горбачёв и Шеварднадзе отреклись от всех этих фактов, заявив, что они узнали об этом очень поздно, и не имели возможности препятствовать жестокостям (то есть, вольно или невольно не контролировали ситуацию).

Истории узурпации власти в Армении: в паутине "Восточного вопроса". Часть IIПисатель Егорий Сергиев о том, как Мустафа Кемаль расправился с турецкими коммунистами и армянским вопросом

В Фергане в 1989 г. на почве национальной неприязни были осуществлены погромы и избиения с изгнанием с насиженных мест турок-месхетинцев. И хотя проблему Арцаха (Карабаха) центральные власти пытались представить, как конфликт межконфессионального характера, трагедию в Фергане первый секретарь ЦК компартии Узбекистана Рафик Нишанов пытался объяснить обычной рыночной бытовой ссорой из-за "блюдечка клубники", что стало "притчей во языцех" жителей СССР. Было предложено расселить турок-месхетинцев на границе Грузии с Турцией. Грузия воспротивилась. Была также попытка поселить турок-месхетинцев в Крыму, и снова не получилось – возмутились украинцы. Азербайджан какую-то часть беженцев принял у себя, но радикального решения проблема не получила. В конечном итоге вопрос повис в воздухе.

В Вильнюсе 13 января 1991 г. в столкновениях гражданских лиц с советской армией у здания республиканского телевидения имелись жертвы, как среди гражданского населения, так и среди военнослужащих (Горбачёв полностью отрёкся от факта использования военных против гражданского населения, заявив, что он ничего не знал об этом).

В Молдавской республике в 1992 г. начались преследования с погромами русского населения Приднестровья, и только благодаря своевременным действиям генерала Александра Лебедя установился мир и порядок в этом регионе.

Тем временем в Советском Союзе начали набирать силу так называемые демократические процессы, с "ускорением" и "перестройкой" разваливающие СССР. Под лозунгом "плюрализма" был запущен процесс независимости и суверенности возникших и поощряемых Москвой националистических политических элит союзных республик. Горбачев (страна должны знать своих "героев") продолжал получать всемерную поддержку Запада. В феврале 1989 года советские войска были выведены из Афганистана. В марте того же года в СССР впервые состоялись "свободные" парламентские выборы под неусыпным руководством всё той же "Московской трибуны" согласно "инструкциям вашингтонского обкома".

При скоплении большого количества неорганизованных людей "обкатывались" этнопсихологические формы и методы манипуляции митинговыми массами с учётом местной специфики. На подобной основе так же апробировалось управление стихийными скоплениями неорганизованных толп, состоящих из футбольных фанатов. Адресная активность по управлению неорганизованными толпами наблюдалась в деятельности различных социально-психологических лабораторий Ленинграда, где собран достаточно богатый материал по опыту манипулирования массами.

После каждого очередного посещения Еревана и соответствующего инструктажа представителем "Московской трибуны", АОД активизировал митинговую деятельность с провокационными выступлениями, постепенно настраивая митингующих на агрессивные действия против советской власти.

В августе 1989 г. кандидатами в народные депутаты Верховного Совета Армянской ССР всеми правдами и неправдами выдвинулась немногочисленная группа активистов АОД. В процессе предвыборного ажиотажа один из членов комитета, озвучивая намерение АОД заполучить голоса в парламенте путём выдвижения своих сторонников, заявил: "Пусть даже избирается швабра, но это должна быть наша швабра!".

На выборах председателя Верховного Совета Армянской ССР в августе 1990 г. с третьей попытки голосования был избран Левон Тер-Петросян (административный ресурс был вконец исчерпан). Давление на депутатов-коммунистов от сравнительно малочисленных депутатов от АОД было весьма велико. Особого внимания достоин факт массового перехода на сторону АОД в процессе третьей попытки голосования депутатов – членов КПСС. Начало такой "миграции" положил чрезвычайно активный ранее "в деле построения коммунизма" бывший комсомолец (В.Х.), недавно назначенный на должность секретаря партийной организации одного из районов республики.

Парламентарии от коммунистической партии словно ждали сигнала, и как только этот ренегат озвучил предательский клич о переходе на сторону АОД, за ним потянулась длинная очередь активных в недавнем прошлом "строителей коммунизма". Сложившуюся атмосферу характеризует также то, что, на провокационный вопрос одного из членов АОД "что такое Коммунизм", тогдашний первый секретарь ЦК Компартии Армении (В.М.) ответил: "Коммунизм – это призрак, который появился и исчез", покрутив при этом ладонью у виска.

Выборы председателя парламента осуществлялись под непосредственным и весьма агрессивным давлением уличной толпы. Активные провокации осуществлялись с применением агрессивных истеричных женщин, в основном – с т.н. "синдромом Новодворской", которых в народе называли "БТР". Это экзотическое название они получили с того момента, как однажды толпа этих женщин остановила продвижение колонны бронетранспортёров в период объявленного комендантского часа в Ереване. (Кстати, с подачи "кураторов" от "Московской трибуны" использование "феминистского фактора" в провокационных целях практиковалось также и в других республиках СССР).

В своём триумфальном выступлении "новоиспечённый Председатель Верховного Совета" Л. Тер-Петросян с гордостью объявил народу, что ему подарил бронированный "мерседес" лично председатель КГБ СССР генерал армии Владимир Крючков.

 

Егорий Сергиев - аналитик, писатель, специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...