Игорь Корецкий: "Реинкарнация" новой Османской империи, или Почему США и Турция делят Сирию на "зоны деэскалации". Часть I

Москва, 25.06.2017, 12:04

ВВС Турции, атаковав в ноябре 2015 года российский бомбардировщик, выступили лишь в качестве исполнителя активной фазы данной операции, напоминает эксперт

Дональд Трамп и Реджеп Эрдоган. Иллюстрация: Getty Images

 

Прежде всего, следует отметить, что раннее позицию, согласно которой создание так называемых "зон деэскалации" – не должно означать декомпозицию государственно-территориальной целостности Сирийской Арабской Республики (САР), озвучил Президент РФ В. В. Путин. А вот последующее озвучивание данного тезиса г-ном Лавровым – это иллюстрация на тему "колебался вместе с линией партии". Но результаты предшествующей деятельности г-на Лаврова на "сирийском" направлении имеют весьма тяжелые последствия и до сих пор чреваты возможностью такого развития событий, которое адресует к историческим аналогиям, например, с Дьен Бьен Фу, а также с Цусимой и Хасавюртом (со всеми известными и чреватыми катастрофой "проекциями" на внутриполитические процессы). Эти результаты также можно охарактеризовать, как неподъемный груз, который превращает в невыполнимую задачу – исправление курса, в соответствии с вышеизложенной позицией, заявленной российским Президентом. Разумеется, в том случае, если и далее оставить все "как есть" и не поставить в практическую повестку дня вопрос о необходимости избавления российского "внешнеполитического корабля" от бремени данного груза.

Здесь целесообразно, хотя бы немного углубится, что называется в «историю вопроса» и для начала воспроизвести прежнюю версию "маниловских" пожеланий, которые г-н Лавров высказывал (примерно в январе сего года) относительно инициатив, со стороны Администрации США, предполагающих создание так называемых "зон безопасности": "Если речь идет о том, чтобы те люди, которые вынуждены были оставить свои дома в результате вооруженного конфликта внутри Сирии, чтобы они могли на время, пока их жилище будет восстановлено, пока в их родных местах вновь будет налажена мирная жизнь, чтобы на этот период они могли где-то чувствовать себя в безопасности, получать элементарные услуги, чтобы их дети были в безопасности, чтобы их дети могли хотя бы частично получать доступ к услугам образования, то я думаю, что вместе с Управлением верховного комиссара (ООН) по делам беженцев, вместе с другими структурами, международной организации по миграции можно было бы думать о создании мест проживания внутренне перемещенных лиц на сирийской территории".

Далее г-н Лавров пускался в рассуждения об отличии данной инициативы от прежних подходов, которые, согласно его вполне точной оценке, были "калькой с событий, которые произошли в Ливии, где в районе Бенгази такая площадка для альтернативного правительства была организована и потом использовалась как предлог для военного вторжения в нарушение решения Совбеза ООН для того, чтобы военной группой и военной силой свергнуть режим Муамара Каддафи" (1). Однако, по каким критериям г-н Лавров различал прежние подходы, представлявшие собой "кальку событий в Ливии", и рассматриваемую инициативу американского руководства? На том основании, что в последней отсутствовали прямые указания на возможность воспроизведения событий "ливийского сценария"? Но ведь и в тексте известной резолюции СБ ООН, санкционирующей введение "без-полетной зоны" в Ливии, подобные указания отсутствовали. А затем, кто-то объяснял отказ от использования Россией "права вето", тем, что мы вообще-то были исполнены лучших намерений и считали, что имеется в виду нечто совсем другое, потому де и голосовали соответствующим образом, а нас вот взяли и обманули…

А что в "Идлибской зоне" не формируется де-факто "площадка для альтернативного правительства", по тем же лекалам, что и в Бенгази, аналогией с которыми ("лекалами") вполне обоснованно оперировал и сам г-н Лавров? Впрочем, и этой аналогией суть дела отнюдь не исчерпывается. А чем собственно отличается создаваемая "Идлибская зона" от той, что была создана в результате "Хасавюртского замирения"? Я уже ставил этот вопрос в своей предыдущей публикации, но здесь его повторение представляется вполне уместным. Кто-то будет апеллировать к тому отличию, что "Идлибская зона" будет подконтрольна Турции, как стороне-гаранту, в качестве серьезного аргумента? Тогда этот кто-то должен заставлять себя самого и склонять других – отворачиваться от факта действительно выдающихся "заслуг" Турции в деле переформатирования различных компонент «террористического интернационала» в эффективные военные структуры, а также последующего оперирования таковыми. Кто-то может отрицать, что, не в последнюю очередь, в следствии этих "заслуг" – САР (суверенное государство, член ООН) оказалась истерзанной до того нынешнего состояния, которым обуславливается сама "техническая возможность" постановки вопроса о "зонах", предполагающих де-факто изъятие весьма значительных территорий из-под ее суверенного управления, с тем, чтобы передать их под контроль…все той же Турции?

Опять же наиболее реальной является перспектива, согласно которой подконтрольность той же "Идлибской зоны" Турции – означает ее подведомственность Хакану Фидану, главе Национальной разведывательной службы; тому самому, который раннее вполне определенно заявил свою позицию: "Исламское государство"– это реальность. Мы должны признать, что не можем искоренить столь хорошо организованное и популярное образование как "Исламское государство". Поэтому я призываю наших западных партнеров, чтобы они пересмотрели свои прежние представления о политических течениях в исламе, отложили в сторону свой циничный склад ума и вместе расстроили планы Владимира Путина по подавлению исламской революции в Сирии" (2).

Можно составить представление о реальной цене подобного «контроля» на основании следующего сообщения сирийских СМИ: «Дамаск, 7 июня. Бывшие боевики "Исламского государства" (организация, деятельность которой запрещена на территории РФ) занимают высокие должности в группировках боевиков, подконтрольных Турции. Ряд бывших боевиков террористической группировки "Исламское государство" вступили в контакт с про-турецкими оппозиционерами. Отмечается, что террорист, известный под именем Ахмад Зейдан, который присоединился к "Халифату" в 2013 году и продолжает контактировать с "Исламским государством", сейчас отвечает за безопасность в районе аль-Шахба. Данная область, отмечает источник, находится под оккупацией про-турецких вооруженных группировок (3)".

Также характерным представляется следующий пример. ИА EADaily со ссылкой на портал "Военный обозреватель" сообщает: "3 июня боевики джихадистского альянса "Хайят Тахрираш-Шам" (ведущую роль в этом объединении играет террористическая группировка "Джебхат Фатхаш-Шам", переименованная в 2016 году "Джебхат ан-Нусра") и союзные им батальоны "Свободной сирийской армии" после серии ракетно-артиллерийских ударов пошли на штурм последних кварталов района Аль-Меншия в городе Дераа на юге Сирии, остающихся под контролем правительственных войск (4)". Здесь, кроме самого факта эскалации боевых действий в Дераа ("зоне деэскалации"), обращает на себя внимание то, что, в данном случае, штурм позиций сирийской армии производился совместно – формированиями, в том числе, "Джебхат Фатхаш-Шам" (она же "Джебхат ан-Нусра") и формированиями "Свободной сирийской армии".

Однако в приведенном выше примере как-то "вдруг" проявилась и "другая сторона медали"; согласно тому же сообщению EADaily: "По захваченным боевиками кварталам начали наносить массированные удары армейская артиллерия, сирийская и российская авиация…4 июня подразделения 5-й механизированной дивизии ВС Сирии пошли в контратаку и после четырех часов ожесточенных боев смогли вернуть под свой контроль инженерную школу и примыкающие к ней кварталы". В этой связи, следует отметить, что 29.05.2017 г. действующий Президент РФ дал интервью французской газете LeFigaro, в котором была заявлена его, отмеченная выше позиция: "И мне бы очень не хотелось, вот это очень важно то, что я сейчас скажу, чтобы эти зоны были каким-то прообразом будущего территориального разделения Сирии". Иными словами, в рассматриваемом случае, силы и средства группировки ВКС ВС РФ действовали в соответствии с вышеизложенной установкой своего Верховного главнокомандующего и без оглядки на – становящееся традиционным – стремление другого российского ведомства (МИД РФ) опутать их "цепями" запретительных ограничений, разумеется во имя вящего торжества дипломатии. К чему это закономерно приводит, мы могли наблюдать в период штурма Алеппо.

Никто ведь всерьез не опровергнул авторитетные экспертные оценки, согласно которым – единственно значимым результатом так называемых "гуманитарных пауз" (которые с загадочным упорством систематически навязывались посредством усилий МИД РФ) стали подаренные террористическим формированиям бесценные возможности – перегруппировываться, восполнять потери, а также запасы необходимых средств и, в целом восстанавливать свою боевую способность»; при одновременном парализующем ограничении – действий сил и средств нашей группировки ВКС, равно как и сил и средств сирийской армии, и союзных нам (про)иранских формирований. Мы еще до конца не оценили то, что последствия рассматриваемых "свершений" МИД РФ – характеризуются именно долговременным "токсичным" эффектом на развитие военно-политической обстановки, оказывающим деструктивное воздействие на нашу способность бороться за обладание инициативой (в целом, на нашу способность нейтрализовать нарастающие угрозы). Большинство экспертов согласны с тем, что Пальмира была повторно взята террористическими формированиями ИГИЛ именно потому, что все силы и средства отвлекались на Алеппо; при этом раз за разом "увязали" на данном направлении из-за "гуманитарных пауз".

Можно продолжить эту мысль: за счет того, что незаконным вооруженным формированиям (НВФ) было позволено перегруппировываться и восстанавливать боеспособность, группировка ВКС РФ, будучи удерживаемая "на привязи", утратила инициативу в масштабах всего театра военных действий (ТВД). Именно поэтому впоследствии возникла вынужденная необходимость – отвлекать значительные силы и средства на повторное освобождение Пальмиры; причем именно в тот критически-важный момент, когда они были необходимы для того, чтобы останавливать, инициативно действуя на опережение – эрдогановский "Щит Евфрата", на более благоприятных для нас рубежах. Также приходится констатировать, что мы фактически утрачиваем сегодня те возможности, которые возникли в момент, когда курдские формирования передали определенные рубежи в районе Манбиджа армии Сирийской Арабской Республики (при том, что возникшие в связи с этим предпосылки – могли и должны были целенаправленно закрепляться и оформляться – в реальную тенденцию к стратегическому перелому на сирийском ТВД, в нашу пользу).

Теперь следует рассмотреть определенные моменты, связанные с преемственностью между: во-первых, упомянутыми инициативами американской стороны (о создании "зон безопасности"), сначала на уровне представителей истеблишмента, а затем и Администрации США; во-вторых, вышеизложенными оценками данных инициатив со стороны МИД РФ; и, в-третьих, практическими аспектами – достижения, а затем и реализации договоренностей о создании "зон деэскалации", в их нынешней версии.

Вернемся еще раз к истории вопроса. 09.10.2015 в "Вашингтон пост" (Washington Post) была опубликована статья Роберта Гейтса и Кондолизы Райс: "Давайте также уясним, – заявляют упомянутые авторы, – для себя, что нотации Путину о том, какое плохое решение он принял, звучат слабо. Последний раз русские раскаялись в своих зарубежных авантюрах в Афганистане. Но произошло это лишь после того, как Рональд Рейган вооружил афганских моджахеддинов ракетами «Стингер», и они начали сбивать российские самолеты и вертолеты. Только после этого истощенный Советский Союз во главе с Михаилом Горбачевым, в своем стремлении к компромиссу с Западом, решил, что афганская авантюра ему не нужна (5)". Здесь аналогия между рейгановским определением СССР, как "империи зла" и современной РФ – представляются далеко неслучайной, равно как и соответствующая адресация к опыту борьбы с таковой по "афганской модели"; а стало быть и к характерным для этой модели формам и методам ведения прокси-войны против СССР (ипостаси Большой Исторической России), что называется "рукам" этих самых "моджахедов". Далее авторы упомянутой статьи задают риторический вопрос: "так что же мы можем сделать?" и предлагают свой вариант решения: "мы сами должны создавать обстановку на местах. Бесполетные зоны и безопасные районы для населения – это не какие-то там непродуманные идеи. Такие методы давали результат раньше: защита курдов на протяжении 12 лет от террора Саддама Хусейна (6)" (ссылка на опыт борьбы с "плохим парнем", представляющим «ось зла» уже постсоветского периода).

Примерно через две недели, после публикации упомянутой статьи К. Райс и Р. Гейтса в "Вашингтон пост", данная тема получила дальнейшее развитие и в других американских изданиях: «28 Октября 2015. 08:21. "Американские СМИ на днях рассказали о "давлении" на Барака Обаму. Почему "давят" на президента? Оказывается, нынешний хозяин Овального кабинета прослыл слабаком, и его слабость особенно видна в Сирии, где теперь задают тон русские. Недоволен поведением Обамы даже его госсекретарь Джон Керри. Единственный, кто за компанию с Обамой не решается "противостоять" России на Ближнем Востоке", – это министр обороны Эш Картер. 

Об этом рассказали журналисты Марк Мазетти и Питер Бейкер (Mark Mazzettiand Peter Baker) в газете "Нью-Йорк Таймс"… Администрация Обамы попала под огонь критики. Острые дискуссии между администрацией Белого дома и её оппонентами были вызваны вопросом о необходимости развёртывания американских военных сил с целью создания без-полётной зоны и зоны безопасности в Сирии. Цель создания такой зоны — обеспечение защиты гражданских лиц, страдающих от гражданской войны… в США растёт число тех, кто призывает к действиям в Сирии. Среди призывающих — "ветераны" администрации Обамы, например, бывший госсекретарь Хиллари Клинтон. Эта потенциальная кандидатка на пост президента в октябре выступила за создание без-полётной зоны в Сирии. Клинтон желает "попытаться остановить бойню(7).

(К особой активности Х. Клинтон на рассматриваемом направлении мы еще вернемся).

Не менее активно "карта" так называемых "без-полетных зон", "зон безопасности" ("буферных зон") разыгрывалась и Турцией. Под час ретроспективный взгляд на те или иные процессы бывает необходим, для того, чтобы адекватно оценивать смысл происходящего – в "актуальном сегодня". С этой точки зрения, представляется целесообразным привести следующую цитату, из статьи С. Тарасова "Для кого Эрдоган готовит буферную зону?". (8) (16.09.2014): "Агентство Рейтер со ссылкой на турецкие СМИ сообщило, что во время своего визита в Катар президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сообщил, что "армия Турция разрабатывает планы по возможному созданию буферной зоны на южной границе страны из-за угрозы боевиков группировки "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ). При этом он не уточнил где именно и вдоль какой границы может быть создана такая буферная зона.

Ранее власти Турции рассматривали вопрос об организации буферной зоны внутри Сирии, куда не могли бы войти войска Башара Асада, что соответствовало требованиям сирийской оппозиции, которая намеревалась создать прообраз будущей "революционной республики", в которую со временем перебралась бы сирийская оппозиция. Анкара также намеревалась сконцентрировать в зоне поток беженцев из Сирии, чтобы не допустить его на свою территорию. Такие зоны планировалось образовать и со стороны иорданской и ливанской границы, которые, по сообщению New York Times, должны были находиться под контролем военнослужащих США и стать "одним из средств смены режима в Сирии". (Не правда ли, приведенное описание весьма напоминает создаваемые сегодня "зоны безопасности": цели, "прообраз будущей революционной республики», например – "Идлибская зона", общие функциональные схемы, география, распределение зон и их подконтрольность соответствующим контингентам – внешних "интересантов" и их "местных подопечных"?).

Очередной "всплеск" активности турецкого руководства, на рассматриваемом направлении, можно зафиксировать в начале октября 2015 г., т. е., практически синхронно с активностью американских СМИ, которые на тот момент подхватили и развивали тему, предложенную, в упомянутой статье, К. Райс и Р. Гейтсом. 05.10.2015 г. "Газета. ру": "Европейский союз и турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган обсудили создание буферной зоны на границе Сирии и Турции. Об этом сообщает РИА Новости. Об этом заявил глава Евросовета Дональд Туск по результатам встречи с Эрдоганом. "ЕС готов обсуждать все вопросы с Турцией, так что мы также обсудили возможное создание буферной зоны в Сирии», — отметил Туск. Также глава Евросовета добавил, что необходимо остановить пересечение сотен тысяч людей границ Турции, поскольку именно этим путем беженцы следуют в Европу. Ранее Турция и США согласовали создание «зоны безопасности» на севере Сирии" (9).

А затем, 24.11.2015 г., был сбит бомбардировщик российский группировки ВКС в Сирии. 26.11.2015 г., издание "Голос Ислама.RU": "Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в среду сделал неожиданное заявление о создании буферных зон безопасности, но уже не от города Джераблус до Азаз в области Алеппо, а от Джераблуса до берегов Средиземного моря. Если раньше речь шла о зоне в сотню километров вдоль турецкой границы, то сегодня это уже несколько сотен километров, некоторые участки предполагаемой зоны находятся под контролем ИГ (запрещена в РФ), некоторые контролируются курдскими отрядами, какие-то освобождённые силами сирийских повстанцев, а другие до сих пор находятся под контролем режима Асада. Турецкий лидер также упомянул, что Турция заручилась поддержкой союзников в этом амбициозном проекте. Тем самым Эрдоган увеличил в разы свой же внешнеполитический вызов (10)". Таким образом, речь идет о том, что на тот момент Эрдоган стремился использовать инцидент со сбитым российским Су-24, в качестве появившегося (преднамеренно созданного) «окна возможностей» и резко «сыграл на обострение», в своей попытке значительно продвинуть практическую реализацию собственных стратегических планов. В связи с этим, стоит отметить, что бомбардировщик ВКС РФ Су-24 был сбит в результате операции, которая была спланирована и реализована отнюдь не только вооруженными силами Турецкой Республики. В СМИ раннее публиковались оценки по-настоящему компетентных экспертов, согласно которым это было – ни что иное, как операция НАТО (11). В рамках этой операции, НАТО, во взаимодействии с региональными союзниками США, был создан соответствующий контур разведывательно-информационных средств, а также средств управления силами/оружием (будучи интегрированными в так называемую "систему - систем", «заточенную» для решения комплекса, соответствующих целям и замыслу данной операции – оперативных задач; при этом, российский Су-24, будучи "лишь" тактической единицей, был избран в качестве объекта поражения – именно в расчете на нелинейный характер последствий, которые предполагалось инициировать, как результат данной акции – так называемый "каскад эффектов"). ВВС Турции, осуществив атаку российского бомбардировщика, выступили лишь в качестве исполнителя активной фазы данной операции (затем Турецкая Республика приняла на себя все риски, а также политические и экономические издержки вследствие соответствующих демаршей со стороны России) – не меньше, но и не больше.

И здесь не получится, что называется «списать» все на интерпретацию "событийной фактуры", со стороны вышеупомянутого издания. Вскоре (28.12.2015 г.) свое стремление «играть на обострение» Эрдоган продемонстрировал непосредственно, что называется «от первого лица», причем самым недвусмысленным и вызывающим, в контексте инцидента с российским Су-24, образом: "Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил Россию в том, что последняя стремится провалить план по созданию буферной зоны на севере Сирии. Он обратил внимание на тот факт, что российские ВКС наносят массированные авиа-удары по различным позициям, расположенным в пределах этой зоны. В интервью каналу Al Arabiya Эрдоган пояснил, что подобная зона помогла бы урегулировать кризис с сирийскими беженцами, которые стремятся попасть в Европу. Кроме того, буферная зона стала бы безопасным прибежищем для тысяч мирных сирийцев, считает он. В будущем, по словам турецкого лидера, можно было бы расширить ее и полностью искоренить терроризм в этом регионе. Эрдоган рассказал также, что в Европе одобряют это предложение. Кроме того, он обсудил этот вопрос с королем Саудовской Аравии во время своего последнего визита" (12).

Планы Эрдогана создать «буферные зоны», декларируемые в качестве «безопасного прибежища для тысяч мирных сирийцев» (помехой чему назывались удары российских ВКС по формированиям «вооруженной оппозиции»), получили дальнейшее развитие: "Агентство РИА Новости, ссылаясь на публикацию немецкой газеты Die Zeit сообщает об идее турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана построить город для беженцев в Сирии. Немецкий источник пытается дать объяснение такого рода плану, который был озвучен турецким президентом до саммита ЕС-Турция, посвященного миграционному кризису. Автор статьи Людвиг Гревен пишет о том, что турки надеются получить миллиарды за свой вклад в дело решения вопроса с беженцами. "План города беженцев, на первый взгляд такой гуманный, на самом деле является только дымовой завесой и ничем больше. Она должна скрыть от 28 стран-членов ЕС истинные намерения Турции", — объясняет Гревен. Турки пытаются показать, что намерены и дальше помогать беженцам, но не на своей территории. На самом деле они, как видно, намерены закрепиться в так называемой "защитной зоне", используя идею "города беженцев". Если город будет построен, коалиция с США во главе уже не сможет отказаться от введения над ним без-полетной зоны, а это чревато столкновениями с российскими самолетами, считает Гревен. Еще одна причина, по которой Эрдоган хочет возвести такой город — возможность таким образом сорвать планы сирийских курдов, которых Анкара считает террористами, а США и Россия поддерживают". (13)

Для того, чтобы получить более полную картину, представляется целесообразным рассматривать содержание вышеприведенного сообщения – в едином комплексе с нижеследующим: "Некоторые беженцы, которые, спасаясь от гражданской войны в Сирии, бежали в Турцию, могут получить гражданство страны. Об этом заявил президент Турции Рэджеп Тайип Эрдоган, выступая в Килисе, городе на границе с Сирией, население которого увеличилось в два раза за счет беженцев. "Сегодня у меня есть хорошие новости для наших братьев и сестер, находящихся здесь", — сказал Эрдоган, сообщает Financial Times. Среди них, "есть те, кто хотел бы получить гражданство Турецкой Республики. Наше министерство внутренних дел предпринимает шаги в этом направлении", — добавил он. "Турция — ваш дом тоже", — сказал президент Турции. Слова президента — это "заявление о намерениях", заявил изданию высокопоставленный турецкий чиновник. Также во время выступления Эрдоган раскритиковал положение в Сирии. По его словам "человека, [политика] власть которого привела к гибели 600 тыс. сирийский братьев, нельзя рассматривать в качестве руководителя", передает его заявление турецкий телеканал NTV. Режим Асада, по его мнению, потерял способность управлять страной, а сирийский народ не имеет возможности влиять на принятие решений. В Турции в качестве проживающих зарегистрированы 2,7 млн. беженцев, уточняет Financial Times. Однако есть большое количество незаконных мигрантов, а "сотни тысяч незаконно" живут за пределами официальных лагерей и незаконно работают на фабриках и фермах, пишет издание. Решение предоставить гражданство этим беженцам может помочь правящей Партии справедливости и развития с поддержкой на выборах. Депутат кемалистской Республиканской народной партии Эрдоган Топрак заявлял в марте турецкой газете Hurriyet, что такое решение может принести более 3 млн. новых избирателей, которые на парламентских выборах в 2019 году могут изменить исход выборов (14)".

Представляется, что суть дела здесь нельзя ограничить лишь собственно «электоральной инновацией», с прицелом на 2019 г. Речь идет о том, что «нео-османский проект», за счет данной «инновации», предполагается обеспечить 2,7-миллионной «клиентелой», укорененной в структуру сирийского социума; и реализовывать эту "инновацию" предполагается – в едином комплексе с указанным проектом создания «города(ов) беженцев», уже на (де-факто отторгаемой) сирийской территории. Также стоит обратить внимание и на то, что "вводя в оборот" данную "инновацию", Эрдоган создал для себя более чем серьезные риски на собственно турецком внутриполитическом поле, но тем не менее пошел на эти риски! Данный пример, как представляется, весьма наглядно иллюстрирует, как далеко готов зайти Эрдоган, ставя в зависимость свою личную политическую (и не только) судьбу – от успеха воплощения в жизнь проекта «реинканации» Блистательной Порты. (Необходимым условием этой «реинкарнации», на данном этапе, является – реализация «современно-технологичной» версии возвращения под «османскую руку» ее прежних владений; прежде всего, тех, которые имеют ключевое значение для – реализации «высочайшего заказа» от «элит глобального управления» – на осуществление радикального «переформатирования» Евразии).

 

Продолжение следует...

 

2https://eadaily.com/ru/news/2015/11/13/maski-sorvany-glava-razvedki-turcii-vystupil-protiv-rossii-i-predlozhil-priznat-islamskoe-gosudarstvo

3https://riafan.ru/809449-igil-sotrudnichaet-s-protureckimi-boevikami-na-severe-sirii

4https://eadaily.com/ru/news/2017/06/05/siriyskaya-armiya-otbila-yarostnuyu-ataku-terroristov-v-gorode-deraa

5http://inosmi.ru/world/20151009/230727884.html

6Там же.

8http://pda.iarex.ru/articles/50743/

9https://www.gazeta.ru/politics/news/2015/10/05/n_7671779.shtml

10https://golosislama.com/news.php?id=28446

11http://www.warandpeace.ru/ru/commentaries/view/107063/

12http://geo-politica.info/erdogan-rossiya-meshaet-sozdaniyu-bufernoy-zony-v-sirii.html

13http://www.pontos-news.gr/ru/article/147700/erdogan-sobiraetsya-stroit-gorod-dlya-bezhencev-v-sirii

14http://www.rbc.ru/politics/03/07/2016/577877739a79474e62095f7d

 

Игорь Корецкий – военный эксперт, специально для Экспертной трибуны "Реалист"