Алексей Плотников: "Совместная хозяйственная деятельность" России и Японии на Курилах — завуалированная попытка Токио удовлетворить свои территориальные претензии

Москва, 04.07.2017, 01:11

Токио воспринимает нетвёрдую политику Москвы как слабость, полагает эксперт

28 июня с.г. на Южные Курилы впервые прибыла бизнес-миссия из Японии. Российская и японская стороны уже обсудили "совместную хозяйственную деятельность" – Токио предложено принять участие в строительстве жилья, морских ферм и в оборудовании дизельной электростанции, сообщает "Парламентская газета" со ссылкой на пресс-службу губернатора Сахалинской области.

 

На вопросы Экспертной трибуны "Реалист" отвечает доктор исторических наук Алексей Плотников.

 

"Реалист": Термин "совместная хозяйственная деятельность" имеет что-то общее с международным правом или это всего-лишь туманная дипломатическая формулировка?

Алексей Плотников: Вы абсолютно справедливо задали этот вопрос. Это именно "туманная дипломатическая формулировка", призванная в очередной раз прикрыть попытки нашей власти "пойти навстречу пожеланиям японских партнеров", а попросту, "ублажить" японцев.

Зачем это делается – вопрос "философский", но в данном случае существует два отдельных аспекта – политический и экономический.

С политической точки зрения – это "потакание" официальному Токио, который "не мытьем, так катанием" не оставляет попыток добиться от нас уступок в вопросе о т.н. "северных территориях".

Подход российской власти следующий: японцам говорят: нет, территории (т.е. южные Курилы) наши, но если вы так настойчиво просите, если вы такие несчастные, бедные, обиженные, мы вам предлагаем совместную хозяйственную деятельность. Поэтому с этой точки зрения "совместная хозяйственная деятельность" это именно завуалированная попытка потакания "настойчивым требованиям Японии", т.е., проще говоря, японским территориальным претензиям на Курилы.

При этом напомним, официально сформулированная на сегодняшний день позиция нашей власти достаточно четкая и однозначная суверенитет наш, никаких уступок здесь быть не может.

"Негатив" такого двойственного подхода состоит в том, что подобного рода потакания по-другому сказать трудно японцами (да и не только ими) всегда воспринимается лишь как признак слабости, готовности "уступить", а, значит, возможности продолжать свое давление, возможности "канючить" другого слова не подберу здесь дальше, авось глядишь что-нибудь да "обломится".

Это самый неприятный и, повторим, негативный итог подобной политики.

Что касается второго аспекта – экономического, то мы, безусловно, можем приветствовать любую хозяйственную деятельность, любые иностранные инвестиции только без всяких предварительных условий и оговорок, а японцы, повторим, все свои "совместные экономические проекты" постоянно сопровождают предварительными оговорками, какие они, мы знаем.

"Реалист": Напомните, пожалуйста, о каких оговорках идёт речь?

Алексей Плотников: Оговорки одни они продолжают категорично заявлять, что так называемые "северные территории" напомню, это группа южных Курил: Малая Курильская гряда, а также о-ва Итуруп и Кунашир – "это исконно японские территории, незаконно оккупированные Советским Союзом после Второй мировой войны, суверенитет Советского Союза – России они здесь не признают, и требуют возврата им этих территорий".

Это "железобетонная" позиция японской дипломатии, которая не претерпевает никаких изменений за последние десятилетия, прошедшие после окончания Второй Мировой войны.

Это их принципиальная позиция (я бы добавил "идея фикс"). Кроме этого, напомним, Япония участвует в экономических санкциях против нашей страны, официально заявляет о том, что случае "возвращения" им "северных территорий" они могут быть использованы для размещения американских военных баз и при этом имеют смелость – а, точнее, наглость (применю именно такое слово) продолжать от нас что-то требовать.

В этих условиях если мы действительно уважаем себя и свой суверенитет – японцам можно и нужно твердо заявить, что если они будут продолжать вести себя таким образом (а они будут продолжать), то никаких разговоров мы с ними больше вести не будем: не хотите инвестировать, не надо, придут другие инвесторы, которые преспокойно вложат те же самые деньги в южные Курилы (и Дальний Восток в целом) без всяких предварительных политических условий и требований.

Но как мы с вами уже говорили, к сожалению, у нашей власти – при всей четкости позиции относительно российского суверенитета над Курилами, о которой говорилось - есть постоянное желание "понравится", вести себя так, чтобы японцы "не дай бог" не обиделись.

Англо-американский империализм толкает Японию на агрессию против России. Карикатура начала XX века

 

Это желание – унаследованное со времен Горбачева – постоянно "довлеет" при принятии внешнеполитических решений над нашими ответственными за это органами власти.

Это не может не беспокоить.

"Реалист": С другой стороны, Токио предлагает инвестиции, в которых нуждаются наши острова. Какие здесь присутствуют риски?

Алексей Плотников: Ничего страшного в иностранных инвестициях, в принципе, нет.

Другое дело, что применительно к проекту совместной с Японией "хозяйственной деятельности" на Курилах, мы должны иметь в виду – и это следует особо подчеркнуть – что японцы требуют особого правового статуса для своих компаний. Позиция Токио проста: "Мы "соблаговолили" согласиться на совместную здесь с вами хозяйственную деятельность, но при этом мы повторяем, что мы не признаем российский суверенитет над южными Курилами, не признаем их как вашу территорию, японские компании, которые там будут работать, должны иметь особый правовой статус, поскольку признавать ваши российские законы мы не желаем" вот тот "сухой остаток", из которого нужно исходить.

При этом следует подчеркнуть, что пока на официальном уровне японцам было достаточно твёрдо заявлено, что работать на Курилах можно только на условиях российского законодательства.

Однако отмеченная выше противоречивая и недостаточно твердая в принципиальных вопросах политика Москвы серьезно "размывает" эту позицию, давая Японии основания считать, что им в чем-то готовы уступить.

Повторим – так вести себя нельзя. Принцип всегда должен быть один наши территории, наш закон, любые иностранные инвесторы могут туда приходить, но, естественно, только при условии соблюдении российского законодательства.

Пусть когда-то японцы здесь жили – Россия на условиях взаимной выгоды готова предоставить японским компаниям возможность работать на Курилах при условии соблюдения ими российского законодательства, и никаких разговоров по этому поводу мы больше не ведем.

Японцы же, как отмечалось, умудряются выдвигать какие-то абсолютно неприемлемые и унизительные для нас требования и даже в этих условиях наша власть почему-то продолжает с ними разговоры о каком-то сотрудничестве.

Повторюсь: для Японии это ещё один повод в очередной раз попытаться "не мытьем, так катанием" добиваться удовлетворения в той или иной мере своих территориальных притязаний.

Не понимать этого нельзя, все это "лежит на поверхности".

От себя добавлю: я не верю в искренность желания Японии развивать совместное взаимовыгодное экономическое сотрудничество на Курилах. Для официального Токио это только политика.

 

Алексей Плотников – доктор исторических наук, профессор факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики, специально для Экспертной трибуны "Реалист"