Игорь Корецкий: Война Грузии против Южной Осетии - предзнаменование встречи России с геополитическим роком. Часть II

Москва, 12.08.2017, 11:59

Граница Грузии и Южной Осетии. Иллюстрация: AP

 

Оценивая стратегические ставки Соединенных Штатов, которые обусловили санкционирование Тбилиси вооруженной агрессии против РЮО – следует, прежде всего, отметить – фактор стремительно нарастающего дефицита способностей США удерживать свое неоспоримое (с момента обрушения СССР), до сих пор, доминирование: в сфере геополитической конкуренции, а также в глобализирующейся финансово-экономической сфере.

Военно-стратегический потенциал является тем основным и решающим «рычагом», который обеспечивает влияние США на ключевые процессы современного Мира и, соответственно, их (США) доминирование в указанных сферах. При этом, военно-стратегические возможности США становятся все более зависимыми от влияния следующей тенденции: неоспоримое лидерство Соединенных Штатов в способности к осуществлению «проекции силы», практически в любую точку глобального пространства, обеспеченное военно-технологическим превосходством США – отнюдь не гарантирует способность их вооруженных сил (ВС) к надежному контролю над территорией, казалось бы «поверженного», противника (Афганистан, Ирак). Соответственно, вооруженные силы США все более утрачивают способность быть гарантом контроля над ключевыми социально-политическими процессами на указанных территориях.

В свою очередь, современный военный потенциал Соединенных Штатов ориентирован на постоянное наращивание способности ВС США к решению самых различных задач, содержание которых, тем не менее, обусловлено именно общим характером «стратегий управляемого хаоса» (применительно к конкретным условиям стран, либо регионов, которым отводится роль очередной жертвы в соответствующих стратегических сценариях). Однако, здесь же, необходимо указать и «обратную сторону медали» тех ситуаций, в которые попадают США, делая ставку на «стратегии управляемого хаоса» (в том виде, в котором они реализуются). Относительно успешно справляясь с задачей военно-силового разрушения государственно-политической системы страны-противника (ее экономики, инфраструктуры), Соединенные Штаты отнюдь не демонстрируют подобного уровня способностей – к созданию и эффективному использованию собственной системы манипулирования социально-культурными, а значит и политическими процессами на территориях, поставленных под контроль ВС США. Очевидные проблемы США, в рассматриваемом отношении, следует оценивать, как закономерные: способность к созданию подобных «систем-манипуляторов» – трудно совместима с относительной скудностью «культурно-исторических пластов», на которых основывается политическая и социальная система самих США.

С другой стороны, прогрессирующая неспособность Соединенных Штатов контролировать социальные и иные важные процессы в оккупированных странах – означает фактическое отсутствие полноценного контроля над военно-политической обстановкой в «критически важных» точках современного Мира. Соответственно, нарастает и дефицит способности США воздействовать на формирование и развитие ключевых мировых процессов. Однако именно эта способность, до сих пор, являлась определяющей для отмеченного положения Соединенных Штатов, как доминанта в мировой экономике и финансах (в целом, как современного доминанта в важнейших процессах «глобализации»).

В тоже время, «геополитическое поведение» Соединенных Штатов будет и далее определяться стремлением удержать «мировую пальму первенства»: США слишком далеко зашли, поставив собственное благополучие в зависимость от своей способности эксплуатировать остальной Мир. Между тем, именно стремление к благополучному преуспеванию и вера в то, что мировое лидерство США создает для их граждан максимум возможностей преуспеть – является единственной консолидирующей основой «мульти-культуральной американской нации», в ее нынешнем виде; иными словами, единственной основой целостности и жизнеспособности США, как национального государства. Поэтому, Соединенные Штаты и будут цепляться за свое мировое лидерство и связанные с ним привилегии, именно как за основу своей целостности и дееспособности – решительно и безжалостно, «до последнего землянина» (за неимением иной возможности обеспечить самосохранение).

В рассматриваемом контексте следует, еще раз, акцентировать внимание на таком факторе, как очевидное нарастание дефицита способности США осуществлять решающие воздействия и контроль над ключевыми мировыми процессами. Этот фактор следует рассматривать в самой непосредственной связи с влиянием другого важнейшего фактора: Китай все более обретает внешние черты и реальный потенциал сверхдержавы современного Мира, которая, что называется, «дышит в затылок» Соединенным Штатам. Взаимное влияние данных факторов, в обозримой перспективе, будет определяющим для формирования всей архитектуры мирового прядка. Финансово-экономическая (как и политическая) система КНР демонстрирует, сегодня, качественно более высокий уровень способности – справляться с влиянием мирового кризиса, в сравнении с США.

В настоящее время, США являются внешне самым крупным, но отнюдь не единственным Игроком на геополитической «шахматной доске» современного Мира. Китай представляет собой наиболее впечатляющую и яркую «иллюстрацию» данного обстоятельства. Однако, в рассматриваемом отношении, его пример все же не является исчерпывающим для характеристики мировой ситуации в целом. В этой связи следует, прежде всего, выделить наличие таких государственно-оформленных Субъектов геополитической конкуренции, которые обладают значительно более мощными «культурно-историческими пластами» и соответственно Стратегической (игровой) культурой более высокого качества. Подобные Субъекты обладают собственным «желаемым образом будущего Мира» во многом отличным от того, к которому стремятся различные сегменты правящей элиты Соединенных Штатов (отнюдь не демонстрирующие способность к внутренней консолидации в вопросе о выборе дальнейшей стратегии развития и о будущем США в целом). Зачастую, упомянутые Субъекты традиционно обладают более высоким, в сравнении с США, уровнем знаний относительно: истории и культуры тех стран, которые оказались под военно-силовым контролем Соединенных Штатов, а также о закономерностях возникновения и развития политических, социально-культурных и религиозных процессов в этих странах. Ряд геополитических Субъектов, рассматриваемого типа, имеют исторически обусловленные связи и позиции влияния на правящие элиты указанных стран (наряду с обретенным, в предшествующие эпохи, опытом манипулирования социально-политическими процессами в данных странах).

Субъекты рассматриваемого типа, будучи различными по своим внешним формам и внутренней природе, так же различаются и в своем позиционировании по отношению к США: демонстрация лояльности по отношению к более мощному союзнику (Великобритания, Саудовская Аравия), либо нарочитая демонстрация антагонизма (Иран). Однако, и тех и других объединяет не явное, но реальное стремление использовать указанные преимущества – для создания более чем серьезных проблем Соединенным Штатам в оккупированных ими странах: с целью «взвинчивания цен» на услуги по разрешению данных проблем (за счет упомянутых знаний, опыта и исторически обусловленных позиций влияния), либо с целью поставить США в максимально уязвимое положение и навязать им свои условия в последующих «закулисных геополитических торгах».

В тоже время, представляется необходимым избегать упрощенного, «одномерного» видения геополитической картины современного Мира (избегая, тем самым, слишком грубых ошибок в своих стратегических расчетах). В сегодняшнем Мире становится уже недопустимым игнорировать такой фактор, как доминирующее влияние на важнейшие мировые процессы – со стороны могущественных транснациональных Субъектов, которые имеют позиции власти и влияния – в том числе «внутри» ведущих государств современного Мира, и все более определяют их – не только финансово-экономический, но и политический курс (внешний и внутренний). Необходимо также указать на решающее влияние указанных транснациональных Субъектов (ТС) на информационные, а также социально-культурные и иные ключевые процессы, происходящие в современном Мире.

В связи с изложенным, следует также подчеркнуть, что было бы недопустимым упрощением представлять Соединенные Штаты, в их современном состоянии, как «куклу-марионетку», которой управляют «дергая за ниточки». Сегодня, управлять выбором и «поведенческими реакциями» США можно, лишь – за счет опосредованного воздействия на стратегическое видение политического и военного руководства Соединенных Штатов; за счет создания у руководства США – дефицита способностей к адекватному стратегическому ориентированию и оценкам. Принципиально новые возможности для подобного опосредованного и неявного «управления выбором» появились в связи с вхождением лидеров мирового развития в «Информационную эпоху», которая, в свою очередь, предопределила качественные изменения – в самой природе власти: «В современном мире главенствующей является тенденция повышения значимости культурно-информационных ресурсов как источника власти. Глобальную гонку выиграют те страны, которые закончат свой переход к «Третьей информационной волне» с минимальными внутренними неувязками и беспорядками» (Элвин Тоффлер) В свою очередь, практическая реализация рассматриваемой модели «непрямого управления» возможна, лишь при условии обладания («приватизации») – позициями власти и влияния:

- «фундамент» которых укоренен – непосредственно «в почву» –

      собственно американской элиты;

- равно как и непосредственно во «властно-политическую

    конструкцию» государственной системы Соединенных Штатов.

(Своеобразной и наиболее вероятной формой подобного «скрытого соперничества», со стороны геополитических «партнеров» США, а так же транснациональных Субъектов Большой Игры – будет игра на дезориентирование США, с целью их втягивания – в такие формы самоутверждения своего «лидерства», в «совместных геополитических предприятиях», которые будут характеризоваться неадекватностью; в следствие этого Соединенные Штаты окажутся – критически зависимыми – от других «партнеров» и уязвимыми).

В тоже время, следует, еще раз, подчеркнуть, что именно выход Китая на позиции Сверхдержавы, способной открыто соперничать с Соединенными Штатами Америки: →

            - заставляет задуматься о дальнейших перспективах Мирового Сообщества –  в гораздо большей мере – чем  во «вчерашней» ситуации (заведомо недолговечного, транзитного, состояния «однополярного миропорядка»);

            - когда доминировало общее ощущение, что главной проблемой на пути к установлению справедливого мирового порядка – является отсутствие, сопоставимого с США по мощи «центра силы», который был бы способен «уравновесить» претензии Соединенных Штатов на мировую гегемонию.      

 

Оказывается, что соперничество, на глобальном уровне, между «империалистическими» США и «коммунистическим» Китаем отнюдь не обязательно должно означать – возвращение приоритета конкуренции в сфере Идей и Смыслов – над «правом сильного». Скорее, формируется иная логика конкуренции, в которой глобальное доминирование рассматривается, как «законный приз победителя». Баланс сил является фактором, с которым необходимо считаться, исходя из инстинкта самосохранения, однако его не только можно, но и нужно нарушить, если риск и издержки не являются чрезмерными. Стороны «избавлены» от необходимости предъявлять друг другу – собственные критерии – ответственного и справедливого поведения, основанные не только на «прагматичном интересе - плотоядного», но и на «внутренних ограничителях» и мотивациях ценностного и идеологического порядка.

Таким образом, становление Китая в качестве сверхдержавы, способной соперничать с США, отнюдь не означает – возвращения к «логике конкуренции и лидерства», характерной для «ялтинско-потсдамской» системы двухполюсного миропорядка: →

- мировые «полюса силы», тогда, признавали обязательным – легитимировать, как свой статус, так и деятельные проявления своей стратегической воли – именно через предъявление

ценностно-идеологических (миро-устроительных) оснований – своего статуса и волевых действий (требований, инициатив);

- равно как и предъявление (необходимо долженствующей из этих оснований) → ответственности – перед остальным Мировым Сообществом.

 

В реалиях меняющегося Мира, утверждается такой тип конкуренции, при котором дезориентация конкурента (лишение его способности быть Субъектом), лишение его возможностей развития – означают одновременно: → и присвоение отчуждаемого у него потенциала развития → и приращение, за счет этого, возможностей для собственной экспансии – в открывшееся «пространство новых возможностей». То есть, происходит экспансия логики хищного конкурентного противоборства – в появившееся (вместе с наступлением новой Эпохи) «пространство качественно новых возможностей». Иными словами, происходит отчуждение всех иных альтернатив, для Человечества, связанных с возможностями – обретения своего соответствия вызовам наступившего Времени: →

- на единственно реальном направлении – качественного роста всего

     Мирового сообщества, именно, как единого целого;

- при сохранении всего многообразия его культурно-исторических достояний (Единого Духовного, Культурного и Созидательного Наследия)

 

Принцип «голой прагматичной конкуренции – геополитических хищников», характерный для эпохи «классического империализма», сегодня возвращается и торжествует – в Мире «ракетно-ядерной эры» (и проч.). Определяющим для Новой, наступающей реальности – становится положение, которое следует сформулировать следующим образом:

            - принципиально новые горизонты, связанные с качественным (беспрецедентным) ростом – для Субъектов развития;

- предопределенная роль «ресурсных  доноров» – для подавляющего большинства остальных, целенаправленно вводимых (усилиями названных Субъектов) – в парадигму недоразвития, безысходности и «нео-дикости» (появление концепции “лишних стран” и т. п.).

 

В рассматриваемых условиях Соединенные Штаты могут делать реальную ставку исключительно – на такие воздействия на ход мировых событий, следствием которых станет предельная актуализация наличествующих военно-стратегических и технологических преимуществ США. Прежде всего, Соединенные Штаты не станут дожидаться того, что Китай «догонит и перегонит» США в плане развития своего экономического потенциала, а также в целом «совокупной комплексной мощи», в том числе и ее военной компоненты. На современном этапе США демонстрируют стремление удерживать свое глобальное доминирование за счет инициирования и последующего управления масштабными геополитическими катаклизмами, в соответствие со следующей схемой: → а) целенаправленная дестабилизация обстановки в «критически важных» регионах и в целом разрушение существующей системы миропорядка (и без того непрочной и несовершенной); → б) управление целенаправленно созданным хаосом; → в) «создание порядка из хаоса» на принципиально новых основаниях, в соответствии со своими стратегическими целями. Иными словами, согласно стратегическим расчетам соответствующих «мозговых центров», именно в инспирированных и управляемых, со стороны США, геополитических катаклизмах будет формироваться качественно новое мироустройство. Решающую роль в определении «архитектурного облика» и основополагающих принципов данного мироустройства будет играть яко бы тот, кто обладает наиболее мощным и современным военно-стратегическим потенциалом «сейчас и здесь», то есть США. В свою очередь, согласно расчетам американских стратегов, сторона (КНР), которая потенциально способна догнать наличествующего военно-политического лидера в «недалеком завтра», в ситуации рассматриваемой «игры на обострение» – оказывается стороной, проигрывающей конкурентную гонку. (То есть стороной, которая не сумела набрать необходимую «геополитическую весовую категорию» к «моменту истины»).

В тоже время, правящие элиты, а также политическое и военное руководство США не могут не отдавать себе отчета, в том, что перспектива военного столкновения с КНР является крайне нежелательной. Даже гипотетическая возможность достижения победы в подобном столкновении означает лишь возможность «пирровой победы». Поэтому, манипулируя потенциальной угрозой использования своего «военного кнута», Соединенные Штаты должны стремиться к тому, чтобы одновременно заинтересовать Китай возможностью неких «геополитических торгов»:

- условия которых были бы выгодными, прежде всего, для Вашингтона;

- но, при этом, могли бы считаться приемлемыми и для Пекина

    (более привлекательными, в сравнении с перспективой «преждевременного» военного столкновения с США).

 

Иными словами, могущественные «геополитические хищники» могут отказаться от столкновения друг с другом, на почве конкуренции за большую и лучшую добычу, а также доминирование: лишь в том случае, если их совместное взаимодействие – является действительно «многообещающим», с точки зрения перспективы превращения в «законную добычу» остального Мира.

Приоритетной и первоочередной целью подобного «пакта хищников» может быть единственно раздел Евразии на сферы влияния: как незаменимая основа жесткой и всеобъемлющей гегемонии «договаривающихся сторон» над остальным Миром.

В качестве обобщения изложенного, целесообразно зафиксировать следующую оценку: санкционирование Соединенными Штатами вооруженной агрессии Грузии против Республики Южная Осетия – было ничем иным, как непосредственным выражением стратегической воли США, направленной на инициирование масштабных геополитических катаклизмов в Евразии, с целью опережающего захвата стратегической инициативы и навязывания Китаю своей версии – упомянутого раздела сфер влияния. Достижение данной стратегической цели предполагалось, прежде всего, за счет инициирования процессов обрушения государственной структуры РФ, а также последующего управления процессами – раздела «российского наследства».

 

Продолжение следует...

 

Игорь Корецкий - военный эксперт