Андрей Марчуков: Сдача Донбасса подорвёт позиции Путина внутри России и за рубежом

Москва, 17.09.2017, 13:10

Для нас, для народа России, Донбасс и Новороссия ценны и значимы уже сами по себе, так как они – часть Русского Мира, часть исторической России, часть нашего народа​, напоминает эксперт

Александр Новоселов. "Донбасс", 2017 год. Фрагмент

 

ДНР и ЛНР могут с 2019 года не получить по крайней мере часть помощи из российского бюджета – эти ресурсы помогут профинансировать строительство и модернизацию инфраструктуры Крыма и Калининградской области. Поручение Минфину России "исключить из проекта федерального бюджета на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов в полном объеме расходы на оказание в 2019–2020 годах гуманитарной поддержки отдельным территориям" было дано по итогам совещания у вице-премьера Дмитрия Козака 1 сентября, сообщает РБК со ссылкой на копию протокола, подлинность которого подтвердили два федеральных чиновника.

 

Что стоит за поручением правительства России? На вопрос Экспертной трибуны "Реалист" ответил кандидат исторических наук Андрей Марчуков:

"Есть несколько возможных причин всему этому. Первое. Есть вероятность, что те средства, которые ранее выделялись по данной статье, пойдут на Донбасс по другим статьям. Такой вариант вполне нормальный, и не стоит исключать, что дело обстоит именно так.

Второе. Возможно, что это решение продиктовано тем, что инфраструктура народных республик была восстановлена, заработали промышленные предприятия и отрасли экономики, за счёт которых и удалось покрыть те расходы, которые Россия оплачивала по "гуманитарной" статье. Поэтому на такую сумму было решено поддержку урезать. Если это так, то такое решение понятно.

Третий вариант. Допустим, это была сознательная утечка, целенаправленный вброс информации (хотя здесь надо спрашивать тех, кто эту информацию опубликовал). Тогда её можно рассматривать, как очередной сигнал тем, кого ныне принято называть "нашими западными партнёрами". Сигнал о том, что российское руководство готово к диалогу с ними, что оно не собирается присоединять Донбасс (потому, что любую поддержку Россией народных республик на Западе истолковывают как её стремление захватить "территорию суверенного украинского государства").

Наконец, четвёртый вариант. Если же это не вброс, не перенаправление помощи по другим каналам и статьям, а именно что сокращение, урезание помощи народным республикам на определенную сумму (которая ранее значилась как гуманитарная поддержка), то тогда это весьма неприятный и, к сожалению, который уже по счёту, отрицательный сигнал. Сигнал того, что российские власти тяготятся Донбассом, тяготятся Новороссией и пытаются выскользнуть из той ситуации, в которую они себя поставили, присоединив Крым.

Разумеется, всё началось с антиконституционного переворота на Украине, но именно присоединение Крыма позволило антимайданным протестам перерасти в Русскую Весну. Был Крым, и поэтому родилась Новороссия. Не будь этого, все протесты на Донбассе 2014 года сошли бы на нет или были бы задавлены, как это случилось в других городах Украины.

Уже де-факто три года существуют народные республики, они получали экономическую, финансовую, энергетическую и, прежде всего, стратегическую помощь. Это служило поводом для западных стран объявлять России санкции, обвинять её в том, что она якобы нарушает минские договорённости (которые явились как раз детищем российской стороны). Поэтому не исключено, что в российских правящих кругах назревает недовольство нынешним курсом, поддержкой Донбасса, недовольство санкциями, которые бьют, в том числе и по их личным интересам и карманам. Они были бы рады сдать Донбасс, чтобы "замириться" с Западом.

Однако надо понимать, что лично для президента Владимира Путина и для той группы в российской власти, которую можно условно назвать "коллективным Путиным", такой подход был бы неприменим, он бы серьезно подорвал их позиции внутри страны и даже на внешней арене, поскольку однозначно был бы расценён как капитуляция, как слабость. А со слабыми можно делать что угодно (опыт многих стран тому примером), и никакие "партнёрские связи" тут не помогут.

Есть "минские соглашения", и какими бы изначально ошибочными они ни были, они лучше такой "капитуляции". И вот этих соглашений российское руководство пока и придерживается. До тех пор, пока не достигнут своих целей. Возможно (и это можно представить как пятый вариант) они полагают, что в ближайшее время ситуация изменится, и потому указанные финансовые затраты окажутся не нужны. Хотя, на мой взгляд, повода для такого оптимизма нет.

К сожалению, в отличие от Крыма, Донбасс российским руководством не рассматривался и не рассматривается как самоценный. А только как средство давления на Украину и украинские власти, как способ удержать на них хоть какое-то влияние, так бесславно и бездарно упущенное не только в девяностые – двухтысячные годы, но и в 2014 году.

Хотя для нас, для народа России, Донбасс и Новороссия ценны и значимы уже сами по себе, так как они – часть Русского Мира, часть исторической России, часть нашего народа. Поэтому даже намёки на их "сдачу" западным и киевским "партнёрам", в том числе сокращение помощи попавшему в беду народу Донбасса, большинством людей расцениваются болезненно и негативно.

Тем более что деньги в стране есть, и об этом хорошо известно. Но они вкладываются в американские ценные бумаги, тратятся на в общем-то ненужные спортивные действа вроде футбольного чемпионата и прочие многомиллиардные проекты вроде "Зенит-арены", парка "Зарядье", замены асфальта на плитку и т.д. На этом фоне разговоры о сокращении помощи Донбассу видятся просто-напросто кощунственными.

Не хотелось бы предполагать, что это ещё один шаг к так называемому сливу Донбасса и Новороссии. Не хотелось бы".
 

Андрей Марчуков – кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института российской истории РАН, специально для Экспертной трибуны "Реалист"