Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Милитаризация Арктики превратила Норвегию в линию фронта между Западом и Россией

Осло, 11.01.2020, 12:15

Гленн Дисен и Арне Трехольт о возможных последствиях демонизация России, а также об исторических планах Бориса Ельцина и Владимира Путина по вступлению в НАТО 

Пограничные комиссары Ивар Магне Саксерид (слева) из Норвегии и Виталий Михайлов из России на совместных норвежско-российских пограничных учениях в 2012 году. Фото: Мортен Бругорд

 

Таяние льда в области Северного полюса в скором времени сделает Арктику центральной ареной противостояния крупнейших держав. Для России, владеющей наибольшей арктической зоной, экономическое развитие этого региона является одним из высших приоритетов. Особенно это касается освоения крупных месторождений нефти и газа. Также важны российские амбиции на арктический транспортный коридор, который значительно уменьшит время и стоимость транспортировок между Азией и Европой.

Тесное сотрудничество между Россией и Китаем, развившееся в последние годы, в связи с этим выходит на первый план как выгодное экономическое и стратегическое партнерство для развития Арктики. В то время как Китаю требуются энергетические ресурсы и транспортный коридор, Россия нуждается в инвестициях и партнере, который не следует западным антироссийским санкциям. США четко дали понять, что не позволят России в одиночку добывать эти ресурсы или прокладывать новый транспортный коридор без контроля со стороны Америки.

Это означает, что США не ратифицируют конвенцию ООН по морскому праву. США совсем не признают российские и канадские требования арктического законодательства и обозначают области океана, на которые претендуют эти страны, как международные воды. В сенсационной речи на совещании министров Арктического совета в мае 2019, министр иностранных дел США Майкл Помпео признался, что Америка готова к прямому противостоянию с Россией и Китаем в Арктике, если это окажется необходимым для отстаивания американских интересов.

Речь демонстрирует то, что конфликт крупных держав в Арктике не может долго игнорироваться. Борьба за природные ресурсы и транспортные пути в северных областях готова к милитаризации. На встрече совета министров НАТО в Лондоне 3 и 4 декабря Китай был впервые назван вместе с Россией как сильный и способный противник. Генеральный секретарь Йенс Столтенберг подтвердил это на пресс-конференции, где он подчеркнул, что китайская экономическая инфраструктура в Европе представляет угрозу для НАТО.

Возможная милитаризация Арктики может сделать Норвегию потенциально важнейшей линией фронта между Западом и российско-китайским союзом.

Что в этой ситуации лежит в области национальных интересов Норвегии? Важно, чтобы это было основательно обсуждено до того, как Норвегия «на автопилоте» вступит в противостояние, которое на десять лет вперёд определит нашу национальную политику безопасности.

В так называемой войне Норвегия определяет свои интересы в сфере безопасности как являться «хорошим союзником» стран НАТО и, в то же время «хорошим соседом» России. Стремление к этому балансу — это продолжение официальной норвежской политики безопасности. Основываясь на практике последних лет, это скорее игра слов. Норвегия позволяет более или менее постоянное присутствие американских морских пехотинцев на норвежских территориях в мирное время и позволяет НАТО проводить учения вплотную к восточной российской границе на 25 градусе широты.

Во влиятельных кругах в Москве норвежский баланс между «хорошим соседом» и «хорошим союзником» воспринимается как риторика, которой никто не будет следовать на практике. Это также нашло свое подтверждение в том, что к речи российского посла в Осло практически никто не прислушался.

Антизападная и экспансионистская Россия?

Представляет ли Россия угрозу безопасности в отношении Норвегии? Демонизация России целесообразна для усиления солидарности союза, но она искажает ее восприятие, что приводит к ошибочным расчётам и конфликтам. Русофобия готовится усилиться как половое влечение и антисемитизм, и наша способность понимать намерения Москвы ослабевает.

Учитывая то, что тесное сотрудничество с НАТО и ЕС было построено на мысли Михаила Горбачева о совместном европейском доме, которая долго была основополагающей в российской внешней политике, обвинения запада в адрес России в антизападных настроениях, похожи на парадокс. Западный подъем после 1991 создал сильные ожидания, которые сегодня ощущаются большинством россиян так, словно их никогда не пытались исполнить. Это вызвало ощущение неудовлетворённости и отчаяния. Все-таки видеть в таком отношении выражение антизападничества – недопонимание.

И Борис Ельцин, и Владимир Путин намекали на заинтересованность России в приглашении к вступлению в члены НАТО. Соответственно, Путин пытался наладить стратегическое партнерство с США после террористических актов 11 сентября 2001 года. В 2008 году Москва предложила новое партнерство, включающее в себя архитектуру информационной безопасности для Европы, а в 2010 Москва предложила создать российско-европейское объединение от Лиссабона до Владивостока. Все российские предложения создать сообщество, включающее Европу, были либо отклонены, либо проигнорированы. Вместо этого Европа создала объединение, не включающее Россию, и все политическое влияние России, крупнейшей европейской страны, стало рассматриваться как угроза Европе.

В экспансии для России первостепенна попытка изобразить себя преемником Российской империи и СССР. Сегодня Россия использует десятую часть того, что НАТО совместно делает для самообороны. Россия не имеет ни намерения, ни экономического потенциала осуществлять экспансию в Норвегию или другую западную страну.

Российская политика, особенно в отношении Украины и Грузии, на западе воспринимается так, будто Россия стремится к экспансии и хочет восстановить Советский Союз. Такая критика не учитывает того, что, в противоположность этому, Горбачев и другие российские лидеры воспринимали как твердое обещание от американских и западных источников то, что НАТО не будет расширяться на восток после крушения Советского Союза, сейчас же Россия полностью окружена странами НАТО по своим собственным границам. Это воплотило западные мечты об окружении России, которые были её кошмаром начиная с Наполеоновской и Гитлеровской наступательных войн, что привело к ужасающему кровопролитию и утрате 27 миллионов человеческих жизней в течение второй мировой войны.

Увиденное глазами россиян привело страну к политическому статусу-кво, где они отстаивали старые границы и интересы. Военное вторжение России в Южную Осетию отразилось в независимом отчете ЕС, подчеркнувшем в первую очередь то, что наступление начала Грузия. Для России Крым был вопросом возможности или сохранения морской базы в Севастополе, о чём у России был заключён долгосрочный контракт с Украиной, или появления там базы НАТО, с мыслью о которой играло новое киевское правительство. Для России сохранение своей военной базы было жизненно важным в интересах безопасности.

Большинство западных наблюдателей недвусмысленно быстро заявили, что это был лишь первый шаг. В следующий раз Россия захочет наводнить всю Грузию и Украину, что приведёт к попыткам «восстановить СССР». Они осознанно заблуждались. Россия отстаивала ту позицию, которую имела ранее. Затем, в 2015, Россия вошла в Сирию после приглашения от сирийского правительства. Это помешало США и их союзникам осуществить смену режима.

Прежде чем перейти к вопросам экспансивно-расширительной политики, нужно рассмотреть российскую внешнюю политику и политику безопасности в путинский период как желание сохранить статус-кво исходя из российских потребностей в безопасности и национальных интересов в соответствии с тем, что делают крупные державы. Мы безусловно можем осуждать это с моральной точки зрения, но тогда исходная точка должна быть принципиальной и не строиться на западной русофобии.

Россия, как значимый международный деятель, занята поддержанием статуса-кво и своей позиции среди крупных мировых держав. Не удивительно, что Россия сознательно пытается противодействовать усилиям НАТО, но, как видно, дополнительные изменения баланса властей в Европе происходят не в их пользу. В норвежско-российской взаимосвязи это означает, что любое смещение баланса между хорошим союзником и хорошим другом, что было основным принципом норвежской политики безопасности с момента вступления в НАТО в 1949, может привести к непредсказуемым последствиям.

Спор о норвежских интересах: солидарность или уверенность

В сложившейся сложной ситуации в Арктике, при угрозе прямого противостояния, где Норвегия выступит в роли основной территории развертывания действий, важно не пропустить сигналы и не поставить себя в смешное положение, в котором ситуация уже частично находится. Время прикажет вылезти из окопов и признать, что все страны, в том числе соседние, имеют законные интересы и потребность в безопасности. В противоположность США у Норвегии есть ратифицированная Конвенция Организации Объединённых Наций по морскому праву с российскими дополнениями к ней.

Западные движения за мир, которые сыграли активную роль в так называемой войне и предостерегли от использования ядерного оружия и самой ядерной войны, часто обвиняются в том, что они были марионетками в руках Кремля. Для этого нет причин, но, несмотря на обвинения, движения за мир сыграли важную роль в его сохранении. Сейчас они едва ли существуют, и никто не перенял их миротворческую и формирующую общественное мнение роль.

Не все советские точки зрения были приняты пацифистскими движениями, в такой же степени сегодня и мы не можем принять российские аргументы как абсолютную истину. Однако важно, что они были серьёзно восприняты и обсуждались. То, что только западный мир и мы сами являемся носителями правды, неверно. Мы не будем необдуманно принимать российские точки зрения, но также абсолютно неправильно не прислушиваться к ним и не обсуждать их. Совершенно ясно, что Норвегия независимо ни от чего основывается на собственных приоритетах в интересах национальной безопасности. Однако это не мешает прислушиваться к соседу.

Солидарность союзников важна, но оценки национальной безопасности абсолютно не должны позволять Вашингтону диктовать норвежскую политику в отношении России. В 2007 каблограммы Wikileaks раскрыли, что США играли на солидарности союзников чтобы изменить норвежскую политику безопасности. Американский посол в Осло в соответствии с каблограммами доложил, что он давил на норвежское правительство в вопросе размещения так называемого противоракетного щита в Европе, против которого выступала Россия. Норвежская поддержка российских точек зрения может, по мнению посольства, повредить солидарности союза. В 2008 посол в Вашингтоне доложил, что Норвегия перестала видеть в России причины для беспокойства.

В Европе велись споры о том, возможно ли добиться безопасности континента, если не во всём следовать политике Вашингтона в отношении России и Китая. Париж открыто предлагает дистанцироваться от Вашингтона и предостерегает от исторической ошибки отчуждения от России. Германия выдержала американское давление и угрозы введения санкций против немецких компаний, которые сотрудничают с Россией в постройке газопровода «Северный поток 2» для транспортировки газа из России в Германию.

Соответствующие обсуждения необходимы до того как Норвегия, возможно, займет место линии фронта между НАТО и Россией с Китаем в Арктике.

 

Гленн Дисен — профессор Высшей школы экономики в Москве и редактор раздела о России в журнале Global Affairs;

Арне Трехольт — журналист, политик и дипломат

 

Перевод с норвежского Аси Берестянской

Çàãðóçêà...