Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Новая война или «арабская весна»: как коронавирус меняет Ближний Восток

Москва, 15.05.2020, 09:00

Коронавирус временно отвлек внимание мира от самой горячей точки планеты – Ближнего Востока. В значительной степени региональные конфликты поставлены на паузу, прошлогодняя волна протеста в странах региона из-за ограничительных мер пока сошла на нет.

ИА «Реалист» провело экспертный опрос на тему «Новая война или «арабская весна»: как коронавирус меняет Ближний Восток». Какова вероятность прямого столкновения США и Ирана в преддверии американских выборов? Как коронавирус повлияет на политические процессы в ближневосточном регионе? При каких условиях социально-экономические трудности, вызванные коронавирусом, могут привести к новой волне протестов на Ближнем Востоке?

По мнению опрошенных специалистов:

  • Экономический кризис, вызванный последствиями пандемии, может спровоцировать новую протестную волну в регионе, для нее есть все предпосылки.
  • Пандемия снизит ресурсную базу нефтяных монархий для продолжения войн в регионе, заставит свернуть некоторые военные кампании, например, в Йемене.
  • Вероятность прямого конфликта между США и Ираном сведена к минимуму. В преддверии выборов Трамп не решится на войну.
  • Иранский вопрос Вашингтон будет решать через развязывание войны между Ираном и нефтяными монархиями Персидского залива, силовую поддержку которым окажут американцы.
  • Государства будут легче и охотнее идти на конфликт, а население психологически легче принимать и переносить трудности.

Эксперт РСМД, колумнист издания Al-Monitor Кирилл Семенов:

«Пока мы видим, что коронавирус несколько снизил протестную волну в Ливане, Алжире и Ираке. Но, с другой стороны, возникший по итогам пандемии экономический кризис может спровоцировать новую волну «арабской весны».

Соединенные Штаты пока не ставят цели вступать в открытое противостояние с Ираном. Однако нельзя исключать, что американцы продолжают акции против проиранских группировок, в том же Ираке, но определенные ответные действия Тегеран, если он попытается вступиться за них, могут привести к обострению.

Все условия для новой волны «арабской весны» уже есть, так как все причины, которые породили первую волну «арабской весны» остались не преодолены. Поэтому если не проводить реальные, а не показательные, политические преобразования, то очередная волна «арабской весны» обязательно будет. Пандемия COVID-19 лишь увеличивает риски».

Старший преподаватель РУДН, кандидат политических наук Университета Зальцбурга Камран Гасанов:

«Коронавирус ляжет тяжелым бременем на экономики всех стран. Спрос на их продукцию в мире падает. Их валюты слабеют, следовательно, импорт становится дорогим. Очень высок риск продовольственной катастрофы. Падение благосостояния граждан провоцирует социальный протест. Это мы наглядно видим на примере Ливана, где люди, несмотря на угрозу заражения, вернулись к демонстрациям. В более обеспеченных нефтяных странах Персидского залива ситуация не многим лучше. Коронавирус обвалил спрос на энергоносители. Последовавшая за этим нефтяная война ударила по бюджету Саудовской Аравии и ее соседей. В целом пандемия снизит ресурсную базу для продолжения войн в регионе, заставит свернуть некоторые военные кампании, например, в Йемене. Но это лишь передышка, так как коренные причины конфликтов в виде этнорелигиозных споров не устранены.

Социально-экономические трудности при их дальнейшем сохранении и отсутствии серьезной внешней поддержки из МВФ, прямых инвестиций извне и других мер внешней стимуляции способны повторить события «арабской весны» как в странах, уже переживших ее, так и в тех, которым в 2011 году удалось избежать госпереворотов. В зоне риска оказались Ирак и Ливан. Снижение расходов может вызвать протесты и в ССАПЗ.

Иран и так пострадал от санкций. Пандемия лишь усугубит ситуацию в нем. Допускаю, что иранские власти для отвлечения внимания населения от экономических проблем будут перенаправлять общественное негодование на внешние силы в лице США и Саудовской Аравии. Такое же развитие событий допускаю в КСА.

Со своей стороны, Соединенные Штаты, которые могут избежать серьезных проблем за счет печатания денег, будут чувствовать ослабление Ирана и могут попытаться перейти в прессинг – от Ирака до Сирии. Мелкие стычки подобные тому, что были зимой в зоне американских баз в Ираке, будут увеличивать вероятность прямых военных действий. Но на открытую войну Трамп не решится, ибо она гарантирует, что миллиардера не переизберут на президентских выборах».

Руководитель проекта «Россия-Евразия: культурная политика в деле укрепления межнационального мира и межрелигиозного согласия» Михаил Чернов:

«На Ближнем Востоке коронавирус, как и везде в мире, приведет к ужесточению и риторики, и реальной политики. Государства будут легче и охотнее идти на конфликт, а население психологически легче принимать и переносить трудности.

Государства региона, в первую очередь, Иран и Саудовская Аравия, ускорят свой ядерный марафон, игры в открытие и закрытие границ, исходя из эпидемиологической ситуации, позволят зафиксировать региональные альянсы. Смертность от коронавируса в районах, не контролируемых центральным правительством (например, сирийский Идлиб) позволит интересантам «отрегулировать» в своих интересах ситуацию на местах. В целом же регион стоит перед большим взрывом.

США вряд ли захотят взваливать на себя тяжесть реального столкновения с Ираном. Скорее всего, вопрос будет решаться через развязывание войны между Ираном и нефтяными монархиями Персидского залива, силовую поддержку которым окажут американцы.

Социально-экономические трудности могут привести к новой волне протестов в случае неадекватности местных правящих элит новым реалиям».

Специальный корреспондент РИА ФАН Аббас Джума:

«Я бы не спешил с ответами на вопросы о влиянии коронавируса на политические процессы в регионе и возможность начала новой «арабской весны», потому что пока на Ближнем Востоке вирус не сильно бушует.

Не считаю, что прямое столкновение США и Ирана пойдет на пользу нынешнему американскому руководству в преддверии президентских выборов. Полагаю, что именно поэтому американцы не стали углубляться в конфликт после того, как иранцы ответили им на убийство генерала Касема Сулеймани.

При этом мне сдается, что американским солдатам знатно «настучали по кумполу». И одними сотрясениями мозга дело не ограничилось. Как сказал мне в Иране один специалист: «Можно подумать, они наши ракеты головами отбивали. Как в футболе».

Кроме того, иранцы сегодня сплочены как никогда. Их объединили, как это не парадоксально звучит, сами Соединенные Штаты, убив иранского национального героя Касема Сулеймани. На парламентских выборах консерваторы потеснили либералов. А потом грянул коронавирус, и иранское руководство, и лично рахбар Али Хаменеи, показало себя с наилучшей стороны».

Вряд ли США будут нападать, когда Иран стабилен и готов дать отпор. Тогда уж надо было что-то делать в январе, когда исламская республика пылала в огне гражданского протеста».

Научный сотрудник кафедры ЮНЕСКО Государственного университета управления, эксперт клуба «Валдай» Фархад Ибрагимов:

«Коронавирус может внести свои коррективы в положении дел на Ближнем Востоке. Начнем с того, что экономическая ситуация в странах региона, равно как и во всем мире, будет желать оставлять лучшего, если уже не оставляет. В этой связи, вряд ли кто-либо из региональных акторов вернется к прежним внешнеполитическим авантюрам в отношении того или иного соседа, хотя и этот сценарий нельзя исключить. Вполне возможно, что могут появиться новые горячие точки на Ближнем Востоке, тем более что цены на нефть продолжают демонстрировать хаотичность и непостоянность. Этот нюанс также может являться основополагающим.

Продолжаю придерживаться мнения относительно низкой вероятности прямого столкновения США и Ирана, тем более в преддверии американских выборов. Во-первых, президент Трамп сосредоточен прежде всего на проблемах внутриполитического характера, а COVID-19 их еще только прибавил. Победу на выборах в США прежде всего гарантируют успехи внутри страны, Трамп это прекрасно понимает и поэтому максимально возможно снизит активность на внешнеполитическом поле, ограничиваясь резкими заявлениями в соцсети, за которыми по большому счету ничего не стоит. Да и убийство генерала Касема Сулеймани в январе этого года показало, что Трампа в целом никто не намерен поддерживать против вероятной агрессии в отношении Исламской республики. Вопросы возникли даже внутри страны, а союзники в лице Израиля и Саудовской Аравии лишь ограничились молчаливой, по сути, поддержкой.

Во-вторых, сам Тегеран не намерен лезть на рожон, поскольку и у него проблем достаточно и коронавирус также является тому причиной. Более того, в Иране и вовсе не против налаживания контактов с американцами и администрацией президента Трампа. Вопрос лишь в снятии санкций с ИРИ и желанием американцев сесть за стол переговоров. Если такая инициатива возникнет в Вашингтоне, тот Иран намерен договариваться.

Рост безработицы, резкий рост инфляции и социальная незащищенность со стороны государства могут привести к всплеску масштабных протестов во всем регионе. В том же Иране население надеется на то, что после спада пандемии, государство поможет путем снятия налогов, денежными компенсациями, выгодными кредитными предложениями для малого и среднего бизнеса, который сейчас находится в довольно сложном положении. Если всего этого не последует, то вполне возможно, что мы можем стать свидетелями новой «арабской весны».

Çàãðóçêà...