Дмитрий Бабич: О причинах восточноевропейской гиперчувствительности к истории

Москва, 25.11.2017, 13:59

Лечение от такой гиперчувствительности известно – историческое образование, полагает эксперт

Информационная война

 

Пока вся Россия обсуждала, правильно или неправильно старшеклассник Коля Десятниченко выступил в бундестаге, назвав умерших в советском плену солдат вермахта "невинно погибшими" и "не желавшими воевать", ещё более мощный скандал вокруг нашей общей истории разразился в Чехии.

Ничто не предвещало беду. Очень любящий нашу страну чешский президент Милош Земан летел в Сочи на встречу с президентом Владимиром Путиным в сопровождении бизнес-делегации из 140 деловых людей. Обычно плохо относящиеся к любым контактам с Россией чиновники Еврокомиссии и Госдепартамента США молчали. И тут чешский министр иностранных дел с подарочной для любителей знаковых имен фамилией Заоралек устроил в чешской прессе форменный скандал по поводу статьи, появившейся на сайте российского телеканала "Звезда".   

Владимир Путин и Милош Земан

 

Статья, написанная для "Звезды" публицистом Леонидом Масловским,  рассказывала о вводе войск стран Варшавского договора в Чехословакию в 1968 году. Российский автор как будто не читал появлявшихся на эту тему в горбачевской и ельцинской печати покаянных публикаций: по Масловскому выходило так, что чехи должны и ныне благодарить Советский Союз за ввод войск на их территорию в 1968 году, поскольку сей ввод спас их от ужасов капитализма – хотя бы на время.

Беда в том, что большинство жителей Чехии вспоминают события 1968-го года как шок – ведь тогда погибли сотни чехов и словаков. А двадцать лет между 1968-м годом и "бархатной революцией" 1989 года воспринимаются большинством  как мрачный, циничный период чешской истории. В Праге эти годы считаются этаким чешским застоем, потерянным временем.

Сам президент Земан, несмотря на симпатии к России, не раз объявлял ввод войск в 1968-м году преступлением. Наследием этого самого застоя стала и проявившаяся в этой истории привычка чехов в каждой статье видеть перст начальства. Все-таки государственный канал, а в России ничего так просто не публикуют! Вот чехи и испугались – а вдруг Москва взялась за старое?  

Главный чешский дипломат Любомир Заоралек, явно без симпатии относящийся к попыткам Земана дружить с Россией, постарался возвести значение статьи на сайте "Звезды" в десятую степень. В чешской прессе соображения господина Масловского были объявлены истинной позицией Кремля, провокацией чудовищных масштабов и т.д. От президента Земана из Праги потребовали поставить вопрос об этой статье, быстренько исчезнувшей с сайта "Звезды", перед президентом Путиным и премьером Медведевым. Премьер Медведев заверил Земана, что статья не отражает позицию российского руководства. Но дров уже было наломано немало: в Чехии хотели вызвать на разборку в МИД российского посла, а его отсутствие (он как раз сопровождал Земана в поездке) вызвало бурю возмущения.  

Скажете, чехи перенервничали из-за пустяка: разве не имеют авторы сайта телеканала "Звезда" право на свою позицию? Извините: а мы не перенервничали из-за чего-то куда поменьше? Из-за короткого выступления девятиклассника в парламенте чужой страны, во время которого смущенный и расчувствовавшийся мальчик просто не все акценты расставил точно? Десятниченко ведь не выгораживал нацистскую идеологию, даже не хвалил вермахт: он просто объявил (неправильно!) всех сдавшихся солдат воевавшей под Сталинградом знаменитой Шестой немецкой армии чуть ли не пацифистами, "не желавшими воевать". Объявил неверно: Гитлер в свое время не преувеличивал, когда говорил про Шестую, что с такой армией "можно штурмовать небо". Воевать та армия хотела и умела, дорогой Коля.   

Но откуда такая злобная, болезненная реакция публики? И в истории с выступлением Коли Десятниченко, и в истории со статьей в "Звезде" проявилась общая черта России и Чехии – гиперчувствительность к "тоталитарному" периоду истории. Оба социума как будто не хотят сдавать давние события в архив – наоборот, с каждым годом они оскорбляются любой мелочью все легче.   

Для историков такая гиперчувствительность общества вредна. Она сужает круг изучаемых тем. Разве не было в событиях 1968 года и элементов западного вмешательства? Разве не мечтали США и их союзники получить в результате "пражской весны" 1968 года "внеблоковую" Чехословакию, которая потом могла бы повернуться и против Москвы (как это и произошло уже после 1989 года)? Было и такое в той истории 1968-го года. Но для чехов упоминание этих вещей часто звучит обидно – это упоминание кажется им попыткой забыть об их страданиях.  А ведь автор "Звезды" писал, что чехи должны быть еще и благодарны за тогдашнее наказание от Брежнева. Вот чехи и закипели.

О нашей гиперчувствительности нечего и говорить. Леонид Гайдай, когда снимал в шестидесятые комедию об Иване Васильевиче, вложил в уста мерзавца-режиссера Якина фразу в адрес покидаемой любовницы: "Жди меня – и я вернусь". Сегодня Гайдая за такое "издевательство над фронтовым стихотворением" точно стерли бы в порошок.

Лечение от такой гиперчувствительности известно – историческое образование. Но вот беда: обидчивость в наших обществах становится всеобъемлющей по мере того, как знания (особенно у молодежи) становятся, как раз наоборот, фрагментарными. Кто-то знает только "патриотическую" правду. Кто-то – только правду "либеральную". А кто-то не знает ничего.

Когда несколько лет назад ко мне в газету пришла выпускница университета, не знавшая, от какой войны нам достались воины-афганцы, я горько посмеялся. Но когда недавно коллега с телевидения рассказал, что рутинно задает новым работникам вопрос "Кто победил во Второй мировой войне?" – и столь же рутинно в списке победителей звучит название страны Австрии – вот после этого мне было уже и вовсе не до смеха. Даже горького.

 

Дмитрий Бабич – журналист-международник, обозреватель МИА "Россия сегодня", специально для Экспертной трибуны "Реалист"