Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Иванов: Я бы не подал руки Алиеву

Санкт-Петербург, 15.11.2020, 23:28

Москва теряет Армению вслед за другими союзниками на Кавказе, а радикальный ислам набирает силу у южных границ России, считает кандидат исторических наук, востоковед Станислав Иванов

Никол Пашинян и Ильхам Алиев

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ (ИА Реалист). Президент России Владимир Путин объявил о полном прекращении огня в Арцахе. Что скрывают договорённости Москвы, Еревана и Баку по Нагорному Карабаху, какова роль Турции в новой кавказской войне и как долго продлится то, что политики назвали миром?

Трехстороннее соглашение по Нагорному Карабаху от 10 ноября 2020 года - это капитуляция нынешнего руководства Армении? Или термин «капитуляция» здесь не подходит?

Станислав Иванов: Трехстороннее соглашение нельзя называть капитуляцией кого бы то ни было. Это договоренность лидеров трех стран о прекращении полуторамесячной кровавой бойни, унесшей жизни тысяч азербайджанских, армянских и двух российских граждан. От его подписания выиграли все, поскольку перестали убивать и калечить людей, разрушать жилища и инфраструктуру по обе стороны конфликта. Снизилась общая напряженность военно-политической обстановки на Южном Кавказе, с территории Азербайджана должны быть эвакуированы наемники — радикальные исламисты из Сирии и Ливии, которые представляли угрозу и нашему Северному Кавказу.

Почему роль России в договорённостях стала очевидна только 10 ноября — после того, как Азербайджан перерезал основную дорогу, связывающую Карабах и Ереван? Может показаться, что Москва ждала, пока Баку возьмёт ключевой город Шуши и начнётся исход армян из НКР.

Станислав Иванов: Нам неизвестна кухня или подоплека подготовки этого соглашения. Что здесь первично, а что вторично? Скорее всего, сыграли свою роль сразу несколько факторов: критическое положение на фронте для армянской стороны, атака азербайджанских военных на российский военный вертолет в воздушном пространстве Армении за 200 км от НКР (официально он сбит «по ошибке», извинения и заверения Баку, что виновных накажут, устроили официальную Москву. — прим.) и убийство двух российских офицеров, а также чрезмерная активность турецких военных вокруг Карабаха. Российские власти вынуждены были реагировать на все эти события незамедлительно, в противном случае могла быть катастрофа для НКР и Армении и потеря Россией лица как союзника Еревана и члена ОДКБ.

Разве случившееся не показало всему миру, что ни ОДКБ, ни двусторонние договорённости с Ереваном не работают? Обращения руководства Армении за помощью поступали давно. Реакции не было вплоть до 10 ноября.

Станислав Иванов: Были формальные ответы, что, мол, бои идут на территории, принадлежащей Азербайджану, а РФ и ОДКБ могут вмешаться, если будет нападение непосредственно на Армению.

Ереван должен отдать Баку районы, которые четверть века были буферными: Агдамский район на востоке от НКР и два района между НКР и Арменией — Кельбаджарский и Лачинский. Есть реальная причина сегодня, которая может этому помешать?

Станислав Иванов: Масштабные народные волнения в Ереване, требования оппозиции об отставке премьер-министра Никола Пашиняна, безусловно, могут повлиять на сроки выполнения соглашения по передаче этих районов под контроль Азербайджана, но армянская общественность может всё же согласиться с тем, что эти районы уже сыграли свою роль как бы пояса безопасности вокруг НКР перед лицом постоянной угрозы обстрелов и артналетов со стороны Азербайджана по Степанакерту и прилегающим районам НКР. С вводом на линию соприкосновения конфликтующих сторон российских миротворцев угроза населению НКР снимается. Вряд ли азербайджанские или турецкие военные решатся нарушить режим прекращения огня и подвергнуть опасности жизни миротворцев.

Миротворцы России в НКР, которые отправлены туда на 5 лет минимум, оказываются в положении заложников? Ведь нынешняя территория НКР может быть блокирована Азербайджаном в любой момент.

Станислав Иванов: При всей наглости и агрессивности действий Азербайджана и Турции в регионе вряд ли кто из их руководителей решится как-то ограничить деятельность российских миротворцев или помешать им выполнять свою миротворческую миссию. Мы прекрасно помним, чем закончились провокации со стороны Тбилиси против наших миротворцев в Абхазии и Южной Осетии. Россия была вынуждена признать независимость и суверенитет этих республик и заключить с ними договоры о взаимной обороне и безопасности.

«Принуждать к миру» внеблоковую Грузию и бить по войскам армии страны НАТО, которой является Турция, — это, мягко говоря, не одно и тоже. Или это не помеха?

Станислав Иванов: У России вряд ли будет нужда бить по войскам Турции, поскольку ее руководство не решится как-то ограничить деятельность российских миротворцев в Карабахе или напасть на них, как это имело место в Грузии. Ведь общее число россиян, погибших в ходе миротворческих операций в Абхазии и Южной Осетии, исчисляется сотнями. Это беспрецедентное число погибших миротворцев за всю историю миротворчества в мире.

Кроме того, Азербайджан оставляет за собой те части Нагорного Карабаха, которые были заняты в ходе нынешней войны. В этой ситуации мы можем констатировать фактическую блокаду армянского анклава?

Станислав Иванов: Согласно достигнутому соглашению, сохраняется так называемый Лачинский коридор между НКР и Арменией шириной в 5 км, который будут охранять и контролировать российские миротворцы. Так что никакой блокады НКР со стороны Азербайджана не будет.

Не историкам и обывателям непонятно, как вообще внутри «исламского» Азербайджана оказался армянский анклав. Если ответить коротко, то насколько в предпосылках войны 1992–1994 года и, как следствие, нынешней войны виновно руководство СССР разных поколений?

Станислав Иванов: Не хотелось бы погружаться глубоко в историю этого вопроса. Одно можно сказать, что этот застарелый конфликт действительно был порожден советскими властями, которые произвольно кроили карту бывшей Российской Империи. Сразу после установления советской власти в Армении 30 ноября 1920 года главный орган большевистской власти в своем заявлении признал территории, на которые ранее претендовал Азербайджан (Нагорный Карабах, Зангизур и Нахичевань), неотъемлемой частью Армении. На основе заявлений советского Азербайджана об отказе от претензий на Нагорный Карабах, Зангизур и Нахичевань и соглашений между правительствами Армении и Азербайджана от июня 1921 года Армения провозгласила Нагорный Карабах своей неотъемлемой частью. Таким образом случилось правовое закрепление Нагорного Карабаха за Арменией. 4 июля 1921 года Кавказское бюро коммунистической партии созвало пленарное заседание в Тбилиси, в ходе которого подтвердило факт принадлежности Нагорного Карабаха Армянской ССР, однако при прямом вмешательстве Сталина в ночь на 5 июля решение, принятое в предыдущий день, было пересмотрено и принято решение принудительно включить Нагорный Карабах в состав Азербайджанской ССР и сформировать на этой территории автономную область. Но за весь советский период армяне Нагорного Карабаха не смирились с этим решением и продолжали бороться за воссоединение с родиной.

Следует заметить, что эта мина замедленного действия вокруг Карабаха коснулась и третьей стороны конфликта. Ведь большинство политологов и политиков даже не упоминают, что на месте этого самого Лачинского коридора между азербайджанскими и армянскими районами НКР с 1923 по 1929 год. существовал Курдистанский уезд, или Курдский автономный район, вошедший в историю как Красный Курдистан. Одной из целей его создания было иметь как бы буферную зону между азербайджанцами и армянами и предотвращать между ними межэтнические конфликты. Однако в 30-е годы прошлого века Красный Курдистан был ликвидирован, курды подверглись репрессиям и были депортированы в Среднюю Азию. Позже реабилитированные соответствующим законом СССР курды так и не смогли вернуться на свою историческую родину вначале из-за враждебности со стороны властей Азербайджанской ССР, а затем и новых властей Азербайджанской Республики.

Парадоксально, но получившие контроль над Лачином власти НКР и Армении также не дали возможности реабилитированным курдским семьям вернуться домой — якобы в силу своей приверженности мусульманской вере курды в случае войны с Азербайджаном окажутся "пятой колонной". Очень жаль, что при заключении соглашения от 10 ноября 2020 года в разделе о беженцах, которые будут иметь право вернуться в Карабах (Арцах), ничего не говорится о коренных жителях Лачина — курдах.

Это можно трактовать как косвенный признак того, что мы наблюдаем протурецкую сделку с Кремлем? Известно, что курды — традиционная цель для военных Анкары.

Станислав Иванов: Да нет, здесь о курдах российская сторона просто не думает или не знает истории вопроса. В Сирии же Москва дала Эрдогану зеленый свет на вторжение в курдские районы (административный район Африн) и новую волну геноцида курдского населения. Руководство РФ посчитало, что раз победители террористов ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ. — Прим. "НП") — курдские ополченцы сотрудничают с США, то можно разрешить Анкаре провести военно-карательные операции на севере многострадальной Сирии.

О каком количестве курдских беженцев, которые смогут вернуться, может идти речь? Как вообще менялась демография региона в последние 30 лет?

Станислав Иванов: Ни во время реабилитации лачинских курдов, ни позже власти СССР и РФ не удосужились провести их перепись. Никто никогда в СССР и РФ не заботился о программе возвращения реабилитированных народов в родные места и компенсации им за потерю жилья, имущества, смерти родных и близких. Думается, что речь может идти о 10–15 тысячах курдах — потомках жителей Красного Курдистана.

Премьер Пашинян заявил 12 ноября, что решение сдать землю Баку объясняется риском потери 25 тысяч солдат. Но что мешало пойти на переговоры до того, как НКР начала сдавать территории в границах начала 90-х?

Станислав Иванов: Думается, что вина за гибель тысяч граждан Армении и Азербайджана лежит в равной степени на руководителях обеих стран. И Алиев пошел на развязывание этой бойни в расчете силой решить проблему Карабаха и освободить прилегающие к нему районы, а Никол Пашинян долгое время проявлял пассивность в поисках мирного решения этого конфликта. К тому же Ереван уделял явно недостаточное внимание модернизации своих ВС, и они оказались готовы лишь к боевым действиям по типу прошлых войн, а не к современной войне беспилотников, авиации, ракет и артиллерии с высокоточным оружием, системами ПВО, радиоэлектронными средствами и т.п. Турция и Израиль своими военными поставками изменили облик ВС Азербайджана.

Как вы оцениваете вклад России в победу Баку? Не секрет, что Москва активно продавала оружие Азербайджану, который мог себе позволить тратить нефтяные прибыли на эти покупки?

Станислав Иванов: Вклад России в победу Баку ничуть не больше, чем вклад той же Турции или Израиля. Все они поставляли оружие Азербайджану, но РФ поставляла оружие еще и Еревану. Мое личное мнение, на участников конфликта надо было бы наложить эмбарго на закупку вооружений. Но для российских и зарубежных торговцев оружием мораль и нравственность — понятия отвлеченные. Им нужны доллары, а поскольку у Баку оказалось много нефтедолларов, то и оружие азербайджанцы приобрели более современное и в больших количествах. В результате число простых азербайджанцев за чертой бедности оказалось ничуть не меньше, чем таких же жителей в России (в пропорциональном отношении).

Соглашение предусматривает коридор по территории Армении для транзита из восточной части Азербайджана в западную. Фактически Турция получает прямой коридор в Баку? Кому этот коридор нужнее?

Станислав Иванов: Думается, что при нормализации армяно-азербайджанских отношений такой коридор выгоден всем. Торгово-экономические отношения в этом регионе станут оживленнее и выгоднее. Армения получает взамен аналогичный Лачинский коридор между НКР и Арменией. Это вполне естественно, когда азербайджанский анклав получает сухопутное сообщение с Азербайджаном. Что касается перемещения по этому коридору турецких или иранских граждан, то это внутреннее дело Азербайджана. До сих пор Турция беспрепятственно сообщалась с Азербайджаном через территорию Грузии.

Отвечать за безопасность этого коридора должна ФСБ РФ — пограничная служба. Мы получаем риск реальных столкновений с вооружёнными армянами на их территории?

Станислав Иванов: Эту меру следует расценивать как помощь со стороны РФ Армении в контроле над этим участком государственной границы. Ведь нынешняя враждебность между сторонами конфликта может какое-то время сохраняться. Лучше и здесь исключить прямое противостояние между военными двух стран, а специфика приграничья диктует присутствие именно пограничников, которые знают, как лучше организовать контроль над перемещениями людей и грузов через государственную границу.

Баку обещает Степанакерту лишь "культурную автономию". Это можно трактовать как анонс грядущего разоружения НКР со стороны Баку? Что дальше мешает Азербайджану добиваться восстановления полноценного контроля во всех смыслах на этой земле?

Станислав Иванов: В соглашении ничего не говорится о статусе Нагорного Карабаха, очевидно, что этот вопрос отложен на будущее. Позиция Баку ясна и бескомпромиссна: "Карабах — наша территория, армяне, как и другие национальные меньшинства, будут иметь права на сохранение своей культурной идентичности". Ранее из Баку звучали заявления о том, что армяне могут уезжать в Армению, и Азербайджан готов вернуть свои земли без армянского населения. Опыт таких этнических чисток властями обеих сторон на этой многострадальной земле имеется.

Насколько вы согласны с тем, что Алиев — это руководитель «светского государства» и он не допустит неприятностей в виде этнических чисток? Якобы ему это невыгодно, потому что он хочет выглядеть достойным членом клуба мировых лидеров.

Станислав Иванов: После прошедшей полуторамесячной мясорубки и гибели тысяч невинных граждан с обеих сторон конфликта я стал сомневаться в «светскости» этого руководителя. Для меня вообще странно, что выпускник МГИМО, по профессии дипломат, мог отдать приказ на такое масштабное братоубийство. Насчет чисток мы уже говорили выше. Как назвать изгнание из Азербайджана сотен тысяч армян? Да и сейчас из Баку раздаются призывы к очищению Карабаха от армян. Кому это выгодно? Националистам в Баку и Анкаре? Вряд ли простым азербайджанцам выгодно возвращать Нагорный Карабах военной силой в лоно Азербайджана ценою жизней тысяч людей. Будь я в клубе мировых лидеров, то никогда бы не подал руки господину Алиеву.

Насколько радикальны националистические настроения в среде молодых политиков Баку? Клан Алиевых рано или поздно уступит место другим.

Станислав Иванов: Думается, что дело не только в клане Алиевых. Подогреваемый турецкими властями национализм во внешней политике Азербайджана стал как бы краеугольным камнем всех политических процессов в стране. Еще долгое время будут воспеваться «герои» Азербайджана типа офицера, зарубившего топором своего спящего в казарме коллегу-армянина на курсах обучения за рубежом.

Минобороны Турции неоднократно заявляло, что турецкие военные тоже будут миротворцами. Кремль утверждает, что это «недопонимание», что турки будут работать в некоем мониторинговом центре вне НКР. Кому верить?

Станислав Иванов: Наглость Эрдогана безгранична. Он ввел в заблуждение российские власти в Сирии и вместо обещанной борьбы с террористами оккупировал значительные территории этой страны, осуществил геноцид курдского народа и вместе с вооруженной оппозицией и радикальными исламистскими группировками строит новую, альтернативную Асаду, Сирию. Используя тех же сирийских наемников-джихадистов, Эрдоган оказался по другую сторону баррикад и в Ливии, нанеся военное поражение союзнику Москвы — маршалу Хафтару. Налицо попытка Эрдогана вместе с Алиевым принять активное участие и в разделе территории Нагорного Карабаха. И все же, насколько я понимаю, речь не идет о направлении в НКР турецкого военного миротворческого контингента. Якобы турецкие военные, которые находятся в Азербайджане, хотят совместно с российскими военными мониторить ситуацию с прекращением огня в Карабахе. Москва пока не подтверждает и не опровергает своего согласия на вариант создания такого центра в Баку или еще каком-то азербайджанском населенном пункте.

Разве Анкаре теперь нужно согласие Москвы?

Станислав Иванов: Турецкие военные могут находиться в Азербайджане по приглашению азербайджанских властей, но выполнять функцию по мониторингу ситуации вокруг Карабаха совместно с российскими военными могут только при согласии Кремля.

Как вы оцениваете роль Турции в успехах наступления Баку? Было много неподтверждённой информации о работе протурецких боевиков на передовой.

Станислав Иванов: Роль Турции как подстрекателя и провокатора в этом кровопролитии скрыть не удалось. И турецкие военнослужащие, и турецкая боевая техника, и тысячи наемников-джихадистов — все эти силы активно участвовали в войне на азербайджанской стороне. Может быть, турки были больше в штабах и использовались как специалисты для наведения ракет, дронов, самолетов на цели. Есть пленные сирийские боевики, есть убитые, много дронов, другого турецкого оружия и боеприпасов.

Командующий миротворческим контингентом Рустам Мурадов — дагестанец. Если быть совсем точным — табасаранец. Исторически это близкий к народам Азербайджана этнос. Это случайность, на ваш взгляд, или косвенный признак поддержки Кремлём Баку?

Станислав Иванов: Это вряд ли. Во-первых, в российской армии принято служить Отечеству, а не в интересах какого-то, пусть даже и близкого своему этническому происхождению, иностранному государству. Во-вторых, в этой очередной армяно-азербайджанской трагедии Кремль можно упрекать лишь за полуторамесячное промедление с принуждением сторон конфликта к миру, но ни о какой косвенной поддержке Баку речи быть не может. Москва одинаково относится к двум братским народам, с которыми все советские граждане и русские люди вместе победили гитлеровский фашизм.

Получается, что мы наблюдаем уступку Кремля Анкаре на Южном Кавказе?

Станислав Иванов: Это да. И если бы только на Южном Кавказе! Выше упоминалось, что Кремль дал возможность Эрдогану бесчинствовать безнаказанно в Сирии и Ливии.

Это плата за вмешательство РФ в дела Сирии, которая является ближним зарубежьем для Анкары? Теперь Турция получает доступ к нашему ближнему зарубежью?

Станислав Иванов: Россия вмешалась в сирийский конфликт по приглашению Дамаска и лично Башара Асада, то есть с точки зрения международного права легитимно. Эрдоган вторгся на север Сирии и осуществил четыре военно-карательных операции против местного населения без согласования с Дамаском, обманув руководство РФ мнимыми обещаниями бороться с терроризмом. Асад осудил агрессию турецких войск, назвал ее актом государственного терроризма и грубым нарушением суверенитета САР. Вместо борьбы с терроризмом Эрдоган вступил в союз с радикальными и запрещёнными исламистскими группировками типа "Джабга ан-Нусра", "Гейят тахрир аш-Шам", "Братья-мусульмане" и отрядами вооруженной оппозиции. Он заявляет, что захваченные территории Асаду никогда не отдаст и будет строить на них "новую Сирию" (без Асада).

Что касается укрепления позиций Турции на Южном Кавказе, то это часть неоосманской стратегии Эрдогана. Еще до войны в Карабахе Анкара заключила военные и военно-технические соглашения с Азербайджаном, Грузией и Украиной, взяв на себя роль «старшего брата» и наставника по втягиванию этих стран в сотрудничество с НАТО. Спекулируя на лозунге пантюркизма, Эрдоган рвется и в бывшие советские республики Центральной Азии (Туркменистан, Узбекистан). Значительное внимание турки уделяют реализации проектов создания Великой Черкесии на юге России и крымско-татарского ханства в Крыму.

Бердымухамедов следующий? Тем более что углеводороды Туркмении уже идут в Турцию.

Станислав Иванов: Да, Ашхабад и так тесно сотрудничает с Анкарой, в Туркменистане сотни совместных туркмено-турецких предприятий, туркменский газ поступает в газопровод Баку — Джейхан. Туркмения уже стала плацдармом Турции в регионе.

Как итоги этой войны меняют расклад исламистских сил в этом регионе и как это влияет на ситуацию внутри России?

Станислав Иванов: Усиление позиций Турции на Южном Кавказе провоцирует новые межэтнические и межконфессиональные конфликты в регионе, на Северном Кавказе, отрицательно сказывается на ситуации в самой России из-за роста террористической угрозы. Вряд ли и иранским аятоллам понравится появление турецких военных на своих границах, в той же Нахичевани. Многомиллионная азербайджанская часть Ирана исповедует шиизм и хотела бы сохранить свое влияние и связи с Баку. Доминирование турецких суннитов в Азербайджане для духовного руководителя ИРИ аятоллы Хаменеи, который сам является этническим азербайджанцем, как красная тряпка на быка.

Мы уже видим отголоски этих побед Баку в Петербурге. Здесь уже поступают угрозы владельцам армянских ресторанов с формулировками «мы вас победили там, и тут готовьтесь».

Станислав Иванов: Это вопрос к российским органам власти и правопорядка. Такие угрозы должны пресекаться на корню. Граждане России и иностранцы независимо от национальности должны быть надежно защищены законом. Причем проведение активных и превентивных мероприятий по защите населения от межэтнических конфликтов должно быть задачей не только полиции, но прежде всего региональных и местных властей, ФСБ России, прокуратуры. Считаю, что российские граждане — как азербайджанцы, так и армяне — весьма надежно интегрированы в российское общество и не допустят каких-либо распрей и столкновений на межнациональной почве. Что касается наших гостей-иностранцев, то в случае нарушения ими правопорядка они должны понести административную или уголовную ответственность за свои противоправные действия и должны быть депортированы на родину.

Можно сказать, что Рамзан Кадыров бенефициар этой победы Баку?

Станислав Иванов: Нет. Кадыров, как и все российские граждане, одинаково с уважением относится к азербайджанцам и армянам. Рамзан вначале россиянин, затем мусульманин — одно другому не противоречит. Он достойно представляет Россию, Чечню, российских мусульман. Что касается азербайджанской диаспоры в Чечне, то она гораздо многочисленнее в Москве и других городах России.

Почему мы не слышим мнения Европы по этой войне? Анкара научилась затыкать рот Брюсселю?

Станислав Иванов: Мы их не слышали по ряду причин. Во-первых, коронавирус. Во-вторых, мы их не хотим слышать — отношения между странами ЕС и РФ практически на нуле. Но контакты по линии Вашингтон — Париж — Москва по Карабаху всё же были, и Минская группа ОБСЕ свое слово сказала. Другое дело, что на Баку это слово не подействовало. Но Анкара здесь ни при чем, до Брюсселя ей еще далеко.

Ясность в вопросе президентства США как повлияет на эту ситуацию? Не секрет, что США присутствуют в регионе, но пока им несколько не до этой войны было.

Станислав Иванов: Думается, что с приходом Байдена в Белый дом внешняя политика США на Южном Кавказе активизируется. Может быть, Вашингтон и Брюссель попробуют несколько ограничить неоосманские и пантюркистские аппетиты Эрдогана на Ближнем Востоке, на Балканах и в Закавказье.

Как вы оцениваете стратегические планы Кремля с учётом этих уступок Турции, которую Российская империя выдавила с Кавказа в позапрошлом веке?

Станислав Иванов: Складывается впечатление, что никаких стратегических планов у Кремля на этом направлении нет. Реализуются сиюминутные решения и идея-фикс: ценой любых уступок и подачек оторвать Турцию от США и НАТО. Но при этом получается улица с односторонним движением: на Южном Кавказе мы теряем не только Азербайджан и Грузию, которые уже связаны самыми тесными узами с Турцией, НАТО, США, Израилем, странами ЕС, но и члена ОДКБ Армению и непризнанную НКР.

Разве внутриполитический взрыв в Армении не позволит Кремлю избавиться от «случайного» для Москвы лидера в лице Пашиняна?

Станислав Иванов: Россия теряет доверие армянского народа после стольких напрасных человеческих жертв, обстрелов Армении и потери части территорий НКР. Выбор национального лидера в Армении — прерогатива армянского народа. Никто не вправе вмешиваться в этот процесс и навязывать людям вождя.

Как вы оцениваете роль Владимира Путина в произошедшем? Как его договорённости с Анкарой можно назвать в параметрах внешней политики России до 1917 года, советской внешней политики?

Станислав Иванов: Прагматизм во внешней политике не всегда должен быть сродни цинизму. Для меня главной ценностью остается человеческая жизнь. И если господин Эрдоган или господин Алиев строят свою внешнюю политику на крови своих и иностранных граждан, играя на низменных чувствах национализма и радикального ислама, то надо держаться от таких лидеров подальше. Любые уступки им и сделки с им подобными рано или поздно ведут к масштабным трагедиям. Мы все помним, к чему привели попытки умиротворения Гитлера, который, как и Эрдоган, долгое время умело спекулировал на противоречиях между СССР и Западом. Наиболее рациональной и последовательной была политика России на Южном Кавказе до событий 1917 года. Москве удалось сплотить вокруг себя и защитить от османской Турции и шахского Ирана многонациональный и многоконфессиональный Кавказ.

Чем обсуждаемые события отличаются от Мюнхенского сговора 1938 года, когда Чехия была обманута при участии международных посредников и оккупирована нацистами?

Станислав Иванов: Здесь напрашивается аналогия и с Мюнхенским сговором, и с пактом Риббентропа-Молотова. Заигрывание Вашингтона и Москвы с Эрдоганом в попытках перетянуть его на свою сторону и уступки ему со стороны стран ЕС провоцируют всё новые очаги нестабильности и конфликты на Ближнем Востоке, да и на прилегающих территориях (Ливия, Кипр, Балканы, Южный Кавказ, Крым, Центральная Азия).

К каким последствиям на других направлениях региональной внешней политики РФ этот «мир в Карабахе» может привести. Уже слышны реплики с Украинской стороны из серии, что нужно действовать так же решительно, как Баку, и тогда мы добьёмся своего.

Станислав Иванов: Безусловно, пассивность Москвы в течение полутора месяцев этой бойни войдет в историю. Да и в Новороссии политика Москвы немногим лучше. Сколько жителей Донецкой и Луганской республик уже погибло, какие разрушения жилого фонда и инфраструктуры! Люди ждут признания Россией своей независимости и защиты, как это имело место в Абхазии и Южной Осетии. Новые военные операции властей Украины против мятежных республик вполне ожидаемы. Надо бы Кремлю определиться, как спасти оставшееся население Новороссии, которое стало заложником невнятной и непоследовательной политики Кремля.

Кремль оказался заложником собственного увлечения геополитикой? Вы видите реальные способности нынешнего руководства это исправить?

Станислав Иванов: В какой-то мере да, но страшно другое: как можно на протяжении стольких лет равнодушно наблюдать за артиллерийскими обстрелами территории Новороссии? Неопределенный статус этих территорий, гибель мирного населения, разрушение их жилищ, волна беженцев в сопредельные районы России — это преступление против человечности. И вину за них несут не только украинские власти, но и соотечественники. Российское руководство просто обязано защитить население Донецкой и Луганской республик от новых обстрелов и нападений.

 

«Новый проспект» - ИА Реалист

Çàãðóçêà...