Илья Кравченко: Что удалось Трампу в 2017 году?

Москва, 31.12.2017, 02:44

Президент США всё больше стал походить на системного политика, полагает эксперт

Дональд Трамп на фоне портрета Хиллари Клинтон. Иллюстрация: AP Photo/Evan Vucci

 

Как бы кто не критиковал Дональда Трампа за его бурный темперамент, броские высказывания в присутствии официальных лиц иностранных государств и любовь писать сообщения в Twitter ранним утром – за этот год 45-й глава Белого дома вновь придал политической жизни США яркие краски.

И правда, с самого начала своего президентства, Трамп дал понять, что его профессиональный стиль, который формировался годами на собственных телешоу и массовых бизнес-мероприятиях, никуда не исчезнет и в бытность его главой государства. Резкие высказывания в адрес иммигрантов, заявления о начале атаки ракетами по Сирии во время ужина с главой КНР, благодарность президенту России за "сокращение штата американских дипломатов", швыряние бумажных полотенец в пострадавших после чудовищных ураганов – это лишь малая часть символичных жестов, которые лучше всего характеризуют президента США. Иными словами, Трамп прямолинеен и циничен, отсюда и мощный диссонанс между его образами главы государства и шоумена.

На внутриполитическом поприще Трампа ждал непростой, но вполне предсказуемый исход, а именно тотальное сопротивление истеблишмента большинству его инициатив. Как и ожидалось, доминирующие в Конгрессе однопартийцы президента не особенно спешили ассоциировать Республиканскую партию с политическими шагами одиозного главы Белого дома. Одно из главных его предвыборных обещаний – отмена Obamacare и проведение собственной реформы здравоохранения, – потерпело фиаско. Возведение новых заграждений вдоль границы с Мексикой, граждане которой "сами заплатят за стену" в итоге привело к тому, что платить за это будут американские налогоплательщики.

По сути все, что Трамп смог использовать для реализации своих идей, это пользоваться возможностями исполнительной власти и издавать президентские указы. Достаточно вспомнить его систематические попытки ограничить въезд беженцев и в целом мигрантов из ряда государств Ближнего Востока с преимущественно мусульманским населением. Федеральные суды постоянно блокировали реализацию данного указа, а президент вводил новый. В конце концов Верховный суд США (который, благодаря выдвинутой Трампом кандидатуре на пост судьи вновь получил кворум) согласился частично восстановить указ в действии. В своем стремлении "осушить вашингтонское болото" президент ввел пожизненный запрет для чиновников американской администрации на лоббистскую деятельность в интересах иностранных правительств и пятилетний запрет на любое прочее лоббирование. Однако на этом его борьба с "болотом" закончилась, и он все больше стал походить на системного политика.

Единственный законопроект, который Трамп смог реализовать, и то под самый конец года, это принятие новой налоговой реформы. К слову, это крупнейшая реформа в этой сфере за последние 30 лет. Законопроект сокращает налоговую ставку для корпораций, которая является одной из самых высоких в мире, с 35 до 21 процента. Наконец республиканцы публично отметили "выдающиеся лидерские качества", которые Трамп проявил при проведении реформы, и стали называть его "человеком действия".

В вопросах выстраивания внешней политики, Вашингтон сразу задал четкий "корейский ритм". Систематические военно-морские учения, резкие и крайне жесткие высказывания со стороны не только Трампа, но и большинства членов его команды, включая госсекретаря Р. Тиллерсона и постпреда при ООН Н. Хейли – всё это привело лишь к тому, что Пхеньяну удалось значительно улучшить возможности своих ракетных комплексов и впервые произвести запуск баллистической ракеты, способной долететь до американской базы на о. Гуам. Но всю эту сложную и взрывоопасную ситуацию Трамп максимально использовал для получения внутриполитических очков. Особенно это касалось интерпретации итогов голосовании по вопросу новых санкций против КНДР в Совете Безопасности ООН. Ведь именно там все 15 государств-членов проявили редкое единство, что в Соединенных Штатах восприняли как собственную дипломатическую победу.

Реформирование ООН и изменение тональности в отношениях между США и Организацией также стали одной из важнейших дилемм в международных отношениях в этом году. Настойчивое желание Трампа сократить государственные расходы и по-своему "приструнить" международные организации, которые не отвечают американским национальным интересам привело к тому, что сначала Вашингтон объявил о выходе из ЮНЕСКО, а затем и вовсе о сокращении финансирования ООН более чем на четверть миллиарда долларов. Все это происходило на фоне одного из самых провокационных внешнеполитических шагов американских президентов за последние годы – абсолютной открытой поддержки Израиля на Ближнем Востоке.

Причем выразилось это буквально во всех действиях нынешней американской администрации. Это и отказ от ядерной сделки с Ираном (которую действующий премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху и Д. Трамп критиковали в один голос еще на этапе первых переговоров команды Б. Обамы), и признание Иерусалима "единой и неделимой" столицей Израиля с последующим переносом туда посольства США. Безусловно, всё это привело к росту напряженности в палестино-израильском урегулировании. В следующем году, вполне можно ожидать активизации вспышек насилия и начала полномасштабной интифады (о которой в день признания Трампом Иерусалима объявили лидеры ХАМАС и другие радикальные палестинские группировки).

В любом случае, говорим мы о внутренней или о внешней политике, весь год американского президента окружала одна тема – "российское вмешательство" во внутренние дела США. Самое главное, что Трамп признал сам факт вмешательства Москвы в президентские выборы. Да, он по-прежнему отрицает любую связь его команды с Россией, но вряд ли он смог бы поступить иначе. Более того, большинство его кадровых перестановок было вызвано не только стремлением президента привести по-настоящему лояльных ему профессионалов, но и их жесткой позиции по взаимодействию с Кремлем. Того же Дж. Хантсмана (посла США в РФ) или же У. Митчелла (помощника госсекретаря по делам Европы и Евразии) мало кто сможет уличить в симпатиях к России.

К сожалению, такой накал антироссийской истерии привел к логичному результату – отношения между Москвой и Вашингтоном находятся на самой низкой точке с момента распада СССР. Причем факт этого официально признали лидеры двух стран. Есть ли выход из этой ситуации? Пока говорить об этом крайне сложно. Законодатели, дипломатический корпус, даже экспертное сообщество обоих государств пребывают в плену политико-идеологического противостояния. Те же санкционные законы, высылки дипломатов или ограничение деятельности государственных СМИ полностью отвечают логике той конфронтации, в которой наши страны сейчас находятся.

В 2018 г. моментов для активизации и усиления противодействия будет еще больше – это и Олимпийские игры (в которых российская сборная не будет принимать участие), и выборы президента в РФ, и чемпионат мира по футболу в России, и промежуточные выборы в Конгресс. В каждом из этих случаев Трамп, его команда, а также большая часть политического истеблишмента в США будут делать все, чтобы усилить давление на Москву, в преддверии осенних выборов в Конгресс последуют новые скандалы о "российском вмешательстве" и связях тех или иных политиков (особенно из Республиканской партии) с Кремлем.

Тем не менее, надежда всегда умирает последней. И даже во вроде бы такой безвыходной ситуации возможен положительный сдвиг. Кооперация двух стран по вопросам контртеррористических действий на своих территориях никуда не исчезнет, и даже наоборот может стать сильнее. А поиском новых точек соприкосновения постепенно будет заниматься подрастающее поколение государственных служащих и экспертов, которые непременно придут на смену поколению "воинов холодной войны". Только тогда мы по-настоящему сможем заявить о начале этапа "перезагрузки" наших отношений. Трамп же эту линию изменять не будет, так как и никогда со всей серьезностью не стремился к этому.

 

Илья Кравченко – кандидат политических наук, эксперт Российского совета по международным делам, специально для Информационного агентства "Реалист"