Виталий Хлюпин: Пиар вместо Realpolitik – Мирзиеев опасно наклоняет лодку узбекской государственности

Москва, 11.04.2018, 20:17

В Узбекистане власть сама породила пиар, сама его слушает, и сама ему верит. Как во времена предраспадного СССР и его незадачливого руководителя Михаила Горбачева, считает эксперт 

Иллюстрация: РИА Новости

 

Приход к власти в Узбекистане президента Шавката Мирзиеева породил определенные надежды и даже некую эйфорию. Официально декларирована новая политическая доктрина – открытости, взят курс на либерализацию внутренней политики, предприняты попытки налаживания отношений с ближайшими соседями.

Западные СМИ пишут о ташкентской весне, мирзиеевской оттепели и, вообще, не скупятся на дифирамбы. Все это замечательно и дружно приветствуется и Западом, и Востоком, однако есть несколько нюансов – как гласит узбекская поговорка "Чтоб приготовить плов, мечты о плове мало".

На наш взгляд, возникает некая подмена пиаром реальной политики. Возникает эффект шумовой ловушки. Власть сама породила пиар, сама его слушает, и сама ему верит. Как во времена предраспадного СССР и его незадачливого руководителя Михаила Горбачева.

По пунктам.

1. Неустранимые внешние угрозы Нацбезопасности, или c такими "друзьями" и врагов не надо

Узбекистан в реале, окружен не братскими народами, а с севера, юга и запада – тремя законченными клептократиями, "диким полем" афганского заречья и с востока – киргизской неодемобасмаческой охлократией. Киргизские Ош и Джалал-Абад давно уже весьма условно подчиняются Бишкеку и при нарастании очередной внутри-элитной распри (противостояние Жээнбековых-Атамбаева), Бишкеку будет снова не до своих "ферганских" окраин.

Три великих вождя и отца народов – Елбасы, Чаноби Оли и Аркадаг, успешно завершают преобразование своих стран в местечковые диктатуры, сплоченные идеей нац-величия своих мини-наций. По-сути идет строительство наследственных монархий псевдо-светского типа, онтология которых, суть - "большая семья" правителя + правящий клан земляков и трайбо-сородичей. Любые формы транзита власти в современной ЦА – это переход от клано-кратии к трайбо- и обратно. По кругу. Никакие модели модернизации элит, в реале, не работают, потому как механизма социального лифта нет, не было и не будет, кроме как через постель членов семьи Правителя. Идет только сугубо "альковная" (вариант – бачебабская), легкая инверсия правящих семейных общин с элементами смены маскировки – мимикрии режима.

С киргизами невозможно договориться о пастбищах. В принципе невозможно. Никак. Точнее, договориться-то можно, о чем угодно и подписать какие угодно разноуровневые договоры (уже подзабылось, но в начале 2000-х Ислам Каримов заключал договора о "вечном мире и дружбе" и с Душанбе и с Бишкеком), но цена этим соглашениям – ломаный узбекский сом. Чернила не успевали высохнуть как начинались заново камнеметные перестрелки в Сохе и Шахимардане, еженедельные набеги "мирных" чабанов и вылазки контрабандистов. Кочевники вообще ментально плохо воспринимают государственные границы, как ограничительные рубежи. Тем более такие слабо управляемые центром, а точнее – предоставленные сами себе, как южно-кыргызские кипчаки. У них на генном уровне – отношение к оседлым сартам не то чтобы пренебрежительное, но, отнюдь, не братское. Ошская резня 2010 года имеет прямую историческую связь не только с событиями 1990-го года, но и с, казалось бы, ветхозаветной – резней кипчаков Кокандским Худояр-ханом в середине 19 века. До того момента, кипчакские родоуправители были некоронованными правителями Ферганской долины, Худояр попытался избавиться от их владычства решая вопрос по-восточному - радикально и просто: организовал локальный геноцид. Кипчаки (теперь - южные кыргызы) не просто помнят и свое былое величие и прошлые кровавые обиды. Время и История текут на Востоке по-особому. Все это произошло на памяти трех-четырех поколений: отцы-дети-внуки, все это – рядом и зримо. С кыргызами можно договориться о чем угодно, но только не о пастбищах... Месяца не прошло от последних мирных соглашений, как в кыргызских СМИ, со ссылкой на депутатов местных кенешей, вновь поднят вопрос о "захвате" узбеками ошских пастбищ Сарыташ, очередной погранинцидент в районе Мамая закончился перестрелкой и смертью кыргызского нарушителя.

Это объективно неустранимая угроза. Равновеликая по своей неустранимости таджикскому Рогуну. Президент Мирзиеев может снимать вопрос о возведении Плотины смерти с повестки дня, декларируя улучшение узбеко-таджикских отношений и демонстрируя свое миролюбие сносом колючей проволоки на границе, но плотина не станет прочнее от его слов. Строить ее будут все те же таджикские рабочие, а эксплуатировать таджикские инженеры. До первого большого землетрясения. Всерьез надеяться, что его никогда не случится – верх легкомыслия. Ашхабад-48 и Ташкент-66 – это не приговор, но жесткое напоминание. Можно сколько угодно дружить и мириться с Рахмоном, но Рахмоновский Рогун – это объективно дамоклов меч, который будет висеть над узбекскими долинами.

Миротворчество в Афганистане – это хорошо, полезно и даже выгодно (примерно как спасение Арала, на которое международными донорами выделено средств сопоставимо озеленению Луны). Ташкентская платформа и проведенная в марте стартовая международная конференция получили пиар-подачу некоего прорывного события, пусть и без участия основного актора и объекта дипломатии –Талибана. На самом деле талибы приняли в конференции самое несредственное участие, взорвав аккурат в день подписания "Ташкентской декларации" ЛЭП из Узбекистана. Умиротворение "талибов" через приобщение их к нормальному сельхоз-труду, охранным функциям строительства новых трубопроводов и т.п. – это пиар-фантазии, выдаваемые искателями грантов под новые грантовые бюджеты в рамках проекта "устойчивого развития Афганистана", тогда как устойчиво развиваться главная нарко-житница планеты может только в сторону наращивания объемов эскпорта и качества опиатов, выход на новые рынки сбыта новыми изгибами трафика. И либерализация границ Узбекистана тут очень к стати, открывающееся с этой весны прямое ж.д. сообщение Узбекистана с Таджикистаном и Кыргызстаном прочнее свяжет нарко-эшелонами Талибан с конечными потребителями, в том числе и в России.

2. Конкретные ошибки пиар-модернизации, или Мирзиеев и табурет

Президент Ш. Мирзиеев ряд государственных визитов (в США, Россию) совершает на частном самолете российского олигарха А.Усманова. В Узбекистане уже был период в истории, когда во власть активно диффузировали разного рода авторитетные личности, как-то Салим и Гафур, президент Каримов быстро справился с их панибратством равноудалив обоих. Понятное дело, что А.Усманов и И.Махмудов – соотечественники, причем влиятельные и располагающие определенным финансовым ресурсом, который можно привлечь на развитие узбекской экономики. Но репутационные потери и издержки несопоставимо больше – возникает иллюзия зависимости президента от неких третьих сил (причем обладающих паспортами иного суверенитета). Безусловно, А.Усманов и И.Махмудов – уважаемые и авторитетные представители бизнес-сообщества, признанные во всем мире меценаты и благодетели, однако, специфика постсоветского политиума такова, что судьбы любого номинанта первой 10-ки "Форбс" определяются и решаются одним телефонным звонком одного Первого руководителя – братья Магомедовы тому живое и последнее свидетельство. Судьба любого "делателя королей" (лорда Уорвика тандырных дел) – непредсказуема и вариативна: сегодня ты летаешь на собственном самолете, завтра – мнешь матрас на шконке. Нельзя строить серьезный пиар без учета подобных имиджевых рисков. Узбекистан все-таки не Зимбабве и президент должен располагать рядом непременных атрибутов, подчеркивающих суверенитет страны, к таковым, несомненно, относится и авиапарк лидера государства.

Во время последней поездки в Джизак Ш.Мирзиеев вел прием сограждан прямо в махалле, на стуле, демонстрируя, тем самым, в понимании президентских пиарщиков, необходмую близость и единение с народом, задевая сокровенные струны махаллинского менталитета. Все это прекрасно и замечательно, в системе ценностей западной культуры. Игра в дешевый популизм. Уже забылось, но в начале 1990-х нынешний Елбасы, а тогда еще Н.А.Назарбаев тоже "ходил в народ", уговаривая не бастовать карагандинских шахтеров, закончилось это тем, что его публично обматерили и попытались дружески отпинать.

Власть на востоке должна быть сакральна, правитель – своего рода "волшебник Гудвин" – великий и ужасный, многоликий и таинственный, иначе никак, иначе – он равен тебе, его можно теребить за халат и вешать за шиворот этого халата. Уподобляться Ельцину, ездившему в троллейбусе, пока ему там что-то не прокомпостировали ничему не учит. Складывается впечатления, что часть новой пиар-команды Президента Мирзиеева идет на сознательную подставу, доводя ситуацию до абсурда и полу-фейка, – все эти "потемкинские деревни" из студентов, переодетых в швей образцовых швейных фабрик, посиделки на табуретах... Все это не от – "заставь дурака Богу молиться", а, именно, от сознательного замысла – оглупления и выставления ложного имиджа Патрона. Пиар-игра в подкидного дурака.

Россия последовательно проводит политику сохранения статус-кво, поддержания некоторого условного порядка через консервацию местных режимов и поддержку центрально-азиатских "Баши", при формальном декларировании ими своего союзничества Москве. Экономической привязки режимов к Москве при этом не достигается (или только в форме спонсора-кредито-дателя), более того – имевшиеся ранее связи рвутся из опасения перед "имперскими амбициями" северного соседа. Русская диаспора в этих странах воспринимается местной элитой не более как заложники сговорчивости Москвы и, в некоторой степени, квалифицированная раб-сила.

В этих условиях Каримовский Узбекистан объективно был реальной стержневой опорой Кремля в регионе, потому как многовекторная дипламатия Ислама Каримова всегда очень четко опиралась на реальный расклад сил, Ташкент был самой прагматической, а значит и самой понятной в общении и договороспособной страной региона. Его практичность уровновешивала и сдерживала "закидоны" и "шараханья" под разных заокеанских хозяев обидчивых и не всегда адекватно вменяемых клепто-лидеров ЦА.

3. "Эффект Перестройки" – Власть начинает реально верить виртуальным реформам

В качестве одного из главных стартапов мирзиеевской модернизации Узбекистана анонсирована "Налоговая реформа", под проведение которой возвращен в Ташкент на место 1-го заместителя Налогового комитета, ранее получивший полит-убежище в США Мусаев. Надо полагать в помощь ему главным экспертом-консультантом приглашен бывший налоговый министр грузинского правительства Саакашвили - Гилаури. Опыт иностранных "варягов", конечно, может быть полезен, однако - вовлечение в верхние эшелоны власти, тем более на столь важные позиции, людей, безусловно связанных с внешними источниками силы, чреват большими и непредсказуемыми опасностями. И вопрос тут даже не в профессионализме "грузинских реформаторов", прекрасно показавших свои возможности в Украине, просто запускать в столь деликатную сферу прямую креатуру возможных геополитических конкурентов – верх политической близорукости, сродни опытам Горбачева-Ельцина по модернизации экономики РФ "чикагскими мальчиками".

Кадровый погром силовиков. Можно как угодно с морально-нравственных позиций оценивать деятельность СНБ Узбекистана.

Да, соглашусь, пытали, сажали, прессовали. Было. (Хотя, где этого не было). Однако, факт – СНБ и ее многолетнему шефу Р.Иноятову удалось удержать ситуацию в стране в весьма непростых, а подчас и критических обстоятельствах. Главное – удалось остановить наступление джихадистов, пусть и далекими от идеалов гуманизма мерами. Сейчас, только ленивый не кидает камень в спину уходящей эпохе Иноятова, он, несомненно, был не Матерью Терезой и Махатмой Ганди, но ИДУ в самом Узбекистане было подавлено и один этот момент перевешивает все издержки "жесткого стиля". Сейчас иноятовскую команду почти тотально зачищают, заменяя более надежными представителями МВД и Генпрокуратуры. Своего рода "холодное лето 53-го года", всем спасибо – все свободны, гюленисты, моджахеды, "андижанцы", "правозащита". Боюсь, вся эта "ура"-кампания скоро принесет плоды, которые не очень ждут.

Как говорил бессмертный классик и реальный политик Садриддин Айни – Всякая реформа в Бухаре начиналась с казни первого министра и заканчивалась еврейским погромом. Первого министра завалили. На места профессионалов, годами боровшимися с "джихад-активом" садятся вчерашние постовые. Пусть все они будут самыми честными и верными нукерами, но без наработанной практики и агентуры их честность – бесполезна. Остается одно – уповать на Всевышнего и ждать погрома.

Вместо выводов

"Родовой", земляческий, семейно-клановый универсум ЦентрАзии нельзя не переделать (реформировать), не отменить (упразднить) никакими договорами и указами. Династии дангарино, шапраштино и прочих луково-полосатых племенных мафий нарезали регион вотчинами, надо ли помогать консервации подобных "байско-олигархических" режимов – большой, но отдельный вопрос, сейчас мы его не касаемся.

Важны тенденции развития ситуации:
1. Наркопроизводство в Афганистане растет;
2. Соответственно, растет финансовая, военная и прочая роль Талибана и союзного ему афганского филиала ДАИШ (уже не совсем понятно, где заканчивается первый и начинается второй),
3. "Талибано-Хорасан" опять концентрирует силы на севере страны, пользуясь анархией и полу-распадом госструктур Афганистана (история с отказавшимся уходить в отставку таджиком-генералом Балха Атта Нуром тому яркое свидетельство),
4. Рост социальной напряженности и расслоения общества буквально во всех странах ЦА,
5. Рост джихад-пропаганды в регионе,
6. "Замазывание" борьбы с ислам-радикалами местными властями и депрофессионализация силовых структур стран ЦА в результате банального старения правящих режимов Астаны, Душанбе и Ашхабада.
6. Общее ослабление этих режимов в силу все той же борьбы за престолы стареющих Басы.
7. Возможное активное включение в раскачку ситуации в регионе "третьей силы" – США, в целях ударить "радикализмом" по России и Китаю.

Есть ли у Узбекистана запас времени и внутренней прочности чтобы противостоять этим тендециям? Посмотрим. Мы здесь собрались для откровенного разговора и говорить об этих "острых" углах надо. Извиняюсь, если кого обидел, но как гласит узбекская пословица "Скажу – язык обожгу, не скажу – сердце".


Виталий Хлюпин – кандидат политических наук, советник Российской Федерации 1-го класса, редактор веб-сайта Centrasia.ru

 

ИА "Реалист" публикует тезисы выступления эксперта на международной конференции "Актуальные проблемы безопасности Центральноазиатского региона и стратегия их решения – подходы России и Узбекистана", прошедшей в Российском институте стратегических исследований при Президенте РФ 3 апреля с.г.

Çàãðóçêà...