Артур Устян: Джавахк - геополитический мостик между Арменией и Грузией

Москва, 04.05.2018, 13:36

Джавахк объединяет Тбилиси и Ереван

Иллюстрация: Kartvelebi.ru

 

В современном глобализирующемся мире выжить (в смысле конкурентоспособности) могут только те государства, которые способны идти на более тесное сотрудничество и взаимодействие со своими соседями. В частности, способность создавать взаимовыгодные союзы сигнализирует о наибольшей вероятности выживания тех или иных государств в условиях неизбежного процесса глобализации и уплотнения пространства. При этом важно указать на те страны, которые исторически имели непосредственное культурное и политическое влияние на формирование современного постхристианского политического пространства, а именно ЕС и России. К одной из таких стран, сформировавшей и оказавшей значительное влияние, является средневековая Византия и примыкающие к ней две древние культурно-политические единицы в лице Армении и Грузии.

Культурное родство Византии, Армении и Грузии также способствовало тесному взаимопереплетению генетических особенностей развития армянского и грузинского (картвельского) народов в едином христианском (постхристиаснком) ментальном поле. Осознанно избегая глубоких исторических экскурсов необходимо отметить, что нет особой надобности "доказывать" в данной статье тесное родство и взаимосвязь Византии, Армении и Грузии. Другое дело, что важно осознать, исходя из нынешних исторических и геополитических реалий, свою культурную и политическую общность и сделать ряд неожиданных предложений вплоть до выстраивания нестандартных проектов.

С приобретением независимости в результате развала СССР, актуализируется вопрос дальнейшего развития Армении и Грузии. При этом, какой принцип будет преобладающим "каждый сам по себе" или "выжить в единстве" зависит только от этих стран. Что для этого необходимо? Политическая воля политически заинтересованных и активных сил, необходимы новые нестандартные и неожиданные предложения (проекты), а также поиск компромиссных и стратегически выгодных условий развития Армении и Грузии во всем кавказском регионе. Но для начала необходимо рассмотрение геополитической стратегии развития самой Армении и насколько Грузия в ней играет ведущую роль.

Перед Арменией как "зановорождённым" государством встаёт вопрос о том, что же делать в ситуации, когда необходимо освоить процесс становления и определить путь дальнейшего развития? В рамках подобного подхода на первый план выходит вопрос пассионарности (жизненной энергетики) армянского государства, который является по сути дела индикатором "живучести" государства, является в то же время и двигателем политики, экономики, науки. Пассионарность или способность государства к осмысленной и тщательно разработанной активной энергичной деятельности задаёт параметры такой духовной и интеллектуальной формы мобилизации, как идеологии. Таким образом, основным двигателем развития государства является "идеология активного действия". Для её развития необходимы национальный дух, сила воли и характер, аккумулированные ответственным руководством.

В контексте же армяно-грузинских взаимоотношений необходимо изжить однобоко-негативную категоричность и непрофессионализм в политической сфере знаний с постоянным педалированием негативных фактов из исторического прошлого. Отказавшись от негативных сторон взаимоотношений, необходимо обратить внимание на положительные её моменты, что более полезно и разумно (дальновидно). Для правильного восприятия подобной "идеологии" необходимо чёткое восприятие и понимание принципа "свой-чужой". В этом смысле для Армении своим в Грузии является Джавахк, как важнейший армянонаселенный район Грузии, как геополитический мостик, соединяющий, но не разъединяющий Армению и Грузию. Подобный подход имеет фундаментальное значение для промежуточного региона, каковым является Джавахк.

Мировая история учит, что мало иметь огромные территории и много народов, надо найти смысл существования любому государству. Он должен включать сверхзадачу для правящего класса и учитывать интересы входящих в политический конгломерат народов. При этом надо помнить, что главная угроза для любого государства – не внешние враги, а переход к паразитарному существованию. Ведь в подобном случае в распоряжении правящего класса оказываются огромные богатства, их потребление и распределение между кланами порой становится занятием более важным, чем поиск дальнейших путей плодотворного развития, а значит расширения границ и зоны влияния нации и государства. Тому служит пример армянского господствующего класса Византии, Османской империи, да и самой Армении (Грузии). Подобные исторические примеры (сравнения) необходимы для определения необходимых "основных характеристик" для выполнения роли "геополитического конструктора". Для этого необходимо значительное и быстрое увеличение "геополитических сил", чего нельзя добиться, не идя на более тесное сотрудничество, вплоть до создания единого "армяно-грузинского государства".   

Что может дать столь тесное сотрудничество, кроме более выгодного географического расклада сил и положения? Во-первых, быстрое и эффективное построение мощной экспортоориентированной культуры и промышленности (разумеется, не сырьевого характера); во-вторых, появится способность инициировать создание новых технологий и новых технологических циклов; в-третьих, станет возможным иметь под своим контролем финансовую систему региона с отлаженным механизмом воспроизводства и распределения капиталов в регионе жизненных интересов (Кавказо-Ближневосточный регион, регион Малой Евразии и Россия); в-четвертых, возникнут возможности обладать этноэнергетикой, достаточной для долгой целеустремлённой активной деятельности в регионе; в-пятых, возникнут не менее важные условия осуществлять контроль над знаниями; в-шестых, станет возможным накапливать производительный капитал и перераспределять его по своим правилам; в-седьмых, возникнет возможность формировать производственную структуру региона, доминировать в сфере финансов, научно-технических разработок, модернизации производственного аппарата на территории армяно-грузинских (картвельских) "жизненных интересов", а благодаря активному научно-техническому развитию ещё и иметь мощную армию, готовую в любой момент вести активные наступательные действия.

Возможны ли столь амбициозные проекты, и вполне реализуемые, без активного соединительного геополитического моста в виде Джавахка? Нет, невозможны.  Но что ещё влияет на реализуемость подобных позитивных субъектообразующих стратегических проектов? Конечно же: а) тесное взаимодействие Грузии с НАТО, что делает её несамостоятельным фактором в достаточно сложном геополитическом регионе, б) тесное военное сотрудничество Армении с Россией, а также неразрешенность как карабахского конфликта, так и абхазо-югоосетинский сепаратизм и раскольничество. Подобные реалии не только не способствуют сближению Армении и Грузии, но и делают Джавахк дополнительным "яблоком раздора", что ещё более усложняет перспективы развития Армении и Грузии как независимых государств. Выход из этой "патовой реальности" возможен только благодаря формулированию нестандартных и неожиданных предложений по усилению поиска взаимовыгодных точек соприкосновения и построения более тесных геополитических отношений вплоть до единого дуального армяно-грузинского государства со столицей в Тбилиси или построения новой столицы на современной армяно-грузинской границе. Только такой амбициозный проект (и его реализация) нивелируют такие факторы реальности как "российская база в Армении", или "вступление Грузии в НАТО" и т.д. т.п.). Поэтому выбор только за ответственным (проницательным) политическим руководством двух стран и их способностью к реализации дальновидных взаимовыгодных субъектообразующих геополитических проектов.

 

Артур Устян – политолог, философ, специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...