Антон Евстратов: Уход Ирана из Сирии – вброс или эксклюзивная информация?

Ереван, 12.06.2018, 17:22

На территории Сирии ведется сложная игра, которая заставляет ее игроков местами действовать на грани фола, местами ошибаться, затем исправляя ошибки, однако такая игра не приемлет упрощенных оценок, и профанации, в очередной раз продемонстрированной целым рядом СМИ, отмечает эксперт

Башар Асад и Али Хаменеи. Фото: Iran Front Page

 

Несколько дней назад на ряде российских и израильских русскоязычных СМИ появилась информация о запрете сирийским военно-политическим руководством иранским военным советникам и проиранским ополченцам находиться на объектах ВВС арабской республики. Все упомянутые СМИ, надо признать, не первых строк рейтинга посещаемости, ссылались на сирийское новостное агентство "Заман аль-Васль", которое, между прочим, приводило слова не кого-нибудь, а командующего сирийской военной авиацией генерала Ахмада Балуля.  

Для большинства читателей все сказанное выше стало основанием для выводов вроде "Россия предает Иран" или "Путин выдавливает иранские войска из Сирии по соглашению с Нетаньяху".  И мало, кому пришло в голову узнать: "Что за ресурс – "Заман аль-Васль"? Как он завладел столь эксклюзивной информацией?".  А ведь это – оппозиционное издание, которое, разумеется, не имеет прямого контакта с генералом сирийских военно-воздушных сил.  Вне сомнения, у него могут быть неофициальные источники, но, учитывая направленность "Заман аль-Васль" и отсутствия подтверждения его информации сирийским командованием, – гораздо больше шансов на то, что речь идет о вбросе.  И, более того, даже если указанная информация верна и иранским военным советникам все-таки придется удалиться с сирийских аэродромов, это никак не предполагает ухода Ирана из Сирии. Напомним, что Исламская Республика не имеет авиации на сирийской территории.  Единственное, чем могут заинтересовать сирийские аэродромы – да и то не Иран, сам по себе, а офицеров движения "Хезболла" и других группировок-союзников Тегерана – это возможность запуска оттуда беспилотников. При этом объекты ВВС Сирии уже не раз подвергались ударам Израиля – последние следуют с разной частотой и степенью успеха практически все время сирийского гражданского противостояния. После некоторых таких ударов гибли и иранские офицеры. С одной стороны, это не устраивает Дамаск, инфраструктура которого разрушается могущественным соседом, с другой – не может радовать Тегеран, ведь он несет прямые военные потери.  Поэтому договоренности, о которых сообщало оппозиционное издание в принципе возможны, но Иран в Сирии остается однозначно.

Последнее еще раз было озвучено спикером МИД ИРИ Бахрамом Касеми, который опроверг все слухи о возможном уходе его страны из Сирии. "Никто не вправе заставить Иран сделать что-либо. Пока существует терроризм и желает правительство Сирии, у Ирана будет присутствие в Сирии", – заявил Касеми.  По мнению спикера иранского внешнеполитического ведомства, уйти из арабской республики должны только те силы, которые находятся там без согласия ее официального правительства.  Очевидно, что речь идет обо всех, кроме, собственно, Ирана, движения "Хезболла" и приглашенной правительством САР России.

Откуда же появились все приведенные выше слухи? Что стало их, так сказать, ментальным источником?  28 мая Владимир Путин и Биньямин Нетаньяху, действительно, достигли договоренности по Сирии. В частности, она касалась удаления иностранных войск с территории этой страны. Ранее Путин призывал к этому после встречи с сирийским президентом Башаром Асадом, которая состоялась 17 мая. Кроме того, решено было вывести иранских советников и проиранские формирования из района сирийско-израильской границы на Голанских высотах.  Очевидно, что Израиль хотел бы вывода иранских войск вообще, чего не скрывал премьер Нетаньяху. Однако Сирия – суверенное государство и такого рода требования противоречат международному праву в любом случае и с любой стороны. Кроме того, и России, и Сирии иранские военные и тренированные ими ополчения необходимы – ведь именно они, наряду с российской авиацией, были важнейшим внешним фактором побед сирийской армии последнего времени. А воевать еще придется в Даръа, Идлибе, возможно, и в Дейр эз-Зоре, не говоря уже о менее значительных очагах. Более того, Иран, несмотря на его собственные экономические проблемы, – важный кредитор и финансовый донор Дамаска.  Последнее будет еще более важным, как только арабская республика вступит в период послевоенного восстановления. Собственных средств на это у нее попросту нет, а Россия в одиночку с задачей возрождения Сирии не справится – ей также негде найти $400 млрд.  В этой связи Дамаску не только опасно терять уже имеющихся союзников, но и есть смысл приобрести новых (к примеру, Китай).

Сейчас для Сирии по-настоящему важно соглашение заинтересованных держав о выводе иностранных войск с ее территории, причем в том виде, чтобы это касалось американцев, французов и турок, но не затрагивало интересы союзников Дамаска. В этом плане, как  видно из итогов упомянутых выше переговоров, и САР, и РФ готовы идти на уступки, но эти уступки имеют предел.  Израиль, несомненно, не будет удовлетворен этим пределом, и всячески постарается их расширить и углубить, однако сам формат ирано-сирийского и ирано-российского взаимодействия на данный момент не может позволить такой сценарий развития событий. Иран попросту не откажется от достижений его офицеров и милиционных формирований. Израиль, в свою очередь, вряд ли способен его оттуда выдавить силой – осложнить жизнь бомбардировками инфраструктуры – несомненно, но для полного очищения Сирии от иранцев и проиранских сил потребуется полноценная войсковая операция, фактически, на территории всей арабской республики.  На нее Тель-Авив на данный момент не готов. Даже в годы Шестидневной войны и войны Судного дня подобных задач у его армии не стояло.  Вне сомнения, вооруженные силы Сирии сейчас –  учитывая время, куда слабее, нежели в 1967 и, тем более, в 1973 годах, а израильские – пожалуй, сильнее, чем тогда, но с одной стороны, Дамаск имеет союзника в лице России, которая вряд ли согласится на такой исход, а с другой –  Иран способен легко расширить площадь боевых действий, введя в игру формирования движения "Хезболла" в Южном Ливане, а также активизировав действия движения "Хамас" в Секторе Газа.

Сдерживают горячие головы в Тель-Авиве и все более современные иранские ракеты, которые успешно проходят испытания и способны достигать территории еврейского государства. Не будет согласна с масштабной израильской активностью и Турция, которой, с одной стороны, усиление Израиля в регионе совершенно ни к чему по геополитическим причинам, а с другой, – есть смысл оппонировать Тель-Авиву, исходя из логики их двусторонних отношений. "Теоретически союзником израильтян могли бы выступить Соединенные Штаты, которые таким образом получат вескую причину остаться в регионе и закрепиться в нем, однако готов ли Вашингтон, уже стремящийся выводить из Сирии свои войска и сокращать эту часть военных расходов, на полномасштабный конфликт, который в этот раз уж точно затронет большую часть Ближнего Востока", – сказать сложно.  На территории Сирии ведется сложная игра, которая заставляет ее игроков местами действовать на грани фола, местами ошибаться, затем исправляя ошибки, однако такая игра не приемлет упрощенных оценок, и профанации, в очередной раз продемонстрированной целым рядом средств массовой информации.

 

Антон Евстратов – востоковед, эксперт по Ирану, специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...