Григорий Трофимчук: Конфликт в Южно-Китайском море влияет на интересы России

Москва, 09.07.2018, 08:59

Море мира или море хаоса?

Фото: Коммерсант

 

Российская Федерация, ориентированная после событий 2014 года преимущественно на Азию, а не Европу и Запад, в целом ряде случаев, похоже, в восточном полушарии cталкивается с ещё более тяжёлыми экономическими и политическими проблемами. Эти проблемы пока ещё не проявились для Москвы в полной мере и лежат как бы в стороне, однако тенденции их негативного развития вполне очевидны.

Ситуация вокруг Корейского полуострова и ядерной программы КНДР является в большой Азии далеко не единственной, просто сейчас она у всех на слуху. Достаточно, например, взглянуть ниже по карте, на Юго-Восточную Азию и конкретно на Южно-Китайское море (ЮКМ), где в узком "солнечном" сплетении сошлась значительная часть всех азиатских транспортно-сырьевых маршрутов. Чтобы понять, что взрыв накопившихся территориальных проблем в этом месте, в силу их нерешённости, может отразиться на военно-политической стабильности всего мира, а не только восточного полушария.

Россия имеет здесь двух ключевых, стратегических партнёров, – Китай и Вьетнам, отношения с которыми носят важный и всеобъемлющий характер. Не говоря уже о таких, и тоже партнёрских, странах как Филиппины, с которыми не так давно отношения пошли резко в гору, Таиланд, Малайзия, а также Бруней.

Все эти страны не могут достичь устраивающего всех раздела сотен островов и скал, расположенных в ЮКМ. В свою очередь, Китай считает, что все вопросы окончательно решены и проблема снята, подкрепляя эти слова усилением инфраструктуры островов, строя здесь свои объекты и базы. В то время как остальные пять стран напрягаются всё сильнее, апеллируя в различные инстанции, вплоть до Международного арбитражного суда в Гааге. Решение этого суда, открывающего путь снятия проблемы, Китай не признаёт, продолжая усиливать собственную инфраструктуру в зоне конфликта, включая военную составляющую.

Россия не может остаться в стороне от проблемы ЮКМ, так как рано или поздно нерешённая "проблема шести" начнёт прямым образом влиять и на её собственные интересы. И, собственно, это уже начинается. Широко известен стал недавний инцидент с бурением дочерней компанией "Роснефти" вьетнамского шельфа, который, по мнению официального Пекина, входит в китайскую административную зону. Москва ответила на это заявление в том смысле, что документы и лицензии на проведение работ, как ей известно, находятся в полном порядке. Однако после этого инцидента стало ясно, что территориальная проблема ЮКМ стала обретать новые, угрожающие масштабы и новое качество.

О состоянии и развитии проблемы ЮКМ мы не раз говорили в последнее время на своих экспертных заседаниях, с участием ведущих российских вьетнамоведов и специалистов по Юго-Восточной Азии, заранее предлагая свои рекомендации, так как было ясно, что сам по себе конфликт исчерпан быть не может, он не утонет и не исчезнет.

Необходимо подчеркнуть, что у России имеется по этому поводу неизменная официальная позиция, из которой следует, что Москва призывает стороны строго придерживаться основополагающих принципов Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., включая принцип неприменения силы и решения проблемы мирным путём. Но, как мы видим, вьетнамский проект "Роснефти" эта позиция уже не спасла.

Чтобы понять, в какую стратегическую "вилку" попадает здесь Россия, можно посмотреть на схожий пример: стратегические российско-азербайджанские и стратегические российско-армянские отношения, отягощённые конфликтом в Карабахе. Москва по определению не может встать ни на ту, ни на другую сторону, строя свои заявления по аналогичной схеме – приверженность мирным принципам и международному праву, решение конфликта методом дипломатии и переговоров.

Вот только азиатская проблема во много раз сложнее карабахской и по своему масштабу, и по возможным трагическим последствиям. Разумеется, между Китаем и Вьетнамом нет никакой войны и, к счастью, нет жертв, как в Карабахе, и обе страны не считают друг друга врагами – тем более с учётом масштабного вьетнамо-китайского товарооборота. Но эта идиллия может быть разрушена в любой момент.

Вьетнамская сторона всё более чётко формулирует свои претензии, связанные с обеспокоенностью по поводу милитаризации ЮКМ, ухудшения экологической обстановки, нарушения принципов международного и морского права, появления новых ракет и баз и т.д. И опосредованно адресует их Москве, так как обращаться ей больше не к кому – не к Вашингтону же, в самом деле, который всегда готов стать решающей стороной в таких темах.

Вьетнам и страны региона настаивают также на исполнении решения арбитражного суда в Гааге. Кроме того, необходимо задействовать переговорный процесс непосредственно в зоне ЮКМ. Таким образом, выход есть, и лежит он в региональной плоскости, когда расположенные здесь страны, в том числе в формате Китай-АСЕАН, сами, на месте, обсудят и решат свои проблемы. Но только для этого их надо решать, а не откладывать в сторону, так как в противном случае Южно-Китайское море может взорвать, "затопить" весь мир, с учётом негативного развития глобальной обстановки в целом.

Только чёткой собственной позицией Россия – как глобальная держава и опытный посредник, получившая в последнее время новый вес в мире, в том числе в рамках сирийского урегулирования – может содействовать торможению негативных тенденций в регионе. В противном случае, пострадают, в той или иной степени, все с таким трудом выстроенные здесь объединения с её участием: АТЭС, АСЕАН и др.

Китай и страны АСЕАН могут подписать совместный документ, кодекс поведения сторон на основе международного права, который может стать большим успехом мирного процесса, отправной точкой для отсчёта компромиссов, а также образцом решения сложных многосторонних вопросов – и даже, по большому счёту, мировой политической сенсацией.

В противном случае потенциальное место России в урегулировании конфликта в ЮКМ займёт кто-то другой. И кто это может быть, мы уже знаем, тем более с учётом стремительно ухудшающихся американо-китайских отношений. Если не будет найдена приемлемая формула укрепления стабильности в этом тёплом море, оно может резко "похолодать", став морем хаоса, а не морем мира.

 

Григорий Трофимчук – председатель Экспертного Совета Фонда поддержки научных исследований "Мастерская евразийских идей", специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...