Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Все новые губернаторы находятся под присмотром крупных ФПГ

Москва, 15.02.2020, 19:14

Назначение нового врио Калужской области – в тренде новой путинской региональной политики, подчеркнул Илья Гращенков

Владимир Путин и Владислав Шапша. Фото: Пресс-служба Кремля

Назначение Владислава Шапши врио губернатора Калужской области – это уже тренд, ранее Владимир Путин назначил «местного» справедливоросса Олега Николаева в Чувашскую Республику и местного яблочника Дмитрия Махонина в Пермский край. Правда, все новые губернаторы так или иначе находятся под присмотром крупных ФПГ, имеющих своих выходы на Кремль, в случае Перми – это ФАС (и стоящая за ней группа «системных либералов»), а в случае Чувашии – это «банковская» группа Федорова-Аксакова. В Калужской области, ставленник «Росатома» (Шапша мэр Обнинска, а это «ядерный» город прямого подчинения) теснит группу экс-губернатора, связанного с холдингом «Ташир» (Фора-банк) Самвела Карапетяна (в рейтинге «200 богатейших бизнесменов России» российской версии журнала Forbes по состоянию на апрель 2019 года занимает 29-е место). Кроме того, Калужская область – центр интересов РПЦ, там находится Оптина Пустынь, где проживают несколько очень влиятельных святых старцев, а также Пафнутьев монастырь в Боровске (к тому же являющийся столицей старообрядцев).

У нового врио губернатора есть ряд безусловных приоритетов, но вместе с тем – накопившихся проблем и нерешенных вопросов от старой власти. Рейтинг Артамонова до последнего держался на хорошем уровне, его работу одобряли около 40% жителей, хотя и рос запрос на сменяемость власти. С Артамоновым многие связывали стабильность в регионе, теперь Шапше предстоит перехватить эти чаяния. Президент Владимир Путин также высказывался о высоких показателях развития Калужской области, однако после 2017 года показатели стали падать. Стратегия промышленного производства и «экономическое чудо» в Калужской области, в последние годы обеспечивающее высокий рейтинг губернатору, в итоге стала объектом критики и негативным фактором.  Привлечение заводов вроде Volkswagen и Samsung, а по сути – простая «отверточная сборка», не дала развития смежным производствам, а освобожденные от налогов иностранные предприятия опустошили бюджет, что в целом говорит о «колониальном подходе» со стороны иностранных инвесторов.

Продажа земли иностранным предприятиям, а также строительство инфраструктуры за счет средств регионального бюджета сформировало крупный долг, выплата процентов по которому почти равно годовому доходу. Политика индустриальной революции по Артамонову вызвала дисбаланс развития муниципальных районов, в итоге Калужская область – это промышленно развитый север (Обнинск, Боровский район) и сельскохозяйственный юг – вплоть до Козельска. 70% привлеченных в область инвестиций – это индустриальные парки, сконцентрированы вокруг Новой Москвы. Это привело к маятниковой миграции квалифицированной рабочей силы в столицу и наоборот – прирост неквалифицированной рабочей силы, рост этнической напряженности, за счет масштабного переселения тысяч гастарбайтеров в Боровский район.

После отставки Артамонова среди губернаторов почти не осталось представителей «старой школы» – экспертПро экс-главу Калужской области можно много и долго говорить, но у него всегда была уникальная команда, отметил Дмитрий Фетисов

Наряду с промышленным спадом, бюджет Калужской области может уменьшиться. К тому же регионы-доноры оказываются в невыгодном положении при получении средств из федерального бюджета. Отрицательная динамика бюджета – мощный удар по имиджу Калужской области и его руководства. Теперь Шапше предстоит выправлять эту ситуацию.

Длительная несменяемость власти привела к усталости населения, так что новый врио получит бонус на своей новизне. Однако есть и ряд проблем, доставшихся в наследство от Артамонова, например – слабая поддержка деятельности органов исполнительной власти (зарплаты чиновников лишь в 1,5 раза превышают зарплату граждан), что вело к развитию коррупции в администрациях. Низкое качество здравоохранения, проблемы с миграционной политикой, а также общие инфраструктурные проблемы.

В целом можно прогнозировать довольно тихую избирательную кампанию. Однако губернаторские кампании последних лет выявили ряд проблем. Например, в случае участия в ней оппозиции. ЛДПР и КПРФ могут развернуть масштабную федеральную кампанию накануне выборов в Госдуму.

Поэтому губернаторская кампания должна включать в себя: механизмы снятия социальной напряженности, повышения ответственности руководителей на местном уровне, обеспечение политической конкуренции и сменяемости власти, развитие инициативности граждан и повышение явки. При этом лично врио губернатора должен зафиксировать свою собственную стратегию, согласованную и утвержденную с федеральным центром. Среди которых - механизмы вовлечения во власть новой команды Шапшы, обозначение реальных проблем и путей их решения, взаимодействие с федеральным центрам по ключевым повесткам (на фоне федеральных избирательных кампаний).

В связи с возможным участием оппозиции повышается риск информационной и политической атаки на ЕР и ОНФ. Федеральная поддержка оппозиционных кандидатов в федеральных СМИ, рост скандального информационного фона, инициация антикоррупционных расследований против чиновников администрации Артамонова и как следствие – митинги и прочие публичные акции.

Все это происходит на фоне падения рейтинга «Единой России», хотя в Калужской области он держится на высокой отметке – около 40%. Однако в 2020 году прогнозируется падение рейтинга партии власти. С развитием числа экономических трудностей, связанных с санкциями, популярность власти падает. Поэтому стратегия прошлых избирательных кампаний, прошедших под лозунгом «доверие к Единой России — доверие к губернатору» может быть пересмотрена. В целом ресурс «Единой России» снижался вплоть до 2012 года (с 61,65% в 2007 г. до 40,42% в 2011 г.), потом кратковременно вырос до 50% и вновь упал до 39-40% в начале 2020 года.

 

Илья Гращенков – генеральный директор Центра развития региональной политики, специально для ИА «Реалист»

Çàãðóçêà...