Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Афера правительства России: кому выгодны крабовые аукционы

Мурманск, 25.10.2019, 13:46

Браконьерский билет на лов краба оценен в 142 млрд рублей, напоминает Вячеслав Зиланов

Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

 

Инициаторы «крабовых аукционов в воде», а ими являются Минсельхоз, Росрыболовство, ФАС, президентская и правительственная администрации могут праздновать большую победу. Продавив через Государственную думу и Совет Федерации, при активной поддержке фракции «Единой России» и примкнувшей к ней фракции КПРФ, соответствующую поправку в ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биоресурсов», которую ввел в действие президент РФ Владимир Путин, подписав 1 мая 2019 года ФЗ №86, инициаторы осуществили все-таки крабовые аукционные торги.

Напомню, не краба, как товара, выловленного и обработанного, а того краба, который находится в воде, да еще и отнятого у традиционных его промысловиков. Потрясающая мировая афера! Достойны занесения в книгу рекордов Гиннеса. Ведь ни в одном государстве мира, а это США, Япония, Норвегия, Канада и ряд других, где существует крабовый промысел, до такой «новации» и додуматься не сумели. Теперь Россия, утрачивая «балетное первенство», становимся по «крабовым аукционам в воде» впереди планеты всей!

В качестве главного обоснования введения «крабовых аукционов в воде» его инициаторами выдвигалось создание конкурентной среды в этом виде промысла, чтобы появились «новые игроки». Не меньшее значение придавалось получению «на халяву» дополнительных денежных средств, так всегда не хватающих правительству Дмитрия Медведева, в бюджет страны.

Против «крабовых аукционов в воде» выступили все союзы, ассоциации, объединения рыбаков и все губернаторы приморских регионов страны. Свою точку зрения они мотивировали следующим: во-первых, «исторический принцип» наделения пользователей долями-квотами оправдал себя на практике и он должен быть сохранен; во-вторых, проводимые в прошлом «аукционы в воде» привели к росту браконьерства, теневой экономики и подрыву запасов; в-третьих, отнятие у традиционных пользователей 50% квот и выставление их на аукцион вызовет передел крабового ресурса и как следствие к банкротству малы и средних компаний, к социальной напряженности в приморских регионах; в-четвертых, снизится поступления в местные бюджеты финансовых средств от крабового промысла.

Однако все это не было услышано федеральной властью. Полагаю, по причине «далекости» от ушей президента Путина, в отличие от таких известных инициаторов «крабовых аукционов в воде», как Артемьев, Патрушев, Шестаков и компаний, заинтересованных в переделе крабовых и других водных биоресурсов. Среди последних лидирует «Российская рыболовная компания», принадлежащая Глебу Франку и другим известным фамилиям.

Итог операции «крабовые аукционы в воде» таков. Постучав аукционным молоточком в течение 7 дней (7 по 15 октября 2019 года) на электронной площадке АО «Русский аукционный дом», государство получило «на халяву» 142,36 млрд рублей за около 40 тыс. тонн краба, отнятого у традиционных рыбаков, который находится в воде и еще не выловлен. Промысел его будет разрешен с 1 января 2020 года в Охотском и Баренцевом морях теми победителями этих торгов, которые оплатят их аукционную стоимость. И в довесок возьмут на себя ещё и инвестиционное обязательства по строительству специализированных новых краболовных судов на российских верфях.

В мировой практике, как правило, не строят специализированных судов для лова крабов. Слишком накладно для частника-краболова. Да и сама техника лова, первичная переработка краба позволяет использовать для этих целей корпуса различных рыбопромысловых, транспортных судов, дооборудовав их для этого вида промысла. Так рациональнее и дешевле. Что же касается строительства нового, специального для лова краба судна то, как выразился в беседе со мной один из зарубежных предпринимателей, занимающейся крабовым промыслом «…зачем мне золотое судно - краболов, достаточно иметь обычный, экономически оправдывающий себя». Трудно с этим не согласиться. Но и здесь «профессионалы – любители рыбохозяйственного комплекса» России все же продавили обязательство по строительству новых крабовых судов теми, кто выиграл аукционы.

Что касается основной цели «крабовых аукционов в воде», заявленных его инициаторами как «повышение конкуренции и появления новых игроков» в этом виде промысла, то она с треском провалилась. Практически «новых игроков» не появилось. Правда, в порядке исключения появилась одна новая компания на Дальнем Востоке под наименованием «ТРК».

Главным же бенефициантом «крабовых аукционов в воде» стали компании, подконтрольные Глебу Франку, которые «сумели» увеличить свою квоту в морях Дальнего Востока с 2,5 тыс. тонн до 13 тыс. тонн. Причем все это приобретено по первоначально выставленной цене. Есть о чем подумать. Как это возможно? Один вывод невольно возникает: а ни для этой ли цели осуществлены «крабовые аукционы в воде», чтобы сконцентрировать крабовый промысел, по крайне мере на Дальнем Востоке, в одних руках – руках Глеба Франка? Результаты аукционов это скорее подтверждают, чем опровергают.

Как уже упоминалось в ходе «крабовых аукционов» государство получило «на халяву, выдавило» от рыбопромышленников тех, кто участвовал в этой афере, 142,36 млрд рублей. Эта сумма, по экспертной оценке включает в себя около 15-20% собственных средств компаний и не менее 80-85% заемных банковских кредитов, которые надо возвращать с процентами. Таким образом «отбить» эти аукционные затраты, обеспечивающих заемные средства и затраты на строительство новых краболовных судов при ведении промысла в пределах выделяемых квот, потребуется не менее 12-13 лет. Весьма рискованная затея, да еще и с учетом неустойчивости запасов краба.

А как можно за меньший период оправдать эти колоссальные затраты? И здесь нам поможет знаменитое высказывание одного из инициаторов рыбных аукционов Германа Грефа, сделанное в бытность его главой Минэкономразвития России: «Безусловно, билет, купленный на вылов рыбы, (и краба - В.З.) является своего рода разрешительным билетом для того, чтобы осуществлять браконьерство». Не меньше и не больше. Получается, государство посредством «крабовых аукционов в воде», получив на «халяву» 142,36 млрд рублей, выдало за эту сумму разрешения на браконьерский лов краба, который ведет, как показал опыт прошлых лет, к подрыву его запасов. И с этим явлением мы столкнемся уже в ближайшие годы.

Что же дальше ожидать российским рыбопромышленникам от правительства Медведева и инициаторов «крабовых аукционов в воде»? Полагаю, воодушевленные полученной суммой, они пойдут через некоторое время на проведение «крабовых аукционов в воде» на оставшиеся пока у традиционных пользователей 50% объема квот. А далее на очереди - «рыбные аукционы в воде» и прежде всего лососевые Дальнего Востока: треска, пикша, сельдь, палтус на Северном бассейне… В результате будут подорваны их запасы, а розничные цены на рыбу, которые и так высоки, взлетят до заоблачных, что вызовет неминуемые протесты населения. Остановит ли эта перспектива вакханалию непрофессионалов в рыбной отрасли России?

 

Вячеслав Зиланов - заслуженный работник рыбного хозяйства России, почетный гражданин Мурманской области, специально для ИА «Реалист»

Çàãðóçêà...