Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Как сохранить РПЦ: уроки 1917 года не усвоены, Церкви угрожает раскол

Москва, 05.05.2020, 11:54

Вера в святость церковных таинств и их свершителей (священников и епископов) оказалась под беспрецедентным ударом, считает религиовед Севак Мирабян

Фото: Сергей Власов / patriarchia.ru

Государство находится в кризисе. Все его институты испытывают сейчас давление от коронавирусного форсмажора. Не осталась в стороне и РПЦ. Неоднократно слышались мнения, что вирус обнажил многие гнойники общества и Церковь, как ее часть, также подверглась испытанию на прочность. Ее можно сравнить с плотиной под напором неразрешенных вопросов. В последние 30 лет напор, на наш взгляд, приблизился к историческому максимуму.

Попробуем отметить наиболее очевидные из них. Мы убеждены в том, что если не принять никаких мер, то РПЦ ожидает раскол и окончательная бесповоротная маргинализация. При всем этом трудно сказать наверняка, пройдена ли точка невозврата или нет?

Попы и мерседесы

Об этом не говорил разве что ленивый. Ясное дело, что скромных тружеников среди священства тоже немало, но роскошь архиерев (за исключением тех, что службу несут в условиях севера и прочее в этом роде), как представителей церкви, очевидна. Именно они на виду. Никто из высших чинов церкви, чьи лица сияют в телеке, еще не изъявил желание ездить на Лада Весте. Моральный облик архипастырей и их свиты не внушает чувство причастности к жизни простых людей, еле дотягивающих от зарплаты к зарплате.

Подобно чиновнику регионального масштаба, почти любой епископ РПЦ оторван от жизни людей. Он не ходит в магазин, не сидит в очередях в поликлинике, не ездит на общественном транспорте, как, к примеру, покойный патриарх сербский Павел или кардинал Буэнос-Айреса Хорхе Марио Бергольо - нынешний папа Франциск. И круг общения князя церкви также мало способствует реальному видению жизни: чиновники, спонсоры, банкеты, пышные службы с шеренгами лояльных попов (а попробуй возразить архиерею) и паства на 80 - 90% состоящая из женщин среднего возраста, ищущих утешения в непростой своей женской доле. Стоит также учесть, что епископом может быть только монах. В подавляющем большинстве епископы РПЦ с молоду монахи, без опыта семейной жизни и практического понимания, что такое семейный быт и отношения со всеми вытекающими. Многие из них никогда в жизни не работали и не обеспечивали себя самостоятельно.

Власть в Церкви

РПЦ МП - это организация с жесткой вертикалью власти на местах. Архиерейская диктатура в годы патриаршества Кирилла достигла своего исторического максимума. Единственный священник в лоне РПЦ МП, кто осмеливался говорить об этом явлении открыто и публично - это был отец Павел Адельгейм, и его убили. Вот что он писал в своём ЖЖ от 15 ноября 2012 года: «Подобно КПСС, РПЦ получила в России исключительные привилегии и поставила все конституционные права граждан под контроль епископа. Епископ решает какие граждане и как могут пользоваться этими правами». Иначе говоря, РПЦ на деле, а не на словах практикует средневековую феодально-крепостническую модель внутрикорпоративного этикета. Если говорить без купюр - это модель секты с жесткой вертикалью власти и с административно-финансовым и правовым культом лидера - епископа, митрополита.

Деньги в Церкви

Отдельного рассмотрения заслуживает финансовая сторона РПЦ. Тут много рек и речужек с кривым руслом и мутным дном. Существующие так называемые епархиальные взносы по сути ничто иное, как дань епископу-феодалу. На этом фоне епископат испытал холодный душ, когда митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов) отказался брать традиционные конверты, а в период самоизоляции выплатил каждому священнику епархии по 10 тысяч рублей (дело поистине неслыханное: епископ не берет, а дает священнику деньги) в качестве помощи.

Дело в том, что помимо единоличных и самовольно устанавливаемых денежных взносов в епархию (черный нал), епископу, посещающему тот или иной приход, настоятель вручал конверт с круглой суммой. Как говорил в приватном письме один из таких настоятелей: визит епископа на приход - это как приезд рок-группы. Оплатили дорогу, мероприятие, банкет и за все это ещё и конверт с круглой суммой вручили: владыченьке, хору, водителю, иподьяконам. Настоятель, который конверт не вручит, рискует потерять благоволение князя и свой приход. Во всяком случае, будет взят на заметку. Назначение нового епископа - головная боль для всех священников епархии: как опять соскребать владыке на новый Лексус? Ведь предыдущий его колега уехал и машину прихватил с собой. И так каждый раз, везде и повсюду на территории РФ.

Миссия и диалог

Патриарх Кирилл в начале своего архипастырского служения обозначил миссионерское направление церкви как ключевое и стратегически приоритетное служение. Благодаря его инициативе стали проводить обязательные просветительские беседы и встречи перед крещением. Однако все масштабные идеи и здравые амбиции остались в отчетах на бумаге, а на деле выявилось, что большинство духовенства, за небольшим исключением молодых и идейных священников, настроено негативно. Причина проста: ни священники, ни тем паче епископы не умеют и не хотят общаться с людьми серьезно и шевелить мозгами в попытке ответить на неудобные вопросы думающих людей.

Проще крестить, деньги взять и продолжать свое жреческо-бытовое удовлетворение религиозно-магических потребностей народа. В данной связи подобное положение вещей очень точно охарактеризовал в одном из своих выступлений профессор МДА Алексей Осипов: «Стопроцентное язычество при стопроцентной православной форме», которое вдобавок ещё и приносит очень неплохие деньги.

Просвещение и пастырство

Данная тема имеет 2 направления и содержит в себе внешнее и внутреннее измерения:

А) Внешняя сторона вопроса:

Уровень доступа к информации, в том числе и научных достижений, в наше время не имеет аналогов. В связи с этим люди становятся более информированными. На данном этапе система церковного и богословского образования в семинариях и духовных училищах в большинстве своем находится еще на уровне конца XIX начала XX века. Преобразования идут, но очень медленно. Думающие, критически мыслящие и честные люди видят в церковных проповедях лишь занудное морализаторство и мракобесие. Нынешняя церковная проповедь не выдерживает и малейшего критического осмысления и аргументации, как с научной точки зрения, так и с нравственно-логической.

Призывать людей верить и менять свое поведение лишь на основании того, что князь Дмитрий Донской и преподобный Сергий Радонежский - нам завещали и прочее в этом роде, звучит не убедительно. К этому добавляется куча причудливых конспирологических теорий в стиле: какой-то старец в каком-то скиту когда-то что-то напророчил. А ничего большего 90% священников путного сказать не могут, их этому в семинариях не учат. Стилистика проповеди у большинства священнослужителей - это синодально-византийская языковая вата: порой звучит высоко, красиво, но непонятно и совершенно оторвано от реальной жизни с ее проблемами и вызовами.

Б) Внутренняя сторона вопроса

Здесь вопросов, как в поле зайцев. Коснемся наиболее актуального. Главный вопрос в повестке дня - так называемое «богословие лжицы». Официальный указ Священного Синода РПЦ от 11 марта с его призывом обрабатывать дезинфицирующим раствором ложки для Св. Причастия, стал подобно взорвавшейся пороховой бочке. Мы об этом уже говорили в одной из статей. Вся проблема в том, что церковный народ впервые за 30 лет испытал настоящий шок.

Все 30 лет (а на деле ещё больше) 10 из 10 священников утверждали, что от Святого Причастия заразиться невозможно, что это Божественный огонь и благодать, и сколько бы эпидемий и болезней не было (тот же туберкулёз, герпес, оспа) ничего подобного не наблюдали. А теперь коронавирус оказался сильнее божественной благодати. Значит от Св. Причастия теперь уже можно заразиться? Тогда, что было все эти годы? Во что мы, простой народ, в простоте сердца своего, верили по слову своих пастырей?

Вера в святость церковных таинств и их свершителей - священников и епископов - оказалась под беспрецедентным ударом. Это выявило лакуну как в богословии таинств и магического их восприятия церковным народом (духовенство само поощряло такое понимание церковных таинств), так и лицемерие и двуличие церковного начальства, его недальновидность и растерянность. Нынешняя церковная, пастырская педагогика выявила всю свою несостоятельность и ущербность. И если РПЦ хочет сохранить свое лицо и не превратиться в социальный отстойник, то пора перестать спекулировать Господом Богом и прикрывать словами о благодати свое невежество и отсталость, и принести Богу «достойный плод покаяния» (Мф. 3:8).

Но пока, к сожалению, приходится констатировать, что РПЦ не способствует оздоровлению (покаянию) общества, она сама болеет теми же пороками в ещё более неприглядном виде. В данной ситуации вспоминаются слова св. апостола Павла: «Как же ты, уча другого, не учишь себя самого? Проповедуя не красть, крадешь? Говоря: «не прелюбодействуй», прелюбодействуешь?..» (Рим. 2:21). Его же коллега, св апостол Петр категорично напоминает, что суд Божий всегда начинается не с борделей, коррумпированных чиновников и наркоторговцев, а с «дома Божия» (1Петра. 4:17), с церкви.

В данной связи необходимо принять следующие меры, которые дадут толчок к оздоровлению церкви. Некоторые из этих мер еще в XIX веке призывал применить святитель Игнатий Брянчанинов. Перечислим лишь те, которые на первое время могут дать ощутимый результат:

Необходимо вернуться к Евангельскому пониманию церковного устройства и служения, это подразумевает:

1. Необходимость перенести акцент с церковных зданий, культа - на людей и их просвещение, христианское общинное устройство приходов. Способствовать принятия прихожанами ответственности за Церковь. Для этого нужно:

2. Восстановить в правах приходское собрание. Высшая власть в приходе должна принадлежать приходскому собранию во главе с избранным им священником - настоятелем, а не епископу, как это было прописано в уставе РПЦ до 2009 года.

3. Реформа богословского образования во всей РПЦ.

Львиная доля денег уходит на строительство храмов и их пышного византийского убранства. Эти средства должны быть потрачены на повышения уровня богословских знаний прихожан. Для этого нужно:

4. Повысить уровень образования среди семинаристов - будущих священников, с учётом достижений современной науки в области библеистики, археологии, религиоведения, психологии, социологии и IT технологий, с привлечением высококвалифицированных специалистов в данной области.

5. Ужесточение отбора кандидатов в священство среди семинаристов по моральным критериям, без всякого блата и прочее. Отсеивание карьеристов, властолюбцев, наемников и людей с проблемами в сексуальной ориентации.

6. Вернуть выборность духовенства: «Уничтожение касты так называемого духовного звания, как неправильности, которая вкралась сама собою, в противность правилам святых Апостолов [1227]. Восстановить древнейший обычай Церкви: Епархия да избирает для себя архиерея, а приход иерея, диакона и причетника, свидетельствуя о их благочестии» (свят. Игнатий Брянчанинов о необходимости созыва поместного собора по нынешнему состоянию РПЦ). Это во многом решит проблему епископского морального и финансово-правового произвола и безнаказанности.

7. Запрет на роскошь! В том числе и дорогие облачения и прочие украшения, личное авто и недвижимость. Это противно Евангелию и учению Христа. У епископа все должно носить служебный характер. Священники могут иметь недвижимость и авто, но в строгом соответсвии с правилом: не выделяться дороговизной имущества от своих прихожан, чтобы быть достойным примером для подражания. В противном случае карать (как епископа, так и священника) вплоть до извержения из сана.

8. Священникам и епископам назначать пенсию от Церкви и содержание после выслуги лет. А также обеспечить пожизненные ежемесячные денежные выплаты вдовам священников и их детей до достижения ими 18 лет. Для этого преобразовать так называемые бесконтрольные епархиальные взносы по единому библейскому стандарту десятины - 10% от месячного дохода с каждого прихода в фонд епархии, не считая добровольных пожертвований.

9. Вернуть принцип апостольской вариативности в богослужение: на каком языке и каким уставом и обрядом служить, епархия и приходы, с ведома архиерея, должны иметь свободу и возможность разнообразия в выборе форм осуществления культа.

10. Разработать (на основе опыта многих энтузиастов в церкви) и ввести в РПЦ обязательную длительную катехизацию и крестить строго и принципиально только тех, кто прошел соответствующую подготовку. Священников и епископов, крестивших без катехизации, за исключением особых случаев (угроза жизни, болезнь, экстремальные ситуации), предупреждать и налагать санкции, вплоть до запрета в служении и извержения из сана.

Эти меры, конечно, недостаточны для полного обновления церкви, и могут быть применены с учетом особенностей региона, культуры и быта людей. И это требует огромных ресурсов. Но сам принцип неизменен - священники и епископы должны быть примером для своих прихожан (1.Кор.4:16; 1.Фес. 1:6) во всех смыслах. Иначе, как показывает история, Бог долго терпит, да больно бьет. Уроки 1917 года, к сожалению, не были усвоены церковным священноначалием, и оно предпочло идти тем же путем, который привел Церковь к полному краху. Сумеет ли РПЦ на этот раз сохраниться, зависит от того, будут ли приняты подобные меры или нет. Остальное покажет время.

 

Севак Мирабян - шеф-редактор отдела «Религии» ИА «Реалист» 

Çàãðóçêà...