Илья Гращенков: Поддержка Путина не гарантирует губернатору от власти победу на выборах

Москва, 17.09.2018, 09:47

При сохранении вектора падения рейтинга власти, сделать политическую карьеру будет проще и дешевле с оппозицией

Владимир Путин и Андрей Тарасенко встретились на полях ВЭФ-2018 Фото: Пресс-служба Кремля

 

Коллеги справедливо замечают, что если бы Тарасенко, Орлова, Зимин и Шпорт прибегли бы к услугам опытных политтехнологов, то их участь могла бы быть иной. Да, действительно, нынешнее "командированные" Москвой группы работают по франшизе, а их главная задача – свести финансовый баланс (губернаторы хотят сэкономить, а начальство группы, на всех уровнях, заработать). Вот и приходится заниматься кампанией по остаточной схеме…

С другой стороны, провал во втором туре и "слив" в нем даже более-менее электорально привлекательного Тарасенко (все-таки новое лицо, успешный переговорщик с элитами и т.д.), зачистка поля от реально сильных кандидатов, наглядно показывает, что у провластных игроков было очень мало шансов. А я уверен, что все-таки не одним только АПМ’ом работали технологи, а ресурс все-таки задействовали и мобилизовали кого смогли. Да, можно было начать работать раньше, построить альтернативную полевую структуру, все это могло бы спасти и вытащить провальную кампанию. В конце концов, не из таких ям вытаскивали и только что черта лысого не избирали.

Так вот, раз уж Тарасенко проигрывал с разрывом в 10% то, что же будет у еще более просевших по рейтингу Шпорта и Орловой? Я уж не говорю про Зимина, который и в первом туре проиграл с существенным отрывом. Разделают под орех. И фактор здесь один, в данных регионах народ голосовал против власти как таковой, в первую очередь из-за пенсионной реформы и падения качества жизни, а уж во вторую очередь – из-за усталости от конкретных фамилий. Тарасенко – просто жертва неудачной кампании, который не смог хоть как-то переключить с себя весь федеральный негатив. Можно "нарисовать" победу Тарасенко. Но это тушение пожара бензином. 

Еще один фактор. Сами по себе указанные регионы всегда были протестными. ДФО – вообще самый оппозиционный округ и тут мы видим сразу два проигрыша: Хабаровск и Приморье (и фактически Якутск с проигравшим мэром от "Единой России"). Только Чукотка не удивила и Магадан "жестко" отработал высокий процент. Ну и исключение – Амурская область, где выбирали местного и популярного политика. Владимирская область и ранее возглавлялась коммунистом Виноградовым, так что это такой "красный пояс" Москвы (вот в Орловской коммунист и набрал >80%). Но убрав коммуниста Шевченко Орлова автоматически обеспечила перетекание голосов во вторую протестную силу – ЛДПР (а не убери КПРФ, могли бы "растянуть" голоса и проскочить между Сциллой и Харибдой). Ну и Хакасия, тут, как говорится, без комментариев, переназначать губернатором человека, который отправляет вас собирать ягоды в тайге и экономить на отоплении печкой – странное решение и закономерный результат. Зимин – это какое-то иррациональное решение, как интервью с Петровым и Бошировым.

Итак, если все четыре региона во втором туре покажут динамику Приморья (а объективно так и должно произойти), то опыт этой кампании подхлестнет развитие политики в регионах в следующий цикл. "А оказывается так можно было? Выбрать другого губернатора?! ", – подумают и местные политики, и сам народ, который устал от безальтернативных выборов и давно голосует лишь показателем низкой явки. И если явка вырастит, то очевидно, что мобилизованный электорат будет сплошь протестный. Да, у власти сохраняется дубинка – муниципальный фильтр, будут теперь еще жестче рубить кандидатов, как Мархаева в Бурятии. С другой стороны, может усилиться конкуренция на муниципальных выборах. Причем драйверами развития могут стать малые партии, не так жестко подконтрольные Москве.

При публикации нашего "Рейтинга губернаторов РФ" осенью прошлого года я писал, что повезло тем из них, кто успел переизбраться до 2018 года, дальше выборы станут очень тяжелыми. Вопрос, как будут реагировать на (внезапно!) обострившуюся региональную политику. Да, пока "Единая Россия" сохраняет лидирующие позиции, но очевидно, что ситуация коренным образом изменилась. Теперь ни "партия власти", ни образ Путина не гарантируют избрания даже губернатором, не говоря уж о депутатах. Очевидно, что при сохранении вектора падения рейтинга власти, сделать политическую карьеру будет проще и дешевле с оппозицией. Причем бренды КПРФ и ЛДПР в данном случае будут значить мало, просто технологические франшизы для выдвижения. Шанс вернуть себе статус парламентских есть и у более интересных проектов, таких как "Родина", "Яблоко", Партия Пенсионеров и т.д.

Так вот, как реагировать будут? По логике – либо возвращаться в русло публичной политики, либо закручивать гайки. И тут ребром встаёт вопрос, а нужны ли стране такие выборы, где власть не сможет контролировать ситуацию и выбирать нужные ей "винтики вертикали"? Ведь такие выборы, простите, просто раскачивают лодку, дестабилизируют ситуацию! Кого они там завтра выберут, а вдруг агента госдепа?! Поэтому вопрос, а нужны ли нам выборы губернаторов (в рамках борьбы с терроризмом, например), может вновь стать актуальным, как и в 2004 году. Ровно, как и вопрос, а нужны ли нам все прочие выборы, ведь их отмена сэкономит столько бюджетных средств…

 

Илья Гращенков – генеральный директор Центра развития региональной политики, специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...