Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Новый вождь, новая партия? Что ждет «Единую Россию» после Путина

Москва, 27.05.2020, 10:00

ИА «Реалист» представляет результаты III экспертного опроса на тему партийной системы России

Владимир Путин, Дмитрий Медведев и Андрей Турчак. Фото: ТАСС

В чем сильные стороны «Единой России» как политической силы? Как Вы оцениваете действия партии в период коронавируса? (по пятибалльной шкале с обоснованием). Назовите основные группы влияния внутри ЕР? Какой результат получит по стране «Единая Россия» без привлечения административного ресурса? Что ждет «Единую Россию» после ухода Путина с политической сцены? Перечислите фамилии 5 перспективных единороссов, которые могут стать фронтменами партии в ближайшем будущем? ИА «Реалист» провело опрос экспертов на тему «Новый вождь, новая партия? Что ждет «Единую Россию» после Путина».

Опрошенные ИА «Реалист» эксперты рассказали о сильных сторонах партии:

  • Способность через своих высокопоставленных членов влиять на политическую повестку. При этом партия, создаваемая сверху как инструмент влияния, имеет ограниченную возможность его применения.
  • Массовость, что позволяет довольно эффективно мобилизовывать электорат во время любых предвыборных кампаний.
  • ЕР, а не КПРФ, воспринимается, как наследник КПСС, как партия номенклатуры и бюрократии.
  • Организационные и материальные ресурсы также во много раз превосходят аналогичные ресурсы других партий.
  • «Единая Россия» – не что иное, как сконструированная путем манипуляций опора для власти. Цель этой опоры – создание видимости существования поддержки власти и администрирование прохождения законов через Госдуму.

Большинство экспертов критически высказались о действиях партии и ее руководства в период коронавируса. Партия справляется с кризисом на твердую двойку:

  • ЕР полностью выпала из повестки. При этом нужно понимать, что участие в коронавирусной повестке у российских партий, которые выполняют обслуживающую власть роль, может быть только фоновым.
  • Лучше бы ничего не делали совсем, спрятались бы в тень, чем так имитировать бурную деятельность.
  • Внутренняя борьба между Турчаком и прочими акторами, вроде Медведева, привела к тому, что все превратилось в бессмысленное бюрократическое перекладывание бумажек. Призывы раздать свои зарплаты, поездки региональных лидеров в больницы – все выглядело фарсом, неживым и бессмысленным.
  • Партия не должна была сводить свою деятельность исключительно к волонтерской. А именно это и произошло.

Эксперты сошлись во мнении, что без административного ресурса партия будет получать все меньше и меньше голосов. На честных выборах за единороссов проголосуют от 15 до 30% избирателей. Есть мнение, что без привлечения административного ресурса партия не получит ничего, поскольку ЕР – это и есть воплощение «административного ресурса». По другой версии, влияние админресурса сильно преувеличивают. Особенно оппозиционные партии, которые таким образом оправдывают свою неактивность и элементарные ошибки вроде неготовности выставлять единых кандидатов на выборах.

Участники экспертного опроса ИА «Реалист» отметили, что с уходом Путина произойдет и трансформация всей политической системы. Новый вождь начнет строить систему под себя и место «Единой России» займет другая партия. После ухода нынешнего президента «Единую Россию» ждет участь всех предыдущих партий власти в России – либо маргинализация, либо слияние/поглощение с другой, более перспективной в текущий момент политической силой.

Группы влияния в «Единой России»:

  • Основные группы влияния внутри партии сосредоточены не в самой партии, а в более высокопоставленных кабинетах – Администрация президента и руководство Госдумы, региональные элиты, частично аппарат партии.
  • До недавнего времени основные группы влияния выглядели так: Дмитрий Медведев, тройка Кириенко – Турчак – Грызлов, Вячеслав Володин. Однако сейчас Медведев решил вернуть себе ресурс партии и начал восстанавливать влияние, тем самым подчиняя себе Турчака. Поэтому роль президентской администрации теперь не совсем ясна, равно как и роль Володина, контролирующего Госдуму с «едросовским» большинством.
  • Разговор о группах влияния внутри «Единой России» – предполагает наличие влияния. Это понятие неприменимо к «Единой России». Реальной политики в России почти нет.

Что касается перспективных лидеров партии, то тут проблема в том, что «Единой России» не нужны по-настоящему яркие политики, она их съедает вместо того, чтобы использовать, а перспективные люди из партии бегут. Разговор о единороссах-новых фронтменах партии совершенно не имеет смысла, так как электоральный ресурс ЕР основан на популярности Владимира Путина.

Политтехнолог Андрей Перла:

«Партия «Единая Россия» сильна тремя вещами. Во-первых, это партия Путина. Она оттягивает на себя если не часть путинской харизмы, то во всяком случае часть лояльности граждан по отношении к президенту. Во-вторых, это «партия власти» в том же смысле – если избиратель лоялен по отношению к власти в принципе, то он воспринимает ЕР как часть «власти». В-третьих, сама власть, то есть сообщество чиновников и всякого рода элит, воспринимает ЕР как свою партию и по умолчанию должно ее поддерживать.

Оценка действий партии в период коронавируса – двойка с минусом. С двумя минусами. Единица. Лучше бы ничего не делали совсем, спрятались бы в тень, чем так имитировать бурную деятельность. Это полный провал. Никакой инициативы, даже в волонтерском движении сумели оказаться в тени всех остальных, от ОНФ до самодеятельных активистов. Об инициативе в законодательных собраниях, Государственной думе и проч. тоже речи не идет. Я бы сказал, что партия последовательно дискредитировала себя, если бы она находилась в центре внимания. Но, к счастью, для партии это не так.

О группах влияния. Ну, это сложно. Тем более что ЕР очень разная в разных регионах. Я бы выделил, не претендуя на полноту анализа, только группы, которые видны с моей «колокольни»:

  • Группа Турчака, то есть нынешний высший партийный аппарат.
  • Группа самостоятельных депутатов Госдумы, подобных Петру Толстому, то есть депутатов, имеющих вес помимо партийной принадлежности, депутатов, которые политически что-то дают партии, а не берут у нее.
  • Затем группа «старых лидеров» подобных Борису Грызлову.
  • Группа губернаторов-партийцев, вынужденных как-то приспосабливать партию к своим потребностям.

Без привлечения административного ресурса партия не получит ничего. Сам вопрос не имеет смысла – партия ЕР – это и есть воплощение «административного ресурса». Она партия власти. Но если вы имеете в виду «без значительных нарушений законов о выборах, федерального и местных», я думаю, процентов 30.

Что ждет «Единую Россию» после ухода Путина с политической сцены? Этот вопрос тоже не имеет смысла. Путин проживет как политический деятель дольше ЕР. Конечно, можно фантазировать, что это такой вариант партии Де Голля без Де Голля, голлисты... Но только фантазировать. После Путина будет очень существенное изменение политической системы. Нынешней ЕР в ней места не будет.

Что касается перспективных лидеров партии, то тут проблема в том, что «Единой России» не нужны по-настоящему яркие политики, она их съедает вместо того, чтобы использовать. Так-то у партии только в Госдуме есть, например, Евгений Примаков, Петр Толстой, Евгений Ревенко, Наталья Поклонская (это в регионы если не заглядывать, а если заглядывать, там десятки) – более чем яркие лидеры, ораторы, политики. Но все они в лучшем случае «на подхвате». Так и останется. Потому что «партия власти». Чтобы подняться в ее иерархии повыше, нужно быть потише».

Политолог Михаил Мирзоян:

«Главная сильная сторона ЕР как политической силы в том, что она по сути является правящей партией и способна через своих высокопоставленных членов влиять на политическую повестку. При этом, партия, создаваемая сверху как инструмент влияния, имеет ограниченный его уровень применения. То есть, всем понятно, что в принятии стратегических решений она не принимает участие и полностью зависима от воли высшего руководства страны. В этом ее и минус.

Действия партии в коронавирусный период оцениваю на двойку. Она полностью выпала из повестки. При этом, конечно, нужно понимать, что участие в коронавирусной повестке у российских партий, которые выполняют обслуживающую власть роль, может быть только фоновым. Но и здесь я особой активности не обнаружил.

Основные группы влияния партии сосредоточены не в самой партии, а в более высокопоставленных кабинетах. Думаю, что основные интересанты в партии можно разделить на блоки – Администрация президента и руководство Госдумы, как само собой разумеющееся, а также силы, рассчитывающие сохранить и преумножить себя в условиях новой политической реальности. Естественно, есть лица внутри партии, которые отражают интересы этих блоков. Но влияние, исходящее из президентской администрации, пока остается основополагающим.

Думаю, что без административного ресурса партия будет получать все меньше и меньше голосов избирателей. Думаю, что период этого полураспада не может быть больше электорального срока созыва законодательного органа. Если вдруг завтра состоятся выборы и ЕР останется без админресурса, то уровень ее поддержки составил бы не более 30%. А на следующих выборах она бы уже не взяла проходной барьер. При этом говорить о полном исходе говорить не стоит. Произойдет плавное перетекание ЕР в иную структуру, которая в итоге и станет новой партией власти.

Думаю, что с уходом Путина произойдет и трансформация всей политической системы. Новый вождь начнет строить систему под себя и место ЕР займет другая партия власти.

При всем уважении ко всем партийцам, надо понимать, что это все второй эшелон. Взять на себя роль фронтменов они, конечно же, могут, но ничего из этого не получится. Ярких и харизматичных фигур я пока не вижу. Все, что сейчас есть и что на виду, – обычный «партийный планктон», которому дали на время кресла и должности и право быть публичным в силу своего статуса. Такова судьба всех, кто является инструментом, а не проектом, созданным снизу в условиях открытой политической конкуренции».

Директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков:

«ЕР – партия власти и пока есть действующая власть, именно «Единая Россия» будет обеспечивать ее политическое функционирование, а значит и распределять основные блага и ресурсы, среди которых как губернаторские кресла, так и депутатские мандаты. Остальные три партии – это по сути те, кого не взяли в ЕР и они старались выстроить свои карьеры в обход этого.

При сравнительно невысоком рейтинге, официальном в 33% и неофициальном в 20-25% (и даже при антирейтинге в 40%), ЕР по-прежнему лидирует среди других партий, даже КПРФ стабильно имеет лишь рейтинг в 15-20%, т.е. пиковые значения коммунистов лишь «дно» рейтинга единоросов. Поэтому, скорее ЕР, а не КПРФ, воспринимается, как наследник КПСС, как партия номенклатуры и бюрократии.

Собственно, такое же значение ЕР до сих пор и имеет – организует власть бюрократии, узаконивает ее, формирует ту самую «вертикаль власти», которая чисто политическая, а не управленческая. Так что ЕР – основной драйвер действующей власти, не мозг, но что-то вроде мозга спинного.

Действия партии в коронакризис оцениваю на «тройку». ЕР была единственной, кто хоть как-то начал действовать в кризис, чтобы набрать политических очков, все остальные просто впали в кому. Однако внутренняя борьба, между Турчаком и прочими акторами, вроде Медведева, привели к тому, что все превратилось в бессмысленное бюрократическое перекладывание бумажек. Призывы раздать свои зарплаты, поездки региональных лидеров в больницы – все выглядело фарсом, неживым и бессмысленным. 

До недавнего времени основные группы влияния выглядели скорее так: Медведев, тройка Кириенко – Турчак – Грызлов, Володин. Однако сейчас Медведев решил вернуть себе ресурс партии и начал восстанавливать влияние, тем самым подчиняя себе Турчака, поэтому роль президентской администрации, теперь не совсем ясна, равно как и роль Володина, контролирующего Госдуму с «едросовским» большинством.

Без админресурса – даже сложно вообразить результат партии на выборах. 15-20% это и есть «костяк» голосующих за ЕР из числа бюджетников и пр., еще 10-15% – это те, кто за власть, кто с большинством. Какого-то идейного электората у ЕР почти нет, поэтому даже если предположить голосование без мобилизации актива, то на первых порах, по привычке, те же 20-25%, скорее всего, придут, особенно в регионах».

Что ждет «Единую Россию» после ухода Путина? ЕР – партия бюрократов, если номенклатура останется у власти, то с Путиным или без него, свои 15-20% они всегда смогут удержать, ну и еще столько же подбросить, так что как инструмент осуществления власти, ЕР могла бы существовать, если бы не колоссальный антирейтинг. Проще говоря, сегодня люди хотят одного – что бы именно ЕР не было, они раздражают, их ненавидят и считают той самой властью, которая не дает, сдерживает и непущает. Поэтому идут разговоры о ребрендинге, если ЕР переименовать, то почти в том же формате она сможет просуществовать еще очень долго, если говорить именно о нынешней партии, в границах ее нейминга и состава, скорее всего мы увидим ее скорый закат.

О фронтменах. Затрудняюсь ответить. Обычно фронтменами партии назначают тех, кто перспективен в своих аппаратных позициях. Таких людей много и кого из них могут бросить на «ЕР» – вопрос внутренних интриг».

Политтехнолог, директор фонда «Прикладная политология» Сергей Смирнов:

«О сильных сторонах ЕР. Во-первых, ее массовость, что позволяет довольно эффективно мобилизовывать электорат во время любых предвыборных кампаний. Понятно, что среди более, чем 2 млн членов «Единой России» немало формально числящихся в партии, но это всё равно на порядок больше, чем у любой другой российской политической партии. Во-вторых, ее организационные и материальные ресурсы также во много раз превосходят аналогичные ресурсы других партий. В-третьих, единороссам принадлежит подавляющее большинство депутатских мест как в Государственной думе, так и в региональных парламентах. То же самое можно сказать и по поводу партийной принадлежности руководителей исполнительной власти и на федеральном, и на региональном, и на муниципальном уровне. «Единая Россия» по-прежнему партия власти. И в отличие от предыдущих «партий власти» вроде «демократического выбора России» или «Нашего дома России» она удерживает эти позиции уже два десятка лет.

«Единая Россия» в силу указанных выше причин действует во время пандемии коронавируса активнее и эффективнее, чем все остальные политические партии. В этом смысле ей можно было бы поставить «четверку» или даже «пятерку с минусом» (единственный явный недочет – вполне ожидаемо вялая реакция региональных отделений на призыв Дмитрия Медведева к своим однопартийцам перечислить месячную зарплату в фонды поддержки врачей). Но с другой стороны, партия не должна сводить свою деятельность исключительно к волонтерской. А именно это и произошло. Даже в период праймериз его участники по большей степени заняты разносом продуктовых наборов, а не наполнением смыслами и продвижением своих предвыборных программ.

Влияние административного ресурса сильно преувеличивают. Особенно оппозиционные партии, которые таким образом оправдывают свою неактивность и элементарные ошибки вроде неготовности выставлять единых кандидатов на выборах. Не говоря уже о том, что оппозицию интересуют лишь депутатские мандаты Госдумы, региональных парламентов и городских дум большинства столиц регионов (да и то в основном лишь для того, чтобы получить возможность не собирать подписи на выборах в Госдуму). Оппозиция даже разучилась по-настоящему использовать ресурс протеста, например, против пенсионной реформы. Победы ее кандидатов на губернаторских выборах – это скорее поражения провластных кандидатов по самым разным причинам, начиная с их «токсичности» и заканчивая неправильно спроектированными, организованными и проведенными кампаниями. Поэтому даже в самом неудачном для «Единой России» варианте, она получит не менее 40% по спискам и при этом победит в большинстве одномандатных округов.

Что ждет «Единую Россию» после ухода Путина? Я бы не заглядывал так далеко.

О фронтменах. Все зависит от того, какую роль должны будут играть эти фронтмены. Хотя одного такого единоросса я все же готов назвать уже сейчас – Владимир Плигин. Он, конечно, уже давно не перспективный, а состоявшийся политик. В последние годы, после ухода из Государственной думы, где он возглавлял комитет по государственному строительству и конституционному законодательству. Владимир Николаевич не особо публичен, но это не лишает его ни харизматичности, ни целеустремленности, ни умения разговаривать с людьми».

Политолог Максим Жаров:

«Главная и единственная сила «Единой России» в настоящее время – это статус доминантной партии, с помощью депутатов которой действующая власть контролирует ситуацию в Госдуме и региональных парламентах. Если сейчас Кремль отнимет у ЕР статус доминантной партии, разрешив политикам-выдвиженцам ведущих элитных групп баллотироваться от других партий, «Единая Россия» по популярности у избирателя сразу же станет неотличима от партий парламентской оппозиции. Времена, когда «Единая Россия» была «партией Путина» и партией «всей власти», давно прошли.

В период эпидемии коронавируса «Единая Россия» заметно активизировалась в информационном пространстве, однако электоральный рейтинг партии либо стоит на месте, либо снижается. Поэтому эффективность деятельности ЕР в настоящее время довольно посредственная, то есть три с плюсом.

В настоящее время «Единая Россия» представляет собой сложный конгломерат представителей федеральных и региональных элит, который трудноуправляем как из Администрации президента, так и из регионов. Значительные трудности в администрировании партии в предвыборный период наблюдаются уже несколько лет подряд, что свидетельствует о кризисе «Единой России», потери ее привлекательности для правящих элит. На федеральном уровне партия с разной степенью успешности администрируется внутриполитическим блоком АП, командой Андрея Турчака и с помощью личного участия Дмитрия Медведева.

После ухода Путина от власти «Единую Россию» ждет участь всех предыдущих партий власти в России – либо маргинализация, либо слияние/поглощение с другой, более перспективной в текущий момент политической силой.

Говорить в настоящее время о единороссах-новых фронтменах партии совершенно бессмысленно, так как электоральный ресурс ЕР основан на популярности Владимира Путина. Финал предыдущей думской кампании 2016 года показал, что без личного включения Путина в кампанию единороссов и административного ресурса партия не способна получить большинство голосов избирателей».

Политолог, автор телеграм-канала «Проект Кино» – формулируя смысл» Алексей Минеев:

«Сильных сторон у «Единой России» – нет. «Единая Россия» – это не политическая сила, а манипуляторы, вводящие в заблуждение. Летом 2019 года единороссы шли в Мосгордуму самовыдвиженцами. Боялись, что принадлежность к партии им повредит. «Единая Россия» – не что иное, как сконструированная путем манипуляций опора для власти. Цель этой опоры – создание видимости существования поддержки власти и администрирование прохождения законов через Думу. Но даже законотворчеством, по сути, они не занимаются.

О действиях партии в период коронавируса. Дел ноль, мыслей – тоже ноль, и так на протяжении всех 20 лет. 18 лет тому назад Владислав Сурков в лицо им назвал единороссов в школе подготовки (партийных) кадров «прицепным вагоном», призывая «быть умными» и «активизировать мыслительный процесс». «Хоть бы какие-нибудь интересные высказывания!» – восклицал перед аудиторией Сурков. «Интеллектуальная жизнь партии – на нуле», – громил Сурков собравшихся.

Разговор о группах влияния внутри «Единой России» – предполагает наличие влияния. Это понятие неприменимо к «Единой России». Реальной политики в России – почти нет. Партии имеют весьма ограниченные возможности по реализации в жизнь собственной политики в стране. Да и собственной политики в виде четких ответов на вопрос «Что делать?» – нет. Пустые обещания.

Даже президент Владимир Путин в ноябре 2019 года призвал партию «отказаться от пустых обещаний», заявив, что «словоблуды, конъюнктурщики, приставшие к правящему статусу партии», в итоге сдадут не только ее, но и саму страну».

«Единая Россия», в качестве партии власти, обеспечивает прохождение законов на уровне администрирования. Проекты законов – спускаются, по сути, президентом. Отсюда и получается, что назначаются «свои» от власти. Например, Андрей Воробьев, сын Юрия Воробьева – заместитель Сергея Шойгу, назначается главой исполкома партии в 2005 г. Андрей Турчак, сын Анатолия Турчака, друга Путина – секретарь генерального совета партии в настоящее время.

Обсуждать «политический, партийный вес» этих администраторов-исполнителей, которые по словам Путина «словоблуды, конъюнктурщики, приставшие к правящему статусу партии», которые «в итоге сдадут не только партию, но и саму страну» – просто бессмысленно.

Без админресурса партия, вероятно, партия не преодолеет и 5% барьер. Политика власти в 2020 году привела к уже свершившемуся переосмыслению обществом отношений между обществом и действующей властью.  92% проголосовавших в опросе телеграм-канала «Проект Кино» «Двусторонняя обратная связь между обществом и властью в России – скорее наличествует или таковой скорее нет?» ответили «Скорее нет, чем есть» и только 8% ответили «Скорее наличествует. То есть власть и общество более ли менее слышат друг друга». 15 тыс. голосов, 100+ каналов участвовали в проведении голосования, опрос длился 8 дней, изменение результатов наблюдалось в 5% пунктов. Опрос завершен 24 мая.

Согласно опросу ВЦИОМ в ноябре 2019 года, большинство граждан прямо возлагают ответственность за действия всех чиновников на партию власти (69%). Значит, время собирать камни для «Единой России». Не сможет «Единая Россия» без фальсификаций преодолеть 5% барьер.

После Путина «Единая Россия» должна будет уйти в оппозицию и своей конструктивной работой доказать нужность обществу и, значит, право на свое дальнейшее существование.

Перечислите фамилии пять перспективных единороссов, которые могут стать фронтменами партии в ближайшем будущем? Я бы предложил несколько иную постановку вопроса в повестку – люстрация всех 102 членов высшего совета партии «Единая Россия». Об антинародности политики власти уже высказывались все лидеры фракций в сегодняшней Государственной думы, причем на протяжении долгих лет.

Люстрация послужила бы оценкой работы власти, по сути – самой себе. Послужила бы хорошим стимулом для обновления не только партии «Единая Россия», но и для переосмысления всей политической системы страны, и что самое главное – для консолидации общества и осознания того, что за всё происходящее в политике – есть ответственность.

Политика в России должна перестать быть театральной, а должна стать реальной. И люстрация высшего совета партии «Единая Россия» – первый и необходимый шаг на пути этой трансформации.

Ну а будущие лидеры для обновленной и уже оппозиционной партии «Единая Россия» должны проявить себя из региональных отделений».

Телеграм-канал «Мастер пера»:

«Кроме административного ресурса и связанных исключительно с этим возможностей безграничного фандрайзинга у «Единой России» образца 2020 года нет сильных сторон. Слабый лидер, слабые технологи, слабые смыслы и отсутствие реальной поддержки избирателя – с таким багажом «Единая Россия» вступает в свой, возможно, последний год существования (2021).

Действия в борьбе с коронавирусом оцениваю на один балл. Турчак провел неплохую «волонтерскую» кампанию в «Незыгаре» и «Политджойстике». Рассказал про «перехват повестки» и «генерацию смыслов». На деле же апофеозом активити ЕР стала раздача коробок с продуктами и надписью партии.

«ПоддЕРжка» поверх дешевого картона. В Ульяновске губернатор привлек к раздаче местных байкеров. Не хватало икон со Сталиным. Пандемия показала даже не дефицит эффективности, а полное отсутствие политического вкуса и идей у партии. Очевидный заметный провал Перминова. Впрочем, Перминов - это просто опытный интриган. А его сделали ответственным за имидж партии и выборы. Странное решение и провальное.

О группах влияния. Турчак и Кириенко. Володин и Неверов. Региональные кланы. У «Единой России» исчерпана собственная политическая субъектность.

Реальный результат 20-25%. Это голосование постоянной группы конформистов. И то, при условии, что Путин ­­– «рядом». Если Путин станет фронтменом другого политического проекта, то уровень поддержки опустится минимум в два раза.

«Единую Россию» ждет все, что угодно. Это пустой сосуд. Можно наполнить. Можно разбить.

О фронтменах. Александр Грибов из правительства. Антон Алиханов и Глеб Никитин. А вообще «перспективные» люди из партии бегут. Она уже токсичный агент».

Çàãðóçêà...