Сергей Водопетов: Руководители регионов становятся лишь исполнителями федеральных задач

Москва, 25.12.2017, 09:08

Региональные элиты, даже в условиях сложной экономической ситуации или внутреннего политического противостояния, неспособны сформировать повестку, альтернативную той, которую предлагает федеральная власть, отмечает эксперт

Говоря об итогах 2017 года, мне хотелось бы отметить несколько трендов, которые не только явно проявились в уходящем году, но и заложили основу для функционирования политической системы России в последующие годы.

Первый тренд – снижение роли регионов, как политических акторов. Мы стали свидетелями весеннего и осеннего "губернаторопадов". Все 11 губернаторов успешно прошли выборы. В первом туре они победили с хорошим результатом, сохранив высокий электоральный рейтинг. Можно сказать, что региональные элиты, даже в условиях сложной экономической ситуации или внутреннего политического противостояния, неспособны сформировать повестку, альтернативную той, которую предлагает федеральная власть. В том числе в виде кандидатов "варягов" для этой региональной власти. Оформился управляемый и федерально-ориентированный механизм, где региону отводится роль адаптации федеральных задач под региональный уровень.

Второй важный тренд – наличие некой альтернативной системы отношений, которая не связана с традиционной политической иерархией. Евгений Минченко характеризует сложившуюся систему как модель "Политбюро 2.0". Процесс над бывшим министром экономики Алексеем Улюкаевым только подтвердил наличие неформальных отношений внутри политической элиты.

Третий процесс – уход от термина "модернизация" и появление термина "цифровая экономика". Уже сформированы органы управления этой "цифровой экономикой". Хотя они практически не обладают независимостью и слабо интегрированы в традиционные финансовые институты и механизмы властных регуляций. При этом в начале года была презентована стратегия нового технологического развития. По сути "цифровая экономика" заменила эту стратегию.

Четвёртый тренд – полное размывание границ между спортом и политикой. Теперь действия спортсменов влияют на политику, а действия политиков – на спорт. Безусловно, отказ МОК российским атлетам в праве участвовать в Олимпиаде под национальным флагом – вершина айсберга. Под этим скрывается и отказ от поддержки олимпийских дисциплин, от неспособности спортивных федераций занимать самостоятельную позицию и поддерживать своих спортсменов. Эти факты говорят о некой системной перезагрузке спортивного движение, которое претерпит структурные изменения в 2018- 2019 гг.

Пятый тренд – снижение роли стратегии всех типов и переход на проектную деятельность. Под проектами понимаются и освоение Арктического шельфа, и строительство магистрального сообщения на азиатском направлении. Важно, что эти проекты должны соотноситься с политической целесообразностью. Например, строительство Крымского моста, которое могло затянуться на долгие годы, завершат уже к февралю-марту 2018 года. Его открытие запланировано накануне выборов президента Российской Федерации.

Шестой тренд – освоение коммуникации с молодёжью и определение молодёжи, как важного политического участника современной жизни. Власть ищет форматы общения с молодёжью, развивает новые каналы связи и создает новые молодёжные направления работы.

Седьмой тренд связан с исполнением стратегии национальной безопасности России в части "мягкой силы". В условиях недружелюбного окружения, когда отношения с Россией становятся частью международного контекста, мы нуждаемся в укреплении бренда России, который будет нацелен на формирование нового прочтения российских инициатив за рубежом и противостояние антироссийской пропаганде. Эта история сегодня неярко выражена. Думаю, что в 2018-2019 гг. работа в этом направлении позволит усилить позиции России на международной арене.

 

Сергей Водопетов – председатель комитета цифровых коммуникаций Российской ассоциации по связям с общественностью, специально для Информационного агентства "Реалист"

Çàãðóçêà...